string(54) "https://militaryarms.ru/wp-content/themes/MilitaryArms"
Отряд 731 – Секретное Японское Подразделение по Разработке Бактериологического Оружия

Отряд 731 – секретное японское подразделение по разработке бактериологического оружия

Групповая фотография, запечатлевшая военных преступников из отряда 731.

Первая Мировая война унесла более восемнадцати миллионов жизней, однако вскоре оказалось, что крупнокалиберные орудия, пулеметы, авиабомбы и даже отравляющие газы далеко не так губительны, как крошечный вирус испанского гриппа. Спровоцированная им пандемия погубила, по разным данным, от 50 до 100 миллионов человек за каких-нибудь два года. Неудивительно, что во время короткой передышки между двумя мировыми войнами во многих странах предпринимались попытки создания биологического оружия. В Японии эти разработки велись силами так называемого «отряда 731» — специального секретного подразделения. Деятельность его сопровождалась чудовищными преступлениями и была прекращена лишь в августе 1945 года.

Первый этап формирования «отряда 731»

В 1930 году Сиро Исии, капитан Императорской японской армии, направил в военное министерство Японии предложение о начале широкомасштабных работ по созданию биологического оружия. Этот проект во многом стал результатом длительной командировки Исии, в ходе которой он побывал в ряде европейских стран, а также в США. Путешествовал будущий руководитель отряда 731 почти два года, причем особыми предметами его интереса были результаты применения отравляющих газов в ходе Первой Мировой войны, а также проводившиеся в Великобритании работы по выращиванию различных видов болезнетворных микроорганизмов.

Предложение Сиро Исии встретило полную поддержку всего руководства японского военного министерства, что довольно примечательно, поскольку в этом ведомстве тогда не было полного единства по каким-либо другим вопросам. Вскоре в Токио была создана «Исследовательская лаборатория по предотвращения эпидемий», руководителем которой назначили Исии.

Сиро Исии, создатель отряда 731. Снимок сделан в 1932 году.

Название нового учреждения не отражало основного направления его предстоящей деятельности, поскольку защита японских солдат от заражения инфекционными заболеваниями с самого начала считалась второстепенной задачей.

На протяжении первых двух лет существования лаборатории размах работ Исии оставался незначительным, однако сам он считал результаты предварительных экспериментов над животными крайне удачными и намеревался перейти к опытам на людях. Сделать это в Токио оказалось невозможно, но в 1932 году Япония оккупировала Маньчжурию, что, как полагал «исследователь», открывало перед ним самые широкие перспективы. Отныне «экспериментальной базой» могли стать как военнопленные, так и простые крестьяне, проживающие на захваченной территории. И те, и другие считались в Японии людьми второго сорта.

В итоге Сиро Исии принял решение перенести свою лабораторию на территорию Маньчжурии. Такой переезд, помимо прочего, позволял максимально приблизиться к главным целям будущей биологической войны – то есть к СССР и Китаю. Последний, впрочем, считался скорее полигоном для тестирования нового оружия.

В 1933 году сотрудники лаборатории, называвшейся теперь «отрядом Камо» (по имени небольшого японского города Камо-си) прибыли в Маньчжурию. Им предстояло выбрать место для строительства объекта, обозначенного впоследствии как «Главная база». Такое изобилие не имеющих никакого отношения к делу названий было своего рода маскировкой.

Исии быстро понял, что в Харбине, куда поначалу он приехал, обеспечить необходимый уровень секретности не удастся. Поэтому поначалу в качестве основного места дислокации отряда он выбрал небольшую деревню Бэйиньхэ. Находилась в ста километрах к югу от Харбина близ железнодорожной станции.

Развалины «крепости Чжунма», первоначального места дислокации отряда 731.

Вскоре все жители этой деревни были оттуда изгнаны, а их дома разрушены или сожжены японскими солдатами. Уцелело лишь одно здание, которое Исии сделал своим штабом. Затем на освободившемся месте развернулись интенсивные строительные работы. Исполнителями их были китайские рабочие, которых в целях секретности доставляли в Бэйиньхэ с завязанными глазами и постоянно контролировали.

В течение нескольких месяцев были возведены казармы, склады боеприпасов, бараки с тюремными камерами, столовые, крематорий, служебные и вспомогательные здания и медицинские лаборатории. Всю территорию обнесли трехметровой стеной, окруженной рвом, пересечь который можно было лишь по подъемному мосту. Кроме того, на вершине стены была натянута колючая проволока под высоким напряжением.

После завершения строительства тех рабочих, которые принимали участие в возведении особо секретных объектов (в частности, лабораторий), сразу же казнили. Готовый объект был известен в округе как «крепость Чжунма», а официально он считался лагерем для содержания преступников и «неблагонадежных лиц», задержанных японской военной полицией.

В «крепости Чжунма» могло одновременно содержаться до тысячи заключенных, однако последующее расследование показало, что средняя наполняемость составляла от 500 до 600 человек. Попадая в «отряд Камо», узник обычно погибал в течение одного месяца, что было прямым результатом «исследований», проводившихся подчиненными Сиро Исии.

Возможно, «крепость Чжунма» так и осталась бы главной базой Исии, но в августе 1934 года его постигла крупная неудача – произошел массовый побег подопытных заключенных. Один из узников, китаец, о котором известно лишь то, что его звали Ли, голыми руками убил охранника, забрал у него ключи и освободил еще сорок человек.

Вскрытие живых людей проводилось сотрудниками отряда 731 еще в «крепости Чжунма».

Беглецам повезло – из-за сильного дождя колючую проволоку замкнуло, свет в лагере погас, прожекторы на сторожевых вышках также не работали. Во время побега десять человек были застрелены охранниками, четырнадцать – схвачены и после страшных пыток убиты, но шестнадцать всё же сумели ускользнуть. В результате секрет «крепости Чжунма» раскрылся, информация о преступных экспериментах над людьми широко распространилась в Китае, однако руководство Гоминьдана по какой-то причине не заинтересовалось этими сведениями. Тем не менее, Сиро Исии решил, что оставаться в Бэйиньхэ больше нет смысла – в 1935 году «крепость Чжунму» закрыли. Незадолго до этого на территории объекта произошел взрыв, причина которого осталась невыясненной. Не исключено, что это была диверсия.

Новым местом дислокации секретного подразделения стал поселок (ныне район) Пинфань, расположенный значительно ближе к Харбину – приблизительно в 20 км от города. Стоит отметить, что о деятельности подчиненных Исии с 1935 по 1939 год почти ничего не известно. Переезд их в Пинфань происходил поэтапно, и после его завершения, когда деятельность подразделения возобновили, оно получило новое условное обозначение – «отряд Того». Еще до этого император Хирохито, один из немногих людей, полностью посвященных в секрет деятельности Сиро Исии, распорядился о том, чтобы это подразделение официально вошло в состав Квантунской армии. Наиболее известное впоследствии наименование «Маньчжурский отряд 731» возникло лишь в августе 1940 года.

Организационная структура и комплекс сооружений

Строительство новой главной базы для «Управления профилактики эпидемий и очистки воды Квантунской армии» (официальное, закрепленное в документах название отряда 731) отняло около года. На этот раз объект занял примерно 36 квадратных километров.

Часть сооружений главной базы отряда 731. Хорошо виден блок «Ро» и тюремные корпуса.

Всё это пространство, как и «крепость Чжунма», было окружено рвом и обнесено колючей проволокой под высоким напряжением. На этой территории был имелся особый аэродром, на котором постоянно базировались истребители. Они должны были сбивать любой самолет, даже японский, если он приближался к объекту.

Основной комплекс сооружений состоял из следующих зданий:

  1. Блок «Ро». Представлял собой массивное трехэтажное квадратное здание с обширным внутренним двором
  2. Тюрьма для подопытных. Представляла собой двухэтажное здание, размещенное во внутреннем дворе блока «Ро» и разделенное на два корпуса – мужской и женский.
  3. Корпус хозяйственного управления.
  4. Корпус отдела материального снабжения.
  5. «Лекционное» здание, внутри которого размещался зал для просмотра кинофильмов и столовая.
  6. Несколько учебных зданий. Они предназначались для занятий так называемых «стажеров», а также санитаров из обычных армейских частей.
  7. «Деревня Того» — жилые здания для семейных сотрудников отряда, общежитие для холостяков и синтоистский храм.
  8. Штабной корпус.

Кроме того, в распоряжение отряда 731 передали ряд зданий в самом Харбине. Располагались они близ Биньцзянского вокзала.

Организационно отряд разделялся на отделы и исследовательские группы. Значительная часть документов перед капитуляцией Японии была уничтожена, а потому исчерпывающей информации о структуре отряда не сохранилось. Тем не менее известно, что в его состав входили восемь отделов со следующими функциями:

  1. Бактериология.
  2. азработка методов и средств применения оружия.
  3. Изготовление фильтров для очистки воды.
  4. Культивирование болезнетворных микроорганизмов.
  5. Обучение персонала.
  6. Ремонт оборудования, административные вопросы и снабжение.
«Керамическая бомба», созданная для ведения биологической войны.

Различных групп, проводивших целевые исследования, в отряде было более двадцати, причем 16 из них входили в отдел бактериологии, который изучал, в частности, такие заболевания, как чума, дизентерия, холера, сибирская язва, тиф, туберкулез и сифилис. Отдельными направлениями работ были обморожения, исследования переносчиков заболеваний (обычно насекомых), фармакология и рентгенография.

Вопросами применения биологического оружия, в частности, изготовлением и испытаниями керамических бомб, распылителей и других «средств доставки» занимался главным образом 2-й отдел. «Начинку» для всего этого создавал 4-й отдел, располагавший оборудованием, позволявшим получать за несколько дней не менее 30 килограммов бактерий бубонной или легочной чумы.

Необходимо учитывать, что отряд 731 работал во взаимодействии с другими секретными подразделениями, в том числе с отрядом 516 (специализировался на создании и исследовании химического оружия), а также с отрядом 100 (занимался болезнями животных). Кроме того, Сиро Исии принял активное участие в создании нескольких «филиалов» отряда и «родственных подразделений», образовавших в итоге целую сеть лабораторий по разработке, производству и испытаниям биологического оружия. Наиболее известным из этих «филиалов» стал отряд Ei 1644, известный также как Нанкинский отряд.

Проведение бактериологических экспериментов и испытаний

Основной целью Сиро Исии было получение эффективного биологического оружия, способного поражать как армию противника, так и гражданское население. Для этого требовалось вырастить особо опасные болезнетворные бактерии. Наиболее «перспективными» из них считались возбудители чумы, холеры и сыпного тифа. В «ассортимент продукции» входили также такие заболевания, как проказа, столбняк, дизентерия и туберкулез.

Чумная блоха. В отряде 731 их выращивали миллионами.

Безопасность персонала обеспечивалась слабо, опасность заражения была довольно значительной, что ежегодно приводило к гибели нескольких десятков сотрудников.

Эксперименты над людьми, выполнявшиеся в рамках программы по созданию бактериологического оружия, осуществлялись несколькими разными способами:

  1. Заражение подопытного осуществлялось при помощи инъекции (укола) или преднамеренного занесения возбудителя заболевания в открытую рану. После этого человек помещался в одиночную камеру и за ним велось постоянное наблюдение – вплоть до смерти или выздоровления. Никакого лечения при этом не предоставлялось.
  2. Заражение выполнялось тем же методом, однако после появления первых симптомов подопытного лечили — так проверялась действенность лекарств.
  3. Инфицированного зараженного помещали не в одиночную, а в общую камеру, после чего осуществлялось наблюдение за тем, насколько быстро заразятся другие заключенные.
  4. Группу подопытных вывозили на специальный полигон, где привязывали к столбам, расположенным на расстоянии 10-15 метров друг от друга, после чего на них сбрасывали керамическую бомбу или же распыляли над ними аэрозоль, содержащий возбудители заболеваний. Иногда на полигон просто выбрасывали емкость с зараженными чумой блохами.

В некоторых случаях инъекцию делали не одному, а нескольким заключенным сразу. Считалось, что в крови у того из них, кому удастся выжить, будут находиться наиболее сильные и опасные бактерии. Извлекая их из сыворотки крови, японские медики затем повторяли эксперимент. Действуя таким образом, им удалось увеличить вирулентность чумы примерно в 60 раз.

Часть инфицированных людей подвергалась вивисекции (то есть вскрытию заживо).

Сотрудники отряда 731 после завершения вскрытия живой беременной женщины.

Целью этих операций, часто проводившихся без анестезии, в которой «экспериментаторы» особой необходимости не видели, было получение сведений о том, как развивающаяся инфекция воздействует на внутренние органы.

Помимо инъекций, использовались и другие способы заражения. В частности, для заключенных изготавливались специальные пирожки, в начинке которых содержались возбудители сыпного тифа.

Женщин, попадавших в отряд 731, использовали в основном для изучения венерических заболеваний. Заражение осуществлялось или методом инъекции, или путем принудительного полового акта с уже инфицированным заключенным. В ходе этих экспериментов изучалось также воздействие сифилиса на протекание беременности и развитие плода. Заболевание никак не лечили, стремясь проследить всё его развитие от инкубационного периода до гибели подопытной и её ребенка. В то же время некоторых женщин также подвергали вивисекции. В этом случае из плода изготавливался «учебный препарат».

Подопытные, справившиеся с болезнью, использовались для повторных экспериментов до тех пор, пока не наступала смерть. Из стен внутренней тюрьмы отряда 731 не вышел живым ни один из заключенных.

Сопутствующие программы экспериментов

Уже упомянутая процедура вскрытия заживо в отряде 731 многократно применялась в отношении здоровых людей. Целью этих операций было получение различных экспериментальных препаратов, а также обучение «стажеров», которыми были подростки в возрасте 14-17 лет, отправленные в отряд непосредственно из Японии.

Входившая в 1-й отдел группа Иосимуры занималась изучением воздействия на организм человека низких температур. Для этого руки и ноги подопытных погружали в бочку с ледяной водой, после чего их выводили на открытый воздух. Эти эксперименты проводились только в зимнее время, когда температура опускалась до -25 градусов и более.

Руки китайского крестьянина, подвергшегося эксперименту по обморожению.

Продержав заключенных некоторое время на улице, их возвращали в помещение лаборатории, где вначале проверяли, наступило обморожение, или нет. Для этого по рукам и ногам наносились удары палками. В случаях полного обморожения это приводило к немедленной травматической ампутации. То же самое происходило и при погружении конечностей в горячую воду.

Результаты этих изуверских экспериментов фиксировались на кинопленке. Поскольку она была черно-белой, группе Иосимуры был придан художник, рисовавший цветные иллюстрации. Иногда после обморожения заключенным ампутировали обмороженные конечности или пальцы, чтобы предотвратить преждевременную гибель подопытных, однако в некоторых случаях от этих операций отказывались, поскольку развитие гангрены также было особым направлением исследований.

Кроме того, заключенным переливали кровь различных животных, вводили им в вену воздух, удаляли желудок с последующим присоединением пищевода к кишечнику, тестировали на них различные отравляющие вещества, помещали в барокамеру и снижали давление воздуха до тех пор, пока у людей не вылезали глаза из орбит, подвергали длительному воздействию рентгеновских лучей – фантазии японских «исследователей» не было предела. Еще во время размещения будущего отряда 731 в «крепости Чжунма» они, в частности, проверяли, сколько дней человек сможет продержаться без воды, как скоро он погибает от голода и что будет, если тело подопытного высушить сильным потоком горячего воздуха.

Многие эксперименты не имели вообще никакого практического смысла и выглядели как проявление изощренного садизма.

Жертвы отряда 731

В период строительства главной базы «Управления профилактики эпидемий и очистки воды Квантунской армии» местному населению было сообщено, что новый объект станет обычной лесопилкой.

Сотрудники отряда 731 проводят эксперимент на открытом воздухе.

Видимо, именно поэтому несчастных людей, попавших в руки «исследователей» из отряда 731, японцы начали называть «бревнами». Сиро Исии внушал своим подчиненным, что подопытные – это не люди, они хуже любых животных, а потому с ними можно делать всё, что только придет в голову.

«Стажерам», прибывавшим из Японии на обучение, говорили, что все заключенные – это приговоренные к смертной казни преступники, не заслуживающие никакого снисхождения. В действительности же стать «бревном» мог любой житель Харбина. «Отбор» осуществляла японская жандармерия, иногда официально арестовывая людей по надуманному обвинению, а иной раз и просто похищая их с улицы. В некоторых случаях родственники или знакомые арестованных, приходя узнать об их судьбе в жандармерию, также задерживались и становились подопытными.

Похищению могли быть подвергнуты и дети, случайно замеченные сотрудниками отряда 731 где-нибудь на пути из города к базе. Так, однажды в блок «Ро» доставили мальчика девяти лет и немедленно положили его на операционный стол, после чего извлекли все внутренние органы, а затем и мозг. Разумеется, в этом случае «исследователи» прекрасно понимали, что перед ними не преступник и не вражеский солдат.

Сколько именно людей прошло через внутреннюю тюрьму отряда 731, точно неизвестно. Чаще всего говорится о трёх тысячах убитых, но скорее всего их было в несколько раз больше. Чаще всего подопытными становились китайцы – до 70% всех заключенных. Из оставшихся 30% подавляющее большинство составляли русские – жители Харбина, красноармейцы, попавшие в плен во время боев на Халхин-Голе, советские пограничники, захваченные японскими диверсантами и т.д.

Экспонат музея, размещенного в одном из уцелевших корпусов отряда 731 – скульптура, запечатлевшая убийство Марии Ивановой.

Сотрудники отряда 731 обезличивали узников, называя каждого их них по номеру, а не по имени. Из-за этого после окончания войны удалось идентифицировать лишь несколько человек. Одной из опознанных жертв была Мария Иванова, женщина в возрасте тридцати пяти лет. Её «экспериментаторы» отравили ядовитым газом (цианистым водородом) вместе с четырехлетней дочерью в специальной камере со стеклянными стенками. Вспоминая об этом спустя много лет после войны, один из сотрудников отряда 731 утверждал, что ему и его товарищам было очень жаль женщину, которая до последней секунды пыталась закрыть маленькую дочку своим телом, однако ни один из этих негодяев даже не подумал остановить «исследование».

Убийство Марии Ивановой произошло в июне 1945 года. К этому же периоду относится бунт среди заключенных, зачинщиками которого стали два русских узника. К сожалению, побег не состоялся – тюрьму блокировали, одного из зачинщиков застрелили после того, как он заявил палачам, что не станет подопытным кроликом, а остальных заключенных испуганные охранники отравили газом, закачав его через вентиляцию.

Последствия «экспериментов»

Бактерии холеры, сыпного тифа, паратифа и чумы с усиленной вирулентностью, выращенные в отряде 731, использовались против людей не только в стенах лабораторий и на специальных полигонах. В 1940 и 1941 году японская авиация разбрасывала инфицированных чумой блох над китайской провинцией Хунань, в результате чего возникло несколько крупных эпидемий, погубивших десятки тысяч людей.

Приблизительно в это же время водопровод и колодцы в Нанкине и его окрестностях были преднамеренно заражены брюшным тифом и паратифом. Известие о том, что и это привело к сильнейшей вспышке обоих заболеваний и множеству смертей, привело Сиро Исии в восторг.

Еще один эксперимент по обморожению. Жертва размещена на носилках.

Общее количество жертв биологического оружия, созданного отрядом 731 и его филиалами, по американским данным, составляет около 580 тысяч человек. 1700 из них – это заразившиеся по неосторожности японские военнослужащие.

Роспуск отряда 731 и дальнейшая судьба его сотрудников

Летом 1945 года стало ясно, что Японии не удастся избежать поражения. Понимая это, Сиро Исии стал готовить своих подчиненных к эвакуации. Тем не менее наступление советских войск, начавшееся 9 августа, оказалось настолько стремительным, что скрыться удалось не всем преступникам. К сожалению, они успели расправиться с оставшимися заключенными, но некоторые следы чудовищных злодеяний всё же сохранились.

В конце 1949 года в Хабаровске состоялся судебный процесс по делу о военных преступлениях, совершенных отрядом 731. На скамью подсудимых попали в общей сложности 12 человек – остальные «исследователи» успели бежать. К сожалению, в СССР в то время была отменена смертная казнь, и поэтому высшей мерой наказания для четырех «особо отличившихся» подсудимых стало лишение свободы сроком на 25 лет, из которых они отсидели только 7, после чего были депортированы в Японию. Несмотря на столь мягкое наказание, в США назвали процесс актом коммунистической пропаганды.

Американцы сами занимались разработками бактериологического оружия, и поэтому они предпочли сделать вид, что ни о каких преступлениях ничего не знают. Сиро Исии получил от США полную гарантию безопасности в ответ на передачу информации о результатах своих экспериментов. Впоследствии, однако, выяснилось, что в «филиалах» отряда 731 подопытными были не только китайцы и русские, но и американские солдаты, попавшие в плен. Скрыть это не удалось, и США пришлось пересмотреть свое отношение к Сиро Исии и его подчиненным.

Сотрудники отряда 731 обследуют детей, зараженных в ходе одной из эпидемий, спровоцированных «экспериментами».

На их судьбу это, впрочем, никак не повлияло – Япония вплоть до 2012 года отказывалась признавать, что отряд 731 занимался преступлениями против человечности.

К сожалению, большинство японцев и сегодня отказываются признать сам факт существования отряда 731, или же отрицают совершенные им злодеяния. Более того, источниками всех возможных преступлений периода Второй Мировой войны в «стране восходящего солнца» часто называют СССР, Китай и Корею. Подобная слепота и отсутствие раскаяния указывают на то, что трагедия может повториться.

Если у вас возникли вопросы - оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них
string(54) "https://militaryarms.ru/wp-content/themes/MilitaryArms"