string(54) "https://militaryarms.ru/wp-content/themes/MilitaryArms"
Семилетняя Война – Один из Важнейших Вооруженных Конфликтов XVIII Века. Основные Сражения, Достижения Русской Армии, Оценка Результатов Войны

Семилетняя война – один из важнейших вооруженных конфликтов XVIII века. Основные сражения, достижения русской армии, оценка результатов войны

Карта боевых действий Семилетней войны в Европе.

Современный мир трудно представить себе без Соединенных Штатов Америки и Германии, однако в середине XVIII века на политической карте не было ни одного из этих государств. Не исключено, что они так никогда и не возникли бы, или же стали совершенно иными, если бы не «Семилетняя война», вооруженный конфликт, продлившийся с 1756 по 1763 год. Сражения развернулись не только в Европе – бои происходили также в Азии и Северной Америке. Уинстон Черчилль однажды даже сказал, что именно эта война и была первой мировой, а та, что началась в 1914 году, стала второй. Такую оценку, разумеется, можно назвать явным преувеличением, однако определенная доля правды в ней всё-таки имеется. Кроме того, Семилетняя война стала одним из самых странных и противоречивых событий во всей российской истории.

Предыстория и основные причины конфликта

31 августа 1740 года на трон небольшого германского королевства Пруссия взошел Карл-Фридрих Гогенцоллерн, вошедший в историю как Фридрих II Великий. Этот человек задолго до Екатерины II стал образцом «просвещенного монарха». Сразу же после прихода к власти он полностью отменил цензуру, запретил пытки, отделил судебную власть от исполнительной и провозгласил равенство религий. В частности, он сказал, что в Пруссию могут переезжать для постоянного проживания даже мусульмане и язычники, при условии, что они станут добропорядочными и законопослушными гражданами.

Кроме того, Фридрих II много лет дружил и переписывался с Вольтером, свободно разговаривал на нескольких языках, обладал литературным талантом, покровительствовал композиторам (в том числе Баху) и сам успешно создавал музыкальные произведения (четыре симфонии и около ста сонат).

Фридрих II дает концерт на флейте во дворце Сен-Суси.

Казалось бы, при таком короле Пруссия станет самым мирным государством Европы, но если такие ожидания у кого-то и были, то они не оправдались – спустя всего несколько месяцев после своего восшествия на престол Фридрих II развязал войну против Священной Римской Империи, отправив свою армию в Силезию.

Интересно, что в сентябре 1740 года в Пруссии опубликовали философский трактат «Антимакиавелли», в котором с позиции просвещенного абсолютизма отвергались идеи, изложенные в знаменитой книге «Государь». Автором этого трактата был сам Фридрих II – и тем примечательнее то, что в своей внешней политике он с самого начала показал себя явным последователем раскритикованного им же Макиавелли.

Формальных предлогов для того, чтобы вторгнуться во владения Священной Римской Империи (а именно к ним относилась тогда Силезия) было немало, но единственной реальной причиной для агрессии являлось стремление Фридриха II к расширению территории Пруссии. Впоследствии некоторые историки называли эту страну «государством разбойничьего типа», причем далеко не безосновательно. Фридрих II открыто говорил, что понравившуюся провинцию соседнего государства при наличии достаточной военной силы нужно непременно захватывать, а благовидные предлоги для этого впоследствии придумают юристы за небольшую плату.

Вторжение в Силезию стало началом так называемой «войны за австрийское наследство, из которой Пруссия вышла вполне благополучно, сохранив за собой внушительные территориальные приобретения. Следует учитывать, что у Фридриха II при этом имелись могущественные союзники. Главным из них была Франция, которая надеялась окончательно сокрушить империю Габсбургов. В то же время наиболее сильным союзником Австрии являлась Англия. Правда, основные интересы этой страны уже тогда были сосредоточены в первую очередь в колониях, а не в Европе.

Уильям Питт-Старший. Во время Семилетней войны руководил боевыми действиями британских войск.

После окончания «войны за австрийское наследство» колониальные противоречия между Францией и Англией никуда не исчезли. Наиболее острым этот конфликт был в Северной Америке и на территории современной Индии. Соперничество продолжалось и на морских путях. В то же время императрица Мария-Терезия и её министры начали склоняться к мысли о том, что особенной пользы от союза с Англией ожидать трудно. Британцы, безусловно, обладали превосходным флотом, но их сухопутная армия особой мощью не отличалась.

В этих условиях австрийские дипломаты начали «прощупывать почву» для заключения союза с Францией. Эта держава располагала внушительной континентальной армией, что позволяло твердо рассчитывать на разгром «обнаглевшей» Пруссии объединенными силами. Как считала Мария-Терезия, перетянуть французов на свою сторону можно было путем уступки ряда австрийских владений в Италии, которые при новой войне в составе прежних союзов всё равно были бы потеряны.

Основным препятствием для «переворачивания альянсов» поначалу стала Российская империя, ставшая союзником Австрии в 1746 году. Она была связана давними союзными отношениями также и с Англией, в то время как Франция считалась враждебной страной. Добиться полного «переворачивания» этого внешнеполитического курса России австрийским дипломатам так и не удалось. Дополнительным осложнением было то, что наследником императрицы Елизаветы Петровны еще в 1742 году стал Карл Петер Ульрих фон Шлезвиг-Гольштейн-Готторп (будущий Петр III), который слыл большим поклонником Фридриха II и его политики.

Марии-Терезии, разумеется, не хотелось превращать Россию из союзника в потенциального противника. Поэтому австрийские дипломаты буквально выбивались из сил, придумывая различные комбинации, которые могли бы примирить Елизавету Петровну и канцлера Бестужева-Рюмина с Францией, но особенного успеха на этом направлении добиться так и не удалось.

Русская императрица Елизавета Петровна.

Тот факт, что Россия в конечном счете всё же выступила против Пруссии, объяснялся другими причинами. Главной из них стало стремление к урегулированию давних споров с поляками. В частности, канцлер Бестужев-Рюмин полагал, что русские войска, захватив Восточную Пруссию, передадут затем её в состав Польши в обмен на Курляндию и «округление» границы.

1 мая 1756 года между Францией и Австрией был подписан Версальский союзный договор. Для Фридриха II это стало полной неожиданностью. Он сам вот уже несколько лет вел секретные переговоры с Англией, надеясь «переманить» её на свою сторону, и это ему в конечном счете удалось – и вот теперь оказалось, что, приобретя нового союзника, он потерял прежнего, куда более ценного.

Внезапное «переворачивание альянсов» привело к тому, что Пруссия оказалась в явном численном меньшинстве. Армия Фридриха II состояла примерно из двухсот тысяч солдат, и еще 50 тысяч могло выставить ставшее теперь союзным курфюршество Ганновер. В то же время Австрия и Франция располагали армиями по 200 тысяч человек, Россия – более 330 тысяч, и это не считая вооруженных сил небольших германских княжеств, также выступивших против Пруссии.

Правда, часть французских войск могли отвлечь на себя англичане, но даже с учетом их гипотетической помощи положение Фридриха II выглядело почти безнадежным. Король решил не дожидаться вторжения на свою территорию, прибегнув к превентивному удару – в случае удачи он мог разбить вначале австрийцев, а затем повернуть армию против французов. Россию Фридрих первоначально опасным противником не считал, ошибочно полагая, что Елизавета Петровна если и будет выполнять союзный договор с империей Габсбургов, то скорее формально.

Австрийская императрица Мария-Терезия.

Таким образом, вооруженный конфликт стал неминуемым, однако формально его начал всё-таки не Фридрих II, а его новоявленный союзник: уже 17 мая 1756 года Англия официально объявила Франции войну.

Боевые действия в колониях

Великобритания в середине XVIII века уже превратилась в огромную империю, распоряжавшуюся обширными территориями на всех континентах, кроме Антарктиды. Единственной страной, которая еще могла оспорить колониальное могущество Англии, являлась Франция. Обе державы находились во враждебных отношениях вот уже несколько сот лет. Очередное обострение, переросшее вначале в отдельные стычки, а затем и в крупномасштабные боевые действия, началось в 1754 году на территории Северной Америки, вне всякой зависимости от событий, происходивших в Европе и задолго до официального объявления войны.

Инициаторами очередного конфликта стали французы, развернувшие еще в 1752 году строительство фортов в долине реки Огайо. Английское колониальное правительство выразило протест, но это ни к чему не привело, а спустя два года состоялось первое заметное сражение. Интересно, что отрядом ополчения, который выступал в нем на стороне Британии, командовал небезызвестный Джордж Вашингтон.

Первоначально успех в этой войне, которая вплоть до 1756 года оставалась необъявленной, сопутствовал Франции. Единственным «достижением» британской армии долго оставалась депортация франкоязычных колонистов из Новой Шотландии (часть атлантического побережья нынешней Канады), вследствие которой погибло несколько тысяч людей.

Следует отметить, что король Людовик XV плохо понимал значение и ценность заморских колоний. Вследствие этого французские войска в Северной Америке никогда не были сколько-нибудь многочисленными, даже с учетом привлеченных к участию в боевых действиях индейских племен.

Гравюра, изображающая один из эпизодов осады Квебека в 1759 году.

Это дало британцам возможность накопить силы и совершить перелом в войне. Ситуация заметно изменилась в пользу Англии уже в 1757 году, после того, как Уильям Питт-старший занял пост государственного секретаря (то есть министра иностранных дел).

Постепенное планомерное наступление англичан на позиции противника привело к тому, что Франция потеряла все свои североамериканские владения. Канада перешла под управление британской короны. Попытка отбить назад хотя бы Квебек, предпринятая в 1761 году, провалилась.

Боевые действия велись также в Центральной и Южной Америке, где основным противником Англии стала Испания, связанная с Францией союзными отношениями. В Южной Америке англичане каких-то значительных успехов не добились, несмотря на помощь со стороны Португалии. Все попытки атаковать с моря испанские колонии были отбиты.

В Центральной Америке наиболее значительным достижением англичан стал захват Гаваны, которая до этого считалась неприступной морской крепостью. Кроме того, британскому флоту удалось захватить целый ряд принадлежавших Франции островов в Карибском море (Доминика, Мартиника, Гренада, Гваделупа, Сент-Винсент и Сент-Люсия).

Характерной особенностью всех этих колониальных сражений являлась сравнительно небольшая численность противоборствующих армий. Так, во время штурма Квебека в составе британских войск было не более четырех тысяч солдат. При этом территории, потерянные Францией, по своей площади многократно превышали все приобретения Фридриха II-го в Европе.

То же самое можно сказать и о боевых действиях на территории Индии. Например, в решающем сражении всей кампании, битве при Вандиваше, численность французских войск составляла менее двух с половиной тысяч человек, а британских – около двух тысяч. Англичанам удалось одержать победу, и в результате они стали доминирующей силой в Индии.

Развалины форта Вандиваш, близ которого произошло одно из сражений «колониальной» части Семилетней войны.

Начальный период Семилетней войны на территории Европы

Прусская армия начала боевые действия 28 августа 1756 года, перейдя границу Саксонии. Это курфюршество считалось тогда нейтральной территорией (хотя и входило в Священную Римскую Империю). Первоначально войска Фридриха II никакого сопротивления не встретили. Уже 9 сентября они заняли Дрезден, а затем окружили саксонскую армию, находившуюся в укрепленном лагере вблизи от небольшого города Пирна.

Австрия попыталась остановить пруссаков. С этой целью в Саксонию была направлена армия под командованием фельдмаршала Броуна. В первый день октября 1756 года произошло первое крупное сражение Семилетней войны – бой у населенного пункта Лобозиц (на территории современной Чехии). Несмотря на то, что у австрийцев имелось численное преимущество, Фридрих II поначалу действовал крайне самоуверенно. Но после того, как первые кавалерийские атаки утонули в крови, прусский король посчитал, что битва проиграна и предпочел покинуть армию.

Фридрих II не был трусом, однако он всегда предпочитал переложить ответственность за поражение на кого-либо из своих подчиненных – этим и объясняется такое поведение. К вечеру до короля добрался гонец, принесший неожиданное известие: прусская армия победила, а австрийцы отступают. Поначалу Фридрих даже не поверил этому сообщению, но оно оказалось правдивым.

Внезапный успех позволил покончить с окруженной саксонской армией – уже в середине октября она капитулировала. Фридрих II, безоговорочно веря в то, что прусские капралы способны превратить в преданных ему солдат кого угодно, используя для этого обычную палку, приказал включить пленных в состав своих войск. Это, разумеется, стало грубой ошибкой.

Прусские гренадеры середины XVIII века.

Дальнейшие боевые действия были остановлены в связи с наступлением холодов – зимой тогда чаще всего не воевали. Следующее крупное сражение произошло лишь 6 мая 1757 года. «Зачинщиком» боя опять стал Фридрих II, намеревавшийся разгромить Австрию еще до того, как в войну вмешаются Франция и Россия. Для этого король направил свои войска в Богемию, рассчитывая пройти через эту провинцию и создать угрозу непосредственно для Вены.

Поначалу Фридриху II сопутствовал успех – несмотря на противодействие со стороны численно превосходящего противника, прусская армия успешно дошла до Праги и блокировала её. После захвата этого города планировалось совершить стремительный марш на Вену. Но «блицкриг XVIII века» провалился – 18 июня прусская армия потерпела тяжелое поражение близ города Колин, потеряв более 40% от своего исходного состава. Непосредственным результатом этой битвы для Фридриха II стало вынужденное отступление из Богемии, но более важным являлось то, что отныне его армию уже не считали непобедимой.

Вскоре прусскому королю пришлось почувствовать на себе все «прелести» войны на два фронта – против него выступила французская армия. Еще в апреле она разгромила войска союзников Фридриха II, захватив княжество Гессен-Кассель и курфюршество Ганновер. В августе французская армия численностью более чем в 40 тысяч человек подошла вплотную к территории Пруссии. Фридрих II вынужден был развернуть против этой угрозы свои основные силы, что позволило австрийцам получить значительное численное превосходство.

В результате Пруссия потеряла часть Силезии. В руки противника перешли крепости Бреслау и Швейдниц, а в октябре 1757 года австрийцы ворвались в Берлин. Правда, в столице Пруссии оказался всего лишь незначительный по численности «летучий отряд», который вскоре покинул город, но всё в совокупности прямо указывало на то, что войну Фридрих II проигрывает.

Один из моментов битвы при Лейтене.

В этот тяжелый момент прусскому королю удалось в полной мере продемонстрировать свой талант полководца. 5 ноября 1757 года Фридрих II разбил под Росбахом французские войска, превосходящие прусскую армию по численности более чем в два раза. Спустя месяц король нанес сокрушительное поражение австрийцам в битве при Лейтене. В этом случае численный перевес противника был еще более значительным: 90 000 против 32 000.

Одержав две блестящие победы, Фридрих II не только ликвидировал непосредственную угрозу для Пруссии, но и полностью восстановил то положение, в котором страна находилась накануне войны. Австрийцам пришлось уйти из Силезии. В то же время ситуация оставалась сложной, поскольку и сама Пруссия, потеряв немало солдат и офицеров, никаких дополнительных преимуществ не получила.

Вмешательство России

Российская империя вступила в Семилетнюю войну в мае 1757 года. Несмотря на то, что момент для начала боевых действий выглядел вполне благоприятным, первоначально как офицеры, так и солдаты русской армии испытывали определенную робость. У большинства из них не было никакого боевого опыта, а главнокомандующий Апраксин не имел военного образования.

Основной целью русской армии являлся захват Восточной Пруссии и города Кенигсберг. Первой операцией стал штурм крепости Мемель. На пути к ней русская армия и флот продемонстрировало настоящие «чудеса дезорганизации». Так, корпус, который должен был осадить крепость, «на бумаге» насчитывал 27 тысяч человек, однако 31 мая обнаружилось, что к Мемелю прибыло только 8 200 солдат и 300 офицеров.

Спустя несколько недель численность осаждающих удалось довести до 16 тысяч человек, затем прибыла тяжелая артиллерия, и 25 июня прусский гарнизон крепости (около 1 тыс. солдат) капитулировал. Блестящей победой эту осаду называть, разумеется, нельзя, но всё же успех был налицо.

Схема сражения при Гросс-Егерсдорфе.

Фридрих II большой угрозы со стороны русской армии в тот момент не видел. Он поручил защиту Восточной Пруссии фельдмаршалу Левальду, а сам выступил против французов. 19 августа 1757 года состоялось первое крупное сражение с участием русской армии – битва при Гросс-Егерсдорфе. Пруссаков было почти вдвое меньше, но атаковали именно они – Левальд посчитал, что внезапный удар по ничего не ожидавшей армии Апраксина, выдвигавшейся из своего лагеря, позволит добиться значительного успеха.

Поначалу планы прусского фельдмаршала оправдали себя – передовые части русской армии не сумели сохранить строй, многие солдаты и офицеры поддались панике. Хуже всего была полная утрата управления – Апраксин вообще никак не вмешивался в ход боя. Решающую роль в этих условиях сыграла 2-я пехотная дивизия под командованием генерала Лопухина. Её солдаты, проявив невероятную стойкость, сумели замедлить продвижение прусских войск, а затем и остановить противника.

Сам Лопухин в этом бою получил смертельное ранение и на какое-то время попал в руки пруссаков, но затем русские гренадеры отбили его. 2-я дивизия продолжала сражаться, неся тяжкие потери, несмотря на то, что ей уже никто не командовал. В этот момент в тылу у противника неожиданно оказались 4 полка под командованием Петра Румянцева. Эти войска, действуя по собственной инициативе, без каких-либо распоряжений со стороны Апраксина, скрытно совершили марш через лес и нанесли по армии Левальда сокрушительный удар, после чего пруссаки в панике бежали с поля боя.

Казалось, что после этой победы, действительно одержанной «не благодаря, а вопреки», уже ничто не помешает захвату Восточной Пруссии и Кенигсберга, но не тут-то было: Апраксин распорядился отступать. Отходили русские войска так поспешно, что это больше напоминало бегство.

Принцесса София Августа Ангальт-Цербстская.

Причины столь нелепого поведения командования русской армии до сих пор непонятны. Апраксина заподозрили в предательстве, но расследование не было завершено – фельдмаршал умер в тюрьме. Примечательно, что в перечень участников предполагаемого заговора какое-то время входила принцесса София Августа Ангальт-Цербстская – будущая императрица Екатерина II.

Командующим русской армии вместо Апраксина был назначен В.В. Фермор. Он поначалу действовал заметно более энергично. В частности, уже в начале кампании 1758 года русские войска успешно заняли большую часть Восточной Пруссии, включая Кенигсберг. Местные жители присягнули на верность императрице Елизавете, а сам город стал для Фермора главной операционной базой.

В августе 1758 года русская армия двинулась в сторону Берлина. Спустя несколько дней был осажден Кюстрин – последняя крепость на пути к столице Пруссии. В результате артиллерийского обстрела в городе начался сильнейший пожар, но гарнизон не согласился на капитуляцию. В середине месяца на выручку к осажденным пришла армия Фридриха II.

14 августа состоялось самое тяжелое сражение Семилетней войны – битва при Цорндорфе. Прусский король намеревался не просто отбросить армию Фермора, а буквально утопить её в крови. Фридрих полагал, что это напугает Елизавету Петровну, что после такого страшного урока она уже не посмеет направлять свои войска в Пруссию.

Король призвал своих солдат не брать в плен русских. Кроме того, он совершил искусный маневр, целью которого было блокирование всех путей отхода для Фермора. Но безупречный план сражения, придуманный Фридрихом II, почти сразу же провалился. Атака прусской пехоты, начавшаяся было на левом фланге, наткнулась на сильнейшее сопротивление. Более того, вскоре солдаты Фридриха побежали. Преследуя их, русские пехотинцы потеряли строй, став удобной мишенью для кавалерии противника.

Эпизод сражения при Цорндорфе.

Следует отметить, что кавалеристы, которыми командовал талантливый генерал Зейдлиц, представляли собой самую сильную часть прусской армии. Эта конница считалась лучшей во всей Европе. Хладнокровно дождавшись наиболее выгодного момента, Зейдлиц нанес удар, который, казалось, был неотразимым – ведь у русских не хватало времени для того, чтобы построиться в оборонительные каре. Любая другая армия в этом случае ударилась бы в бегство. Но русские пехотинцы ухитрились даже без строя отразить кавалерийскую атаку. Они при этом понесли тяжелые потери, но удержали позицию.

Зейдлиц был шокирован происшедшим – это просто не укладывалось в его представления о военном искусстве. Тем временем на правом фланге разворачивались не менее драматические события – там пруссаков атаковала русская кавалерия. Зейдлиц поспешил на выручку – и в этом случае его действия оказались гораздо более успешными. Пруссакам в итоге удалось не только восстановить положение, но и потеснить русских. Кавалеристы Зейдлица почти полностью разбили так называемый «обсервационный корпус» и даже захватили его казну.

Фридрих II готов был торжествовать победу, однако русская пехота не спешила покидать поле сражения. Тогда прусский король приказал своим войскам открыть противнику путь к отступлению, развернув строй почти на 90 градусов. Это ничего не изменило – русские продолжали сражаться, и вскоре управление войсками потеряли обе стороны. Битва превратилась в беспорядочную резню, в которой невозможно было определить победителя.

Побоище остановилось только в темноте. На другой день как Фермор, так и Фридрих II заявили о своей победе. Так или иначе, русская армия всё же отступила – потери оказались слишком тяжелыми для того, чтобы продолжать осаду Кюстрина.

Виллим Фермор, командующий русской армией в битве при Цорндорфе.

Прусский король с момента этого сражения стал считать Россию основной угрозой для себя, он был поражен «яростью», продемонстрированной русскими солдатами.

Французская армия в 1758 году была трижды разбита Фридрихом II-м. Несмотря на это, король всё же остался недоволен итогами кампании – сражения ослабили его армию, и перспективы выглядели довольно безрадостно. Австрийцы вели себя сравнительно пассивно, однако в октябре им всё же удалось одержать тактическую победу в битве при Хохкирхе. Свой успех они развивать не стали, предпочтя вернуться в Богемию на зимние квартиры.

Первое чудо Бранденбургского дома

Весной 1759 года командующим русской армии стал Петр Семенович Салтыков (впоследствии стал фельдмаршалом). Этот военачальник добился того, что не удалось ранее ни Апраксину, ни Фермору: он сделал действия подчиненных ему войск согласованными, повысил дисциплину и заслужил доверие со стороны солдат.

23 июля 1759 года русская армия вступила в бой с корпусом генерала Веделя (28 тысяч солдат) и легко разгромила его. В этот раз не наблюдалось ни растерянности офицеров, ни утраты управления. Можно сказать, что это сражение стало «образцовым». 3 августа к русской армии присоединился австрийский отряд под командованием Лаудона. Встреча союзников произошла во Франкфурте-на-Одере, а спустя 9 дней вблизи от этого города состоялось знаменитое Кунерсдорфское сражение.

Перед началом этой битвы русско-австрийские войска заняли очень выгодную оборонительную позицию, однако Фридрих II совершил искусный маневр и обошел своих противников с тыла. Как и во многих других сражениях, прусский король начал бой с «косой атаки», направив свои главные силы на левый фланг русской армии, где еще не были возведены полевые укрепления.

«Кунерсдорфское сражение», картина А. Коцебу.

К шести часам вечера положение русско-австрийских войск стало, как считал Фридрих II, безнадежным. Посчитав, что противника осталось только добить, король отправил реляцию о своей победе в Берлин. Но русские войска вновь проявили невероятную стойкость. Раз за разом «решающие атаки» прусской пехоты и кавалерии проваливались. Фридрих II бросил в бой все оставшиеся резервы, но и это ни к чему не привело. Салтыков приказал своим войскам перейти в контратаку, и вскоре пруссаки были опрокинуты и побежали. Разгром был довершен великолепной атакой австрийской кавалерии, после которой всякое организованное сопротивление со стороны противника прекратилось .

Убегая с поля боя, Фридрих II потерял свою шляпу, которая впоследствии стала экспонатом петербургского музея имени Суворова. Король был глубоко потрясен, ему казалось, что на этом всё кончено.

Спустя несколько дней Фридрих II с удивлением понял, что его победители не намерены наступать на Берлин и добивать Пруссию. Вместо этого Россия и Австрия обвинили друг друга в несоблюдении предвоенных соглашений и отвели армии на зимние квартиры. Эта очередная вопиющая, доходящая до абсурда нелепость впоследствии получила название «Первое чудо Бранденбургского дома». Как нетрудно догадаться, за первым чудом последовало второе.

Русские в Берлине

В 1760 году Фридриху II удалось ценой огромных усилий восстановить армию. В ней опять насчитывалось 200 тысяч солдат, однако боеспособность новых войск стала крайне низкой. Тем не менее король сумел в течение лета «отбиться» от австрийцев. Крупных сражений долгое время не происходило, но в нескольких боях пруссакам всё же сопутствовал успех. По крайней мере, Фридрих II спас свои войска от окружения – а эта угроза была вполне реальной.

Граф Захар Чернышев, командир русского корпуса, вошедшего в Берлин в 1760 году.

В октябре русские войска, действуя совместно с австрийским корпусом, осадили Берлин. Гарнизону этого города удалось отразить первый штурм, но вскоре было принято решение о капитуляции. Большая часть оборонявшихся покинула Берлин. 9 октября в прусскую столицу вошел русский отряд под командованием Тотлебена, корпус генерала Чернышева и часть австрийских войск.

Оккупация Берлина оказалась непродолжительной. Одним из самых заметных её эпизодов стало наказание «газетиров» – немецких журналистов, ранее публиковавших многочисленные статьи и карикатуры о «зверствах русских варваров». По распоряжению Чернышева, их собрали на площади и подготовили к порке, но в последний момент «помиловали», ограничившись, таким образом, публичным унижением. Журналисты пришли в себя, вернулись в редакции газет и продолжили свои прежние занятия с удвоенной энергией.

После того, как Фридрих II с главными силами двинулся к Берлину, русские войска покинули город. Узнав об этом, прусский король решил вновь занять Саксонию, ранее успешно захваченную австрийцами. Результатом этого маневра стало ожесточенное сражение при Торгау. Ценой больших потерь Фридрих II выиграл эту битву и возвратил себе значительную часть Саксонии.

Второе чудо Бранденбургского дома

В 1761 году прусский король окончательно утратил веру в победу. Резервов для пополнения армии у него уже не оставалось. Правда, Австрия и Франция тоже были истощены и не стремились к новым сражениям, но сил и ресурсов у них всё же имелось куда больше, чем у Пруссии. Не забывал Фридрих II и о русской армии, которая стала для него теперь основной угрозой. В конце года, прошедшего в мелких стычках и малозначительных маневрах, отряд под командованием Петра Румянцева захватил крепость Кольберг.

Эпизод осады крепости Кольберг.

Это значило, что теперь русские войска получили базу совсем недалеко от Берлина. Положение становилось всё более безнадежным, но тут случилось «второе чудо Бранденбургского дома».

25 декабря 1761 года русским императором стал Петр III. Новый самодержец уже давно был известен, как большой почитатель «просвещенного монарха» Фридриха II-го. Придя к власти, он незамедлительно распорядился о прекращении активных боевых действий и начале мирных переговоров с Пруссией.

Следует отметить, что раньше других держав с инициативой о завершении войны выступила Франция. Произошло это еще в 1760 году. Конгресс, на котором предполагалось заключить мирный договор, должен был состояться в Аугсбурге. Императрица Елизавета Петровна выразила принципиальное согласие на участие своего представителя в этих переговорах, но поставила четкое условие: восточная Пруссия и Кенигсберг должны были войти в состав России (с перспективой последующей передачи полякам).

Петр III, наоборот, с самого начала заявил, что никаких территориальных уступок он не требует. Пытаясь обосновать столь резкий «политический разворот», император, в частности, указывал на то, что для России Семилетняя война была «чужой» и велась в интересах других держав.

В результате 24 апреля 1762 года между Пруссией и Россией был подписан сепаратный договор о прекращении войны («Петербургский мир»). Более того, Петр III пожелал стать союзником Фридриха II и даже готов был использовать русские войска против австрийцев.

Как известно, уже в июне 1762 года императрицей стала Екатерина II. Петр III потерял трон и вскоре царя попросту убили. Одним из поводов для его свержения являлось как раз заключение мира с Пруссией. Тем не менее Екатерина не стала разрывать соглашения, заключенные её мужем.

Император Петр III.

Она предпочла занять выжидательную позицию. Это позволило Фридриху II одержать несколько побед над австрийскими войсками, в то время как Франция последовала примеру России, заключив в конце мая 1762 года мирное соглашение с Пруссией.

Поздней осенью Семилетняя война фактически закончилась. Австрия согласилась на перемирие. Последняя точка в этой истории была поставлена в феврале следующего, 1763 года, после подписания Парижского мирного договора.

Итоги и последствия войны

Несмотря на то, что Пруссии удалось чудесным образом отбиться от могущественной коалиции великих держав, Фридрих II-й, видимо, был крайне далек от эйфории. Впоследствии он не раз говорил, что его спасителем и лучшим другом стал Петр III. Разумеется, в начале войны на подобное счастье король рассчитывать не мог. Пруссия по итогам войны понесла огромные материальные и человеческие потери. Тем не менее ей удалось выстоять и со временем стать лидером для всех германских государств, своего рода «собирателем земель» и великой европейской державой.

Другими словами, Фридрих II фактически стал предшественником Бисмарка. Уже при жизни этого короля стали называть Фридрихом Великим. Тем не менее сам «старый Фриц» более уже не стремился к завоеваниям. Те немногие вооруженные конфликты, в которые была втянута Пруссия в оставшиеся годы его жизни, уже никогда не становились настолько масштабными.

Россия в результате войны не приобрела вообще ничего. Само её участие в этом конфликте оказалось бесцельным. К выигрышу можно отнести только «дружественный нейтралитет» со стороны Фридриха II, проявленный в последующие десятилетия.

Австрия вынуждена была примириться с утратой значительной части своих территорий и расширением Пруссии. Вражда между двумя этими державами продолжалась на протяжении последующих ста лет. Необходимо учитывать, что подавляющее большинство мирных жителей, погибших в результате длительных боев (около 860 тысяч), были австрийцами.

Одно из последствий Семилетней войны – «Бостонское чаепитие».

Основным «бенефициаром» Семилетней войны могла показаться Англия. Она вытеснила французов из Канады, расширила свои владения в Индии и Центральной Америке. Однако выгода оказалась иллюзорной. Дело в том, что расходы на ведение боевых действий и поддержку Пруссии настолько увеличили государственный долг Британии, что для восстановления казны пришлось прибегнуть к введению новых налоговых платежей. Один из них, так называемый «гербовый сбор», спровоцировал массовое возмущение в североамериканских колониях. Вскоре там появились антибританские организации, а спустя десять лет началась Война за независимость, в результате которой возникла новая страна – США.

Таким образом, агрессивная политика Фридриха II привела к довольно неожиданным последствиям, которые затронули не только Пруссию и Австрию, но и весь остальной мир. Но в истории России Семилетняя война, к сожалению, осталась каким-то серым пятном, несмотря на взятие Берлина и выдающийся героизм, проявленный солдатами.

Если у вас возникли вопросы - оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них
string(54) "https://militaryarms.ru/wp-content/themes/MilitaryArms"