string(54) "https://militaryarms.ru/wp-content/themes/MilitaryArms"
Кино Как Оружие: Голливуд Против СССР и Российской Федерации

Кино как оружие: Голливуд против СССР и Российской Федерации

«Героические американские партизаны» из фильма «Красный рассвет».

Как известно, Третья Мировая война так и не состоялась. Несмотря на то, что в Соединенных Штатах Америки всегда хватало «горячих голов», до прямого вооруженного столкновения с Советским Союзом дело не дошло. Обмен ракетно-ядерными ударами не сулил ничего хорошего ни одной из сторон глобального конфликта, а потому борьбу пришлось перенести в сферу пропаганды – на страницы газет, в телеэфир, а также на экраны кинотеатров. Производство фильмов, в которых против «плохих русских» отважно сражались «хорошие американцы», развернулось вскоре после окончания Второй Мировой войны и не закончилось до сих пор, несмотря на то, что СССР давно уже распался.  

Основные принципы и особенности кинопропаганды

Когда несколько человек читают одну и ту же книгу, у каждого из них в голове складывается свой собственный визуальный образ того, о чем написал автор. Эти «мысленные картинки» могут заметно отличаться друг от друга. При просмотре фильма всё иначе – зрителям предлагается «готовый к употреблению» визуальный образ, созданный режиссером и оператором. Эта ключевая особенность кинематографа делает его превосходным инструментом массовой пропаганды, позволяющим навязывать огромному количеству людей практически одинаковые представления о каких угодно вещах, событиях и явлениях.

Показанный на экране мир иногда буквально заслоняет или даже вытесняет «скучную» реальность. К примеру, гениальный советский режиссер Сергей Михайлович Эйзенштейн в своем фильме «Октябрь» так ярко и эффектно (по меркам 20-х годов, разумеется) снял штурм Зимнего дворца, что эти кадры в дальнейшем стали восприниматься как подлинная хроника.

Ключевой момент штурма Зимнего дворца в фильме «Октябрь». На самом деле ворота были открыты, и карабкаться на них никому не пришлось.

В действительности всё было далеко не так масштабно, как на экране, но со временем даже те, кто сам принимал участие в свержении Временного правительства, вспоминая о событиях 7 ноября 1917 года, стали невольно пересказывать фильм, а не собственные впечатления.

Метод «замены реальности» был освоен и могущественной американской киноиндустрией. Ярким примером его удачного применения является создание «мира Дикого Запада», имеющего очень мало общего со своим «историческим прототипом». Разумеется, при наличии столь мощного инструмента было бы странно не использовать его для решения двух ключевых задач любой пропаганды – формирования негативного «образа врага» и позитивного имиджа собственного государства и его основных институтов.

Следует учитывать, что голливудская продукция почти с самого момента своего появления получила большую популярность не только внутри самих США, но во множестве других стран. Это позволяло превратить пропаганду, обычно адресованную «внутренней аудитории», в своего рода стратегическое оружие, действующее в глобальных масштабах.

Первые годы «войны на экране»

В период с 1941 по 1945 год основными мишенями для американской пропаганды были Германия и Япония. Вторая Мировая война проникла в то время даже в диснеевские мультфильмы. К этому же периоду относится единственный американский фильм, буквально воспевающий СССР – «Битва за Россию» (The Battle of Russia). Эта документальная лента представляет собой одну из частей большого «агитационного» сериала под названием «За что мы сражаемся».

Спустя несколько лет после того, как Вторая Мировая война закончилась, в 1948-м, в США был снят фильм «Железный занавес» (The Iron Curtain), ставший первым заметным антисоветским кинопроектом. Основой для сценария этой картины стало реальное событие, происшедшее в сентябре 1945 года, когда Игорь Гузенко, руководитель шифровального отдела посольства СССР в Канаде, передал правительству этой страны более ста секретных документов, рассчитывая получить в ответ «политическое убежище» для себя и своей жены.

Кадр из фильма «Железный занавес»

Результатом этого предательства стал провал нескольких советских разведчиков-нелегалов, работавших в западных странах и уничтожение созданных ими обширных резидентурных сетей, в которые входило более полутора тысяч агентов. Чтобы превратить   поступок Гузенко (подлинные причины которого до конца не выяснены) в подвиг, создатели «Железного занавеса» показали советских разведчиков и дипломатов коварными, хитрыми и злобными людьми, действующими по заданию еще более аморального политического руководства СССР – страны, «лишенной свободы». Фильм был снят в своеобразном «полудокументальном» стиле, что должно было, по замыслу режиссера, повысить доверие к показанному.

Современный рейтинг этой картины на сайте IMDb можно назвать средним – 6,4 балла из 10, однако свои оценки поставили менее тысячи зрителей. Другими словами, «Железный занавес» попросту забыт. И всё же некоторые приемы, использованные в этом фильме, впоследствии были применены во множестве других «шпионских» кинолент, снятых в Голливуде.

Другим направлением кинопропаганды США тех лет стало «разоблачение внутреннего врага» — американских коммунистов, которые показывались как предатели и сообщники  «русских шпионов». Этой теме посвящены, в частности, фильмы «Женщина на пирсе 13» (The Woman on Pier 13) , «Красная угроза» (Red Menace) и «Я был коммунистом по заданию ФБР» (I was a Communist for the FBI). Во всех этих картинах коммунистическая партия США более всего похожа на какую-то террористическую организацию, действующую по непосредственным приказам из Москвы.

Примечательно, что особых симпатий у западных зрителей все перечисленные фильмы не вызвали. Реакция критиков была еще более негативной.

Рекламный плакат к фильму «Я был коммунистом по заданию ФБР».

Основной причиной этого была крайняя прямолинейность, «прозрачность» пропаганды, явная политическая ангажированность. Это, впрочем, не помешало номинировать фильм «Я был коммунистом по заданию ФБР» на премию «Оскар», как лучший документальный(!) фильм.

Особо следует выделить «Красный Дунай» (The Red Danube), снятый на студии MGM в 1949 году. В этом фильме рассказывается о жителях СССР, попавших страны Западной Европы в годы Второй Мировой войны и не желающих возвращаться на родину из-за страха перед репрессиями. Видимо, это была первая попытка использования образа обычных советских граждан в пропагандистских целях. Показать жизнь внутри Советского Союза голливудские режиссеры не могли ввиду полного отсутствия информации, а потому решили использовать тему о «невозвращенцах» и якобы неминуемых репрессиях в их отношении. Особого развития это направление в дальнейшем не получило, однако благодаря «Красному Дунаю» возник еще один многократно использованный впоследствии стереотип – если в «русском» персонаже просматривается что-то хорошее, то он просто обязан мечтать о переезде на Запад, в первую очередь – в США.  

Чаще всего «хорошими русскими» становились в голливудских фильмах женщины, влюбившиеся в американцев. Этот прием был особенно широко использован в 50-е годы прошлого века, когда в прокат вышли, к примеру, такие картины, как «Пилот реактивного самолета» (Jet Pilot) и «Железная юбка» (The Iron Petticoat). Первый из этих фильмов был шпионской мелодрамой, а второй – романтической комедией. Таким образом, американским кинематографистам удалось уйти от первоначальной формы туповатого «агитационного фильма».

Кадр из фильма «Железная юбка».

Период «затишья»

Запуск первого искусственного спутника в октябре 1957 года вызвал у многих американцев настоящую панику. Наиболее ярко об этом рассказал знаменитый писатель Стивен Кинг, переживший в те дни настоящий шок, в какой-то мере отразившийся на всём его творчестве. Непосредственным отражением страха, охватившего американцев из-за внезапного осознания собственной уязвимости, стал фильм 1961 года «Ракетная атака на США» (Rocket Attack U.S.A.).  Название этой пропагандистской картины, получившей на IMDb уникально низкий рейтинг в 1,7 балла, полностью описывает её содержание – советские ядерные боеголовки падают на Нью-Йорк и Вашингтон, в то время как СССР остается безнаказанным.

При всей своей примитивности, «Ракетная атака на США» открыла еще одно направление кинопропаганды – фантазии о вторжении в Америку «злых русских». Ранее подобные фильмы снимали только про «инопланетную угрозу».

В целом же, несмотря на то, что в 60-е годы холодная война несколько раз обострялась, накал американской пропаганды заметно ослаб. Трудно сказать, с чем это было связано, но даже вездесущие «русские шпионы» появлялись в то время скорее во французских или английских фильмах. При этом в последнем случае речь шла о самопародийной франшизе, посвященной приключениям Джеймса Бонда. Как нетрудно заметить, фильм «Из России с любовью» сделан в полном соответствии с «лекалами», которые были изобретены в Голливуде еще в 50-е.

Из американских картин этого периода можно выделить «Приз» (The Prize). Антагонистами в этом фильме выступают, правда, не советские, а восточногерманские спецслужбы, но ясно, что и они подчиняются Москве.

Рекламный плакат к фильму «Приз».

Интересной особенностью «Приза» является поворот сюжета с подменой западного ученого на его злого близнеца, работающего на «коммунистов». Очень похожий эпизод присутствует в известном советском фильме «Тайна двух океанов» — не исключено, что именно он и послужил источником вдохновения для сценариста.

Кроме того, в период «затишья» голливудские режиссеры проявили определенный интерес к советской литературе и некоторым реальным историческим сюжетам. В результате появилась экранизация «Доктора Живаго» и фильм «Николай и Александра», рассказывающий о трагедии семьи последнего русского императора. Подобные картины уже нельзя было считать сугубо пропагандистскими, но определенная политическая ангажированность в них всё-таки присутствовала.

В 70-е годы антисоветские фильмы стали большой редкостью. Это было прямым следствием «политики разрядки».  Но длилась она недолго, а после того, как советские войска вошли в Афганистан, «война на экране» вспыхнула с новой силой.

Пропагандистский угар 80-х

В 1984 году в американский прокат был выпущен фильм «Красный рассвет». Эта  кинолента является наиболее ярким образцом антисоветской кинопропаганды позднего периода, но далеко не единственным. В 80-е годы голливудские режиссеры и продюсеры словно «сорвались с цепи», снимая всё новые и новые фильмы про «злых русских».  Примечательно, что пропаганда на этот раз была особенно прямолинейной и грубой, такой, что на подобном фоне даже давний «Железный занавес» кажется необычайно деликатным и «политкорректным».

Расстрел мирных американцев в фильме «Красный рассвет»

Советских зрителей, которые благодаря появившимся как раз в 80-е годы видеомагнитофонам ознакомились с наиболее выдающимися из этих «шедевров», удивляли в них прежде всего следующие аспекты:

  1. Странный нелогичный сюжет, временами сваливающийся в настоящий абсурд.
  2. Неадекватное поведение «русских», часто дополненное их отталкивающим внешним видом.
  3. Ужасающий «русский язык», на котором пытаются разговаривать актеры.
  4. Имена и фамилии «русских» персонажей, которые звучали совершенно неправдоподобно.

В качестве характерного примера можно рассмотреть уже упомянутый «Красный рассвет». Автором сценария и режиссером этого фильма выступил Джон Милиус, ярый сторонник политики Рональда Рейгана и убежденный антикоммунист. В Голливуде его иногда даже называли фашистом, причем небезосновательно. Ранее Милиус успел поучаствовать в работе над сценарием знаменитого фильма Копполы Apocalypse Now и снять другую известную киноленту – «Конан-варвар».  

В начале «Красного рассвета» можно заметить, что его создатели что-то слышали о беспорядках в Польше и о том, что СССР закупает зерно за рубежом. Но выводы из этих исходных предпосылок следуют какие-то странные – непонятным образом названные факты способствуют распаду НАТО и социалистическим революциям в Латинской Америке, включая Мексику.

Затем советско-кубинско-никарагуанские войска вторгаются прямо в США, успешно предотвращая запуск американских ядерных ракет, причем одной из первых целей «агрессоров» становится городок Кальюмет, в котором живут герои фильма – подростки, создающие партизанский отряд под названием «Росомахи».

Американские школьники наблюдают за высадкой советского десанта, которая проводится прямо под окнами.

Ощущение нелепости происходящего на экране возникает практически сразу и не прекращается до самых последних кадров. Периодически может даже показаться, что Милиус снял какую-то комедию вроде «Голого пистолета». Наиболее смешным и гротескным выглядит  выступление «советского полковника» — играющий его актер Уильям Смит очень старается сказать что-то на русском языке, но понять его решительно невозможно.

К сожалению, «Красный рассвет» — это не комедия. Фильм воспринимался западными зрителями всерьез и имел значительный кассовый успех, собрав в прокате более 38 млн. долларов при бюджете в 4,2 млн. Интересно, что Милиус считался в среде  кинематографистов еще и большим знатоком оружия и военной тактики, но по «Красному рассвету» этого не скажешь. Правда, компьютерной графики в то время еще не существовало, а достать где-то аутентичный образец советского танка, вертолета или БМП не представлялось возможным.

«Красные захватчики» в фильме ведут себя «образцово»: в сжатые сроки обустраивают концлагерь для мирных жителей, расстреливают заложников из крупнокалиберных пулеметов, сопровождая казнь пением гимна СССР, пристают к девушкам и совершенно не умеют воевать, погибая сотнями от рук вчерашних школьников.

В этой довольно дешевой поделке «засветились» будущие звезды Голливуда – Патрик Суэйзи и Чарли Шин. Сам фильм явно затянут, скучноват и не блещет особой изысканностью кинематографических приемов. Единственный плюс этого кино – более или менее правдоподобные фамилии «русских» персонажей. Тем не менее рейтинг фильма на сайте IMDb составляет 6,4 балла (оценку дали более 50 тыс. зрителей).

«Сержант Юшин» собирается пытать захваченного в плен Рэмбо – кадр из фильма «Рэмбо 2».

В антисоветских фильмах снимались не только Патрик Суэйзи и Чарли Шин, но и многие другие звезды Голливуда. Среди них, в частности, был Клинт Иствуд, еще до «Красного рассвета», в 1982 году, ставший режиссером киноленты Firefox («Огненный лис»), однако наибольшую известность получил Сильвестр Сталлоне, который трижды «сражался с русскими».  В первый раз это произошло в фильме «Рэмбо: первая кровь 2» (Rambo: First Blood Part II), затем в «Рокки 4» (Rocky IV) и, наконец, в «Рэмбо 3» (Rambo III).

Несмотря на то, что бюджет самой дешевой из этих картин превосходил затраты на создание «Красного рассвета» примерно в десять раз, при их просмотре в глаза бросается небрежность, проявленная при создании «образа врага». Так, «советская» военная форма совсем не похожа на настоящую, а фамилия главного антагониста в «Рэмбо 3» — Зайсен (Zaysen). Попытки «злодеев» поговорить на русском языке выглядят еще более беспомощно, чем это было в «Красном рассвете». Причиной последнего отчасти является личное вмешательство Сильвестра Сталлоне, который отклонил кандидатуры, предложенные режиссером «Рэмбо 3» на роли советских военных, посчитав, что эти актеры хотя и владеют русским языком, но обладают слишком привлекательным внешним видом. Вместо них «Слай» отобрал статистов, похожих, по его же собственным словам,  на отъявленных людоедов.

Примечательно, что Сталлоне, как утверждает работавший с ним на съемках фильма «Танго и Кэш » Андрей Михалков-Кончаловский, на самом деле вовсе не считал советских людей какими-то кровожадными чудовищами. Актер просто полагал, что сделав «русских» максимально отвратительными, он увеличит кассовые сборы.

Рукопашная схватка с «сержантом Кауровым» в фильме «Рэмбо III».

Таким образом, пропаганда к 80-м годам утратила свой прежний смысл. Теперь она уже не убеждала, а скорее способствовала укоренению уже «вбитых в голову» стереотипов, усиливала «чувство правоты». Именно поэтому в «Рэмбо 3» повторяют самые дикие выдумки времен войны в Афганистане – о детях, которых русские солдаты вырезали из чрева беременных женщин, о разбрасывании заминированных игрушек, производство которых якобы осуществлялось где-то на Украине – и т.д.  

Косвенно на явную коммерциализацию пропаганды указывает и то, что изготовлением антисоветской продукции в 80-е годы вслед за крупными студиями занялись и творцы фильмов класса B. Характерным примером является лента «Не отступать и не сдаваться». Её первая часть представляет собой вариацию на тему «Рокки 4». В роли «плохого русского» выступил Жан Клод Ван Дамм, тогда еще мало кому известный. Вторая часть этого фильма не имела никакой связи с первой и во многом напоминала «Рэмбо 2», но была еще более глупой, на уровне трэша. Автора сценария не смутило даже то, что «положительные персонажи» фактически воевали на стороне «красных кхмеров», которых в картине стыдливо называли просто «повстанцами».

Одним из последних заметных антисоветских фильмов стал боевик «Охота за «Красным Октябрем»» (The Hunt for Red October). Эта картина была выпущена в прокат в 1990 году, уже после того, как оказалось, что третья часть «Рэмбо» получила низкие кассовые сборы, а «Красный скорпион» с Дольфом Лундгреном в главной роли и вовсе провалился. Политическая обстановка к этому моменту значительно изменилась. В частности, Сталлоне связывал неудачный прокат «Рэмбо 3» с тем, что СССР «не вовремя» вывел войска из Афганистана. Тем не менее «Охота за Красным Октябрем» всё же собрала 200 млн. долларов при бюджете в 32 млн.   

Жан Клод Ван Дамм в роли «злого русского» в фильме «Не отступать и не сдаваться».

Кинопропаганда после распада Советского Союза

В 1991 году когда-то грозный противник Соединенных Штатов исчез с политической карты мира. Поначалу казалось, что после распада СССР пропагандистская война на экране утратила смысл. Героям боевиков и шпионских фильмов пришлось переключиться на террористические группировки  или, в крайнем случае, на «русскую мафию». Но со временем выяснилось, что Голливуд не готов проститься с былыми «врагами».

Поистине «дежурным» стал сюжет, основанный на похищении ядерных боеголовок с российской базы. В это сегодня уже трудно поверить, но в 90-е годы прошлого века в США надеялись получить контроль над российским стратегическим оружием, и в Голливуде стали активно «подыгрывать» этому стремлению, то и дело намекая на то, как это опасно – оставлять ядерный арсенал бывшего СССР без американских охранников.

К концу «нулевых» стали появляться фильмы, выдержанные в «старом добром» духе холодной войны. К таким картинам вполне можно отнести ленту «Солт» с Анджелиной Джоли в роли русской шпионки-убийцы, «внедренной» в США еще в детстве. Режиссерская версия этого фильма была наиболее параноидальной: в ней глубоко законспирированным советско-российским разведчиком-нелегалом оказывался даже очередной американский президент.

Еще более откровенно расставлены акценты в картине «Красный воробей» (Red Sparrow). Настоящим «украшением» этого фильма стал главный отрицательный персонаж, представляющий собой странную карикатуру на Владимира Путина. Сюжет «Красного воробья» во многом перекликается с «Железным занавесом» и многими другими картинами 50-х годов прошлого века, но при этом он был дополнен скабрезными подробностями, позаимствованными из публикаций российской «желтой прессы» разных лет.

Дженнифер Лоуренс в роли Доминики Егоровой – кадр из фильма «Красный воробей».

Заметным «постсоветским новшеством» считается особый операторский прием, используемый при съемках подобных фильмов – как только действие переносится на территорию России, немедленно включается фильтр, подавляющий яркие цвета и создающий общий серый, унылый, давящий фон. При всей примитивности этого подхода нельзя сказать, что он не срабатывает. Заметить использование этого приема можно, в частности, в фильме «Шпионский мост» 2015 года. Несмотря на то, что режиссер этой ленты, Стивен Спилберг, отрицает её причастность к какой-либо пропаганде, содержание картины опровергает его слова. Так, в фильме делается откровенно лживое утверждение о том, что СССР якобы вплоть до 60-х годов запрещал восстанавливать Берлин, и демонстрируются истязания Гари Пауэрса, хотя ничего подобного не было.   

В заключение следует отметить, что кинопропаганда не являлась игрой в одни ворота. В СССР также активно снимались «антизападные» фильмы. Качество их далеко не всегда было высоким, а в 80-е годы подобные картины стали особенно «проблемными». История создания советских пропагандистских картин времен холодной войны – это вообще отдельная и довольно сложная тема. Российский же кинематограф крайне слаб и полноценную конкуренцию «красным воробьям», «шпионским мостам» и «атомным блондинкам» составить попросту не в состоянии.  

Если у вас возникли вопросы - оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них
string(54) "https://militaryarms.ru/wp-content/themes/MilitaryArms"