«Счет российских потерь в Сирии идет на сотни»: интервью с бывшим наемником «Вагнера»

s4

Российские официальные лица утверждают, что наши войска не участвуют в наземной операции в Сирии. Но так ли это. Журналисты издания Skynews взяли интервью у двух бывших наемников, которые воевали в Сирии в составе ЧВК «Вагнера».

«Только небольшое число инструкторов и военных советников», — российские официальные лица не устают утверждать, что нужды в наземной операции в Сирии нет.

Эти утверждения о низкой стоимости сирийского конфликта для России могут быть подвергнуты серьезному сомнению после рассказа двух молодых людей, утверждающих, что российское участие в сирийских событиях имеет гораздо больший размах и цену, которую вряд ли захотят признать в администрации Путина.

Собеседники поведали журналистам, что для прохождения службы в Сирии они были завербованы частной военной компанией «Вагнер» и доставлены туда на борту российского военно-транспортного самолета.

s1

За сумму эквивалентную £ 3 тыс. в месяц эти люди были брошены прямо в самое пекло боев с повстанческими группировками, включая и Исламское государство.

Двое из этой группы, Дмитрий и Александр, сказали журналистам, что они счастливы лишь потому, что остались живы.

«Примерно 50 на 50», — говорит Александр (это вымышленное имя). «Те, кто туда едет из-за денег, как правило, погибают. Те же, кто едет воевать за идею, бороться против американцев, их специальных сил, имеет больше шансов выжить».

«Приблизительно 500-600 человек погибли там», — говорит Дмитрий. «Никто никогда не узнает о них… Это страшная вещь. Никто никогда не узнает».

Премьер-министр России Дмитрий Медведев предупредил в феврале, что развертывание сухопутных сил иностранных государств в Сирии может привести к началу новой мировой войны. Вероятно, по его мнению, российски наемники в их число не попадают – хотя, аналитики не слишком удивлены этому.

Военный аналитик Павел Фельгенгауэр считает, что использование наемников вполне согласуется с российской доктриной «гибридной войны».

s3

«Очевидно, что «Вагнер» существует. Такого рода «добровольцы» появляются в зонах различных конфликтов, где российская власть хочет быть представлена. Сначала Крым, затем Донбасс, а сегодня – Сирия. И все они находятся там нелегально», — добавляет он.

Частные военные компании запрещены российским законодательством, но это мало останавливает людей, запускающие подобные операции.

Известно, что ЧВК «Вагнер» руководит Николай Уткин, бывший спецназовец и сотрудник ГРУ МО РФ. Единственная его фотография несколько месяцев назад была опубликована журналистами питерской «Фонтанки».

В статье говорится, что этот человек большой поклонник эстетики и идеологии Третьего Рейха. Его позывной — это также дань любимому композитору Гитлера.

Компанией были рекрутированы сотни мужчин онлайн, рекламу она размещает на военных форумах одного популярного российского сайта.

Журналистам Skynews удалось получить запись беседы между одним из новобранцев и агентом компании «Вагнер». Вот он:

Соискатель. Я слышал, что Вагнер набирает парней. Я служил в… подразделении.

Агент. В какой физической форме вы находитесь?

Соискатель. Я могут пробежать 10 км, могу подтянуться 20 раз.

Агент. Можете ли вы пробежать 3 км за 13 минут?

Соискатель. Да, конечно. В армии я делал 11 км за 40 минут.

Агент. Есть ли у вас проблемы с законом, долги?

Соискатель. Мне нужны деньги. Я хочу купить квартиру.

Агент. У вас есть загранпаспорт?

Соискатель. Да, конечно.

Агент. Тогда приезжайте в Молькино. У вас высокие шансы быть выбранным.

Молькино – это небольшой поселок на юге России. Там расположена база армейского спецназа, часть ее была передана Вагнеру и его людям для отбора и тренировки новобранцев.

Александр, на счету которого несколько командировок в Сирию, сказал, что некоторые из новобранцев даже не умели стрелять. Также он сказал, что тренировки, которые обычно продолжаются месяц или два, очень интенсивны.

Он рассказал, что если человек не служил в армии, то его готовят с нулевого уровня. Его учат быть пехотинцем, а, по сути, делают обычное пушечное мясо. Если же новобранец служил в артиллерии, разведке или штурмовых подразделениях, то его умения «полируют». Таких людей учат управлять и пользоваться любой техникой, которая есть в наличии.

Дмитрий сказал, что новобранцев учат обращаться с натовским обмундированием и амуницией.

Вскоре оба мужчины оказались на главной российской базе на сирийском побережье.

Александр сказал, что он присоединился к отряду, который насчитывал более 500 человек.

«Нас было 564 человека, и мы были размещены на базе. У нас было две разведывательные роты, одна рота ПВО, две штурмовые группы и пехота, плюс тяжелая артиллерия, танки и так далее», — говорит он.

Дмитрий говорит, что он присоединился к отряду в 900 человек. Ранее он работал в офисе и имел скромный военный опыт.

«Мы прибыли ночью в аэропорт. Как он называется? Hmay? Hymeem? Hhmemeen? (Khmeimim). Потом нас посадили в грузовики. Если честно, я был напуган. Не хочу строить крутого, у меня не слишком хорошо получались упражнения», — говорит он.

Бойцы Вагнера обвиняли свое командование в том, что оно посылает их в самоубийственные атаки, чтобы ослабить войска повстанцев перед наступлением сирийской правительственной армии.

Александр рассказал о битве за Пальмиру, которая состоялась несколько месяцев назад.

«Во время штурма Пальмиры нас использовали в качестве пушечного мяса. Разведка первой пошла вперед, чтобы обследовать и доложить. Я знал троих из их группы – двое погибли, еще даже не добравшись до города. Из моей штурмовой роты погибло 18 человек. После нас пришли эти куры из асадовской армии и просто закончили работу, но ее большую часть сделали именно мы», — говорит Александр.

Официально число погибших в Сирии россиян так и остается 19. Бывшие бойцы Вагнера рассказали журналистам, что в Сирии погибли сотни их коллег.

s2

Они обвиняют российскую власть в том, что она скрывает эту информацию.

«Кто-нибудь говорил вам об этом? Иногда тела кремируют, а в документах пишут «пропал без вести», иногда в бумагах отмечается, что солдат убит на Донбассе, а иногда пишут — автомобильная авария или что-то подобное», — говорит Александр.

Дмитрий утверждает, что счет российских потерь в Сирии идет на сотни.

«Иногда сжигают, а иногда – нет», — говорит он. «Часто это просто дырка в земле. Многое зависит от того, как командиры относятся к погибшему бойцу», — добавляет он.

Дмитрий уже вернулся в Москву, но переживания до сих пор преследуют его. Когда он вербовался к Вагнеру, он отдал свои документы. Он отправился на тренировочную базу, чтобы отыскать их, но вместо этого оказался в полиции. Офицер недвусмысленно сказал ему, что «Вагнера никогда не существовало».

Дмитрий сказал, что он знает о еще 50 мужчинах, выживших в Сирии, которые, как и он бродят по улицам Москвы без документов.

«Меня никто не знает. Он просто выбросил меня», — говорит Дмитрий.