fbpx

Гибридная война: понятие, суть, особенности и методы противодействия

Войска НАТО
Гибридная война давно закреплена в концепциях НАТО как предпочтительный вид боевых действий

Словосочетание «гибридная война» в настоящее время употребляется весьма широко, хотя достаточно чёткого определения этот термин пока так и не получил. В целом этим понятием характеризуют особый вид противоборства враждующих сторон, при котором традиционные боевые действия с участием регулярных вооружённых сил отходят на второй план, а в идеале — вообще исключаются. Действия разного рода иррегулярных вооружённых формирований, а также проводимые специальными силами операции диверсионного характера при этом практикуются весьма активно, но также не считаются основным элементом подобной войны.

Главные усилия в современных конфликтах приходятся на противоборство в информационной и экономической сферах. Во многом совокупность процессов, объединяемых в понятии «гибридной войны», перекликается с формами и методами противостояния сторон в «холодной войне» 1946-1991 годов. Но прямое сравнение здесь будет некорректным в силу значительно изменившихся исторических условий.

История зарождения термина «гибридная война»

Сам термин «гибридная война» (англ. hybrid warfare) впервые появился в публикациях англоязычных политологов с 2001 года, причём тогда это относилось к объявленной США «глобальной войне с терроризмом». Понятие «гибридной войны» стало широко употребляться в странах Запада примерно с 2005-2006 годов и в основном формулировалось как сочетание регулярных и иррегулярных форм ведения боевых действий.

В качестве наиболее распространённого примера приводились операции проиранских шиитских группировок «Хезболла» в ближневосточном конфликте. Но уже с началом 2010-х годов западные политологи всё чаще стали применять термин «гибридная война» для обозначения «угрозы», исходящей от России и Китая.

Российские политологи стали активно применять термин «гибридная война» с 2014 года, когда в связи с украинскими событиями произошло резкое обострение отношений России со странами Запада. До того времени основными терминами, которыми характеризовались враждебные действия США и НАТО по отношению к России, были «информационная война» в сочетании с различными методами дестабилизации существующей власти из арсенала как «холодной войны», так и «оранжевых революций» начала 21 века.

В итоге утвердившееся в российских публикациях толкование «гибридной войны» стало гораздо более расширительным по сравнению с принятым на Западе. Сферой противоборства в подобном конфликте полагаются все основные сферы жизнедеятельности общества, а его конечной целью — решающее влияние на определение принципов глобального мироустройства.

Майдан
Акции киевского Майдана-2014: пример успешной гибридной войны

В чём суть гибридной войны

Разница в подходах к определению «гибридной войны» в России и на Западе имеет не только «терминологическое» значение. За этим стоит прежде всего различие преобладающих концепций во взглядах на современную геополитику. В этой связи широкомасштабная информационная кампания на Западе строится на обвинении любых противников «однополярного» мира под своим доминированием (будь то Иран, Россия или КНР) в развязывании и ведении гибридной войны.

В западном представлении эти страны, будучи «отсталыми» в военно-техническом отношении от США и НАТО, неспособны на победу в прямом военном противостоянии, и потому вынуждены делать упор на «невоенные» методы воздействия на противника. При этом какого-либо внятного объяснения целям подобной войны для противников Запада попросту не даётся, а множество «эпизодов» подобных действий откровенно выдумывается. Но за счёт массирования подобной информации достигается общий пропагандистский эффект, призванный оставить в тени ведение собственных «гибридных» операций.

Такие операции оказались жизненно необходимы в деле поддержания системы «однополярного» мира под руководством элиты ведущих стран Запада. Такому миру, сложившемуся после окончания «холодной войны», не удалось утвердиться как общепризнанной основе дальнейшего развития человечества. Более того, агрессивное навязывание западных ценностей и норм общественных отношений другим странам привело к росту противодействия этим мерам и породило новые проблемы и конфликты, в которых Западу пришлось искать и проводить в жизнь новые формы поддержания своего доминирующего положения в мире.

Но сделать это исключительно военными методами оказалось попросту невозможным, что в полной мере показал провал объявленной США и НАТО войны с «международным терроризмом». Очень скоро проявилось, что заявленные в этой войне цели служат лишь прикрытием интересов западных элит в плане дальнейшего обеспечения ресурсами сложившегося «общества потребления», возможного только для привилегированного меньшинства человечества.

Современные военно-стратегические доктрины НАТО предполагают использование широкого спектра «гибридных» средств воздействия на противника без объявления официальной войны. Такая стратегия оправдывает себя прежде всего по отношению к России, поскольку в случае открытого вооружённого конфликта с ней не только вооружённые силы НАТО понесут неприемлемые потери — подобные действия неизбежно приведут к применению в таком конфликте оружия массового поражения, что будет означать тотальное уничтожение обеих противоборствующих сторон.

Что допускает стратегия гибридной войны

Принятая на Западе практическая стратегия гибридной войны в целом унаследовали арсенал методов США и других ведущих стран НАТО, использованный для продвижения интересов своих корпораций на мировой арене в с 1950-х годов. Эти методы реализовались на практике при переворотах и смещении политического руководства многих стран Азии, Африки и Латинской Америки.

В современных условиях этот арсенал пополнился новыми возможностями, которые открылись за счёт появления и широкого распространения новейших технологий, прежде всего в области электроники, информатизации, средств связи и коммуникации. Поэтому стратегия гибридной войны предполагает включение таких возможностей для решения задач с приоритетом не на «классическую» военную победу, а на разрушение политического строя противника.

Никаких моральных либо идеологических обоснований стратегия гибридной войны не содержит. В числе не только допустимых, но и признанных наиболее эффективными мероприятий в современных руководящих доктринах США и НАТО названы:

  • Применение современных технологий пропаганды и информационной обработки населения противника;
  • Создание негативного информационного поля местного правительства и существующего режима, дискредитация лидеров и актива управленцев государства;
  • Выдвижение агентов влияния из местного населения, оказание им финансовой и организационной поддержки в создании негативного образа местного правительства;
  • Организация митингов протеста, провокаций власти и массовых мероприятий, направленных на изображение политического строя в негативном свете. По возможности — организация гражданского неповиновения в большом масштабе, провокаций и массовых беспорядков;
  • Воздействие на политических лидеров страны-противника финансовыми инструментами, находящимися под контролем европейской и американской банковской системы, в том числе финансовыми и экономическими санкциями, запретом на выдачу кредитов и иного финансового обеспечения.

Все перечисленные способы ведения гибридной войны активно применялись и применяются странами Запада в отношении не только России и постсоветских государств, но и против КНР, Венесуэлы, Ирана, Сирии и других стран на протяжении длительного времени, хотя и с переменным, порой лишь частичным успехом. В качестве наиболее крупной победы такой стратегии можно указать на Украину, а в качестве самого бесспорного провала — на Беларусь.

Киберкомандование США
Киберкомандование США

Отличительные особенности гибридной войны НАТО на поле боя

Развитие информационных технологий внесло существенные коррективы в военные доктрины, планы и стратегии боевых действий НАТО. В военных подразделений стран Североатлантического альянса созданы кибервойска с функциями, не ограниченными одной лишь защитой собственных коммуникаций. Они активно занимаются шпионажем с помощью сети Интернет, а также распространением порочащих сведений и формированием нужного общественного мнения в социальных сетях.

В этой сфере натовские кибервойска могут действовать, не будучи сдержаны рамками государственных границ, что в полной мере проявилось в течение всего политического кризиса на Украине. Не далее как в сентябре 2020 года военное руководство НАТО публично признало факт атаки компьютерных сетей Ирана с целью срыва проводимых там испытаний новых ракетных вооружений.

Основные принципы и методы ведения гибридной войны НАТО на поле боя были выработаны и опробованы на практике в ходе вооружённого конфликта между Грузией и Южной Осетией в 2008 году, а позднее — восток Украины.

Боевые действия на территории других стран

Сам факт развязывания с помощью агентов влияния полномасштабных боевых действий в районе Донбасса стал следствием целенаправленной организации «зоны нестабильности» на непосредственных границах России. За счёт этого была достигнута цель оказания военного давления на Россию прямого противостояния её вооружённым силам.

Гражданские войны в странах конфликта

Концепции участия НАТО в локальных военных конфликтах предусматривают обязательное придание такому конфликту характера «гражданской войны». Причём прямое участие регулярных вооружённых сил Альянса при этом исключается, а основная роль отводится формированию военизированных подразделений из местных жителей. Специальные службы НАТО получают задачи привлечения на свою сторону экстремистских вооруженных формирований и широкого вовлечения мирных жителей как в «добровольческие отряды», так и в акции политического характера в отношении противников.

Консультанты из НАТО

Непосредственное курирование боевых действий в локальных конфликтах и гражданских войнах в странах, где развернулось прямое столкновение с противником, почти всегда сопровождается направлением на поле боя штатных «консультантов» из числа кадровых военнослужащих стран НАТО. Присутствие таких консультантов отмечено в армиях Грузии и Украины на постоянной основе, а в период вооружённых конфликтов их число заметно возрастало. Отмечены случаи прямого участия подобных инструкторов в боевых действиях.

Полное предоставление боеприпасов и обмундирования

Формирование военизированных подразделений из местных жителей для участия в локальных конфликтах и гражданских войнах в интересах стран НАТО сопровождается масштабной «военной помощью» таким силам. В состав такой «помощи» входит не только предоставление вооружения, боеприпасов и сопутствующего военного оборудования, но и обеспечение этих подразделений обмундированием, амуницией, продовольственными запасами.

Американские инструкторы и ВСУ
Американские инструкторы работают с бойцами ВСУ

Внешнеполитическая сторона гибридной войны против России

Основными целями США и стран НАТО в плане внешней политики, провозглашёнными их высокопоставленными официальными представителями, названо снижение международного влияния России. В этих целях акции гибридной войны носят разноплановый характер. К наиболее известным и важным из них можно причислить:

  • Блокирование практически всех внешнеполитических инициатив, выдвигаемых Россией на международной арене по урегулированию конфликтов в непосредственной близости от своих границ и сфер традиционного экономического присутствия;
  • Активное применение «право вето» для препятствования конструктивным решениям конфликтных ситуаций в Совете Безопасности ООН;
  • Представление России в официальных внешнеполитических заявлениях и документах как агрессора и нарушителя международного законодательства;
  • Информационная атака на любые шаги по взаимодействию России с другими странами в военной сфере, предоставлении кредитов, строительстве инфраструктуры;
  • Препятствование экономическим интересам России, значимым проектам по сотрудничеству с другими странами, вытеснение российских компаний с рынка под предлогами «ущерба безопасности».

Кроме того, по линии высшего политического руководства стран Запада ведётся активная борьба с влиянием российских средств массовой информации, выраженная в запрещении вещания и ограничении распространения аудитории агентств RT и «Спутник». К акциям гибридной войны против международного авторитета России следует причислить и кампанию по отлучению российских спортсменов от участия в олимпиадах без предъявления весомых доказательств их вины.

Военное состояние конфликта на Донбассе (Украина)

Свержение законной власти Украине в 2014 году, после чего к власти пришли проамериканские силы, враждебные по отношению к России, считается одним из самых успешных случаев реализации гибридной войны со стороны США и НАТО. Несмотря на ухудшение экономических показателей Украины от разрыва с Россией и падение уровня жизни населения антироссийская направленность политического курса украинской власти сохраняется.

Средства массовой информации стран НАТО в полной мере поддерживают курс украинского правительства в любых конфликтах с Россией, включая провокационные действия войск и флота Украины. Действия непризнанных республик Донбасса и России в украинском конфликте неизменно преподносятся в западных СМИ в негативном свете.

Поставки вооружения и обмундирования как для Вооружённых сил Украины (ВСУ), так и для различных «добровольческих» военизированных формирований на украинской стороне в зоне конфликта в Донбассе даже не скрывают общей антироссийской направленности этих действий. Со стороны Украины и стран НАТО всячески тормозится процесс разведения конфликтующих сторон.

На протяжении всей осени 2020 года ведутся интенсивные обстрелы территории ЛНР и ДНР, призванные ослабить вооружённые силы этих республик. Но основной расчёт в сохранении острой ситуации вокруг Донбасса сделан на втягивание в прямое противостояние вооружённых сил России.

В обеспечение информационного массива, создаваемого для постоянного воздействия на население стран Запада, постоянно муссируются разнообразные «сценарии военного конфликта» Украины с Россией, с помощью чего западное общественное мнение приучают к мысли о «российской агрессивности».

Британский специалист на поле боя гибридной войны
Британский специалист на поле боя гибридной войны

Основное место сражения во время гибридной войны

Современная гибридная война по своему характеру не предусматривает открытого применения вооружённых сил. Местом ведения гибридных войн может служить не только территория стран-противников, но и любых государств, находящихся в орбите их интересов, даже вся планета и околоземное космическое пространство. Сферой воздействия в гибридной войне способна стать практически любая сфера деятельности человеческого общества.

Направление гибридной войны Методы воздействия
Экономика «Торговые войны», введение эмбарго, экономические санкции, контроль над ресурсной базой страны.
Финансы Втягивание противника в затратные военные конфликты, гонку вооружений. Спекулятивные валютные операции. Подрыв устойчивости кредитно-финансовой системы.
Политический строй Внедрении агентов влияния во властные структуры, формирование и поддержка деструктивной, радикальной оппозиции политическому режиму противника. Целенаправленная подготовка мятежей, гражданских беспорядков, акций протеста.
Информационные ресурсы Влияние на общественное мнение в выгодном для себя свете. Предоставление искажённых данных, заведомое умалчивание фактов, симуляция несуществующих событий.
Киберпространство Блокирование информационных интернет-источников, атаки на системы контроля и управления стратегическими объектами противника. Ограничения на обмен технологиями и разработками.
Социальные отношения Поощрение сепаратизма, национализма, социальных конфликтов и противостояния по признакам религиозных убеждений.
Культура, история, традиции Замещение традиционных ценностей теми, которые способствуют их разрушению. Искажение исторических событий для представления противника в негативном свете.
Акция протеста
Подготовка и широкое освещение акций протеста — важная часть подрыва политического строя противника

Советы политологов и военных экспертов

Отечественные политологи и военные эксперты не ограничиваются констатацией факта ведения гибридной войны против России со стороны США и НАТО. Предлагаемые ими методы противодействия таким угрозам касаются всех сфер, в которых ведётся современная гибридная война.

В традиционной военной сфере это требует:

  • обеспечения сбалансированного развития всех видов и родов войск;
  • освоения высокоточного оружия и современных средств связи, разведки, РЭБ;
  • повышения мобильности для быстрой перегруппировок войск на удалённые ТВД;
  • быстрого реагирования (причём нелинейного характера) на локальные конфликты.

В признаваемой ранее «невоенной» сфере основное внимание рекомендуется уделять сосредоточению усилий и ресурсов на критически важных направлениях. На сегодняшний день к ним относят информационную и экономическую безопасность страны, а также борьбу с угрозами в киберпространстве. В структуре сил специальных операций как Вооружённых сил России, так и Росгвардии предложено формировать и укреплять спецподразделения для проведения информационных и психологических операций, направленных на противодействие технологиям гибридной войны, а также осуществлять прогнозирование и планирование гибридных войн будущего.

Кроме того, специалисты рекомендуют создавать и совершенствовать правовую базу, способную обеспечить пресечение подрывных действий в отношении политического строя страны, выявление и блокирование деятельности негативных коммуникаторов, стремящихся подорвать информационный суверенитет России. Важной мерой обеспечения национальной безопасности страны признаётся осуществление постоянного мониторинга блогосферы и социальных сетей в целях блокирования негативной информации, нацеленной на содействие экстремизму и терроризму, межнациональной и межконфессиональной розни, а также пресечение финансовых, информационных, организационных каналов иностранной помощи радикальной и экстремистской оппозиции в России.

Если у вас возникли вопросы - оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них