string(54) "https://militaryarms.ru/wp-content/themes/MilitaryArms"
Линкор «Императрица Мария»: История Создания Корабля, Конструкция, Тактико-технические Характеристики, Состав Вооружения, Использование в Первой Мировой Войне и Гибель

Линкор «Императрица Мария»: история создания корабля, конструкция, тактико-технические характеристики, состав вооружения, использование в Первой Мировой войне и гибель

Русский дредноут «Императрица Мария»

В ночь с 28 на 29 октября 1914 года к гавани Одессы скрытно подошли два турецких миноносца, «Муавенет» и «Гайрет». Русская канонерская лодка, обнаружившая их, сразу же была потоплена торпедой, после чего оба корабля, уже не скрываясь, открыли артиллерийский огонь по берегу, порту и отдельным судам. Так началась неожиданно дерзкая рейдовая операция турецкого флота, получившая впоследствии название «севастопольская побудка» (главная база русского Черноморского флота была атакована несколько часов спустя). Внезапная смелость Турции объяснялась главным образом тем, что незадолго в Константинополь пришли два новейших германских крейсера – линейный «Гебен» и легкий «Бреслау». Эти корабли заметно изменили баланс сил на Черном море, сковывая русский флот и постоянно угрожая ему. Такое положение сохранялось около года, однако осенью 1915 года в приступил к боевым операциям новый русский линкор – «Императрица Мария», одно появление которого сразу же привело к заметному сокращению активности противника. И хотя прослужил этот корабль недолго, он всё же успел принести значительную пользу России.

История проектирования и строительства линкора

В ходе войны с Японией в 1904-1905 году русский военный флот понёс тяжелейшие потери. Полное уничтожение 1-й Тихоокеанской эскадры, которая так и не смогла покинуть Порт-Артур, а также унизительный разгром двух других эскадр, переброшенных из Балтийского моря на Дальний Восток, на какое-то время деморализовали не только самих моряков, но и высшее руководство страны. Правда, сухопутная армия тоже потерпела поражение, но она по крайней мере нанесла врагу страшный невосполнимый ущерб, в то время как японский флот пострадал незначительно.

Английский линкор HMS Dreadnought

То, что России срочно требовалась новая программа кораблестроения, стало окончательно понятно спустя год после завершения войны, в октябре 1906 года, когда Великобритания ввела в строй легендарный «Дредноут» — линкор, мгновенно сделавший устаревшими все прежние броненосцы. Его главным преимуществом стала мощная артиллерия – десять двенадцатидюймовых орудий в пяти вращающихся башнях. Компоновка линкора позволяла выполнять одновременный бортовой залп из восьми пушек.

В те годы британский флот был сильнейшим в мире, и могло показаться, что «Дредноут» лишь увеличит это преимущество. Но эффект от его появления оказался едва ли не противоположным: поскольку все прежние корабли мгновенно устаревали, гонка морских вооружений, можно сказать, начиналась с нуля. Во всех европейских «великих державах», а также в США кораблестроители немедленно приступили к созданию собственных «дредноутов». Россия включилась в это соревнование в июне 1909 года, когда на верфях Санкт-Петербурга заложили одновременно четыре линкора. Головным стал «Севастополь».

Эти первые русские дредноуты обладали следующими ключевыми особенностями:

  1. Основная артиллерия, состоящая из двенадцати мощных орудий калибром в 30,5 см.
  2. 4 трёхпушечные башни, размещенные в одну линию. Компоновка позволяла осуществлять бортовой залп сразу из всех орудий главного калибра.
  3. Довольно мощная «противоминная» вспомогательная артиллерия – 16 пушек калибром 120 мм.
  4. Увеличенная высота основного броневого пояса – по сравнению с прежними броненосцами на 1,8-2 м.
  5. Близкое к сплошному бронирование.

В трагическом Цусимском бою основные повреждения русским кораблям нанесли фугасные снаряды. Попадая в незащищенные места, они вызывали пожары и разрушения, которые в конечном итоге становились роковыми. Именно этот опыт заставил русских кораблестроителей существенно увеличить площадь бронирования.

Балтийский дредноут «Полтава» — один из линкоров типа «Севастополь»

Цусимское сражение, кроме того, продемонстрировало недостаточную остойчивость русских броненосцев. Поэтому при проектировании линкоров типа «Севастополь» были предприняты меры, позволявшие существенно снизить вероятность опрокидывания.

Эти корабли были предназначены для усиления Балтийского флота, которому в случае начала войны предстояло столкнуться с очень сильным противником – немецкими линкорами типов «Нассау», «Остфрисланд» и «Кайзер». С учетом соотношения сил, Россия могла рассчитывать лишь на осуществление активных оборонительных операций.

Обстановка на Черном море была совсем иной – там русский флот доминировал, однако Турция, ставшая в годы Первой Мировой войны союзником Германии, предприняла ряд мер для того, чтобы усилить свои позиции. Собственные дредноуты турки создать не смогли бы в виду отсутствия соответствующей промышленной базы, а потому их заказали в Англии. Возможное появление у Турции новейших кораблей, вооруженных к тому же орудиями очень крупного калибра (по проекту — 343 мм), было крайне серьезной угрозой, а потому уже в сентябре 1910 года возникла идея о срочной постройке для Черноморского флота трех новых дредноутов.

Эта инициатива была одобрена, однако потребовалось еще немало времени для изыскания необходимых финансовых средств. Кроме того, возникли некоторые проблемы организационного характера. Решено было строить новые корабли в Николаеве, так как это упрощало и ускоряло последующий ввод дредноутов в состав флота, однако имевшиеся в этом городе казенные верфи не обладали надлежащим оборудованием.

В конечном счете заказ передали заводу «Наваль» и еще одному частому предприятию, которое называлось «Руссуд» (сокращение от «судостроительное общество»). В 1911-12 годах компания «Наваль» дважды сменила хозяев, доставшись в конечном счете международному банку из столицы России, Санкт-Петербурга.

Строительство линкора «Императрица Мария»

Чтобы не создавать черноморские дредноуты «с нуля», в качестве основы для них был использован хорошо проработанный проект балтийских линкоров (уже упомянутый «Севастополь»). Это позволило существенно ускорить проведение работ, но завершить строительство хотя бы одного нового корабля до начала Первой Мировой войны всё же не удалось. Необходимо, впрочем, учитывать, что черноморские линкоры, первым из которых стала «Императрица Мария», вовсе не были точной копией своих балтийских «старших братьев». В проект были внесены следующие отличия:

  1. Требования к максимальной скорости снижены с 23 до 21 узла. Эта кажущаяся сравнительно небольшой разница позволила, тем не менее, значительно снизить общую массу силовой установки.
  2. Вспомогательная (противоминная) артиллерия усилена с 16 до 20 пушек. Калибр их также увеличился – со 120 до 130 мм.
  3. Уменьшена длина корпуса. В результате заметно снизилась общая масса корабля. В то же время ширина корпуса стала несколько большей по сравнению с «Севастополем».

Кроме того, башни для «Императрицы Марии» получили дополнительную броневую защиту.

Строились новые линкоры не совсем обычным для тех лет методом «широкой кооперации» — Ижорский завод изготавливал броню, котлы прибывали из Харькова, где их делали на паровозостроительном заводе, пушки производились на Обуховском заводе, а отдельные элементы силовой установки (в частности, турбины, а также валы) доставлялись из Великобритании. Поставка минных аппаратов также осуществлялась отдельно. Позднее, в советское время, подобное взаимодействие стало нормой, однако в начале века оно привело к затягиванию работ. Первоначальный срок приемки (июль 1913 года) был сорван.

Линкор «Екатерина Великая», второй корабль типа «Императрица Мария».

Кроме того, из правительства в начале 1914 года поступило указание о необходимости усиления броневой защиты линкоров, что также потребовало дополнительного времени. Между тем война надвигалась уже вполне явственно. Стремясь спустить на воду хотя бы один черноморский дредноут, кораблестроители сосредоточили свои усилия на головной «Императрице Марии». Этому линкору передали башни и отдельные механизмы, первоначально предназначавшиеся для его «систершипов» — «Александра III» и «Екатерины Великой».

Эти меры позволили нескольку ускорить строительство, однако передать новый корабль для испытаний удалось лишь 20 марта 1915 года. Проверки проводились по сокращенной программе, поскольку потребность в линкоре была крайне острой. Первый выход в море состоялся 24 июня, в сопровождении сильного эскорта. В Севастополь «Императрица Мария» прибыла 1-го июля. Спустя примерно два месяца акт о приемке первого черноморского дредноута подписали, хотя и с замечаниями.

В ходе испытаний выявили два существенных недостатка корабля. Одним из них была плохая работа системы вентиляции артиллерийских погребов. Внутри этих помещений всё время держалась высокая температура, а холодный воздух почти не поступал. Второй недостаток — заметный перевес на нос, вследствие которого страдала мореходность. Корабль буквально зарывался носом в волны, и чтобы исправить это, пришлось уменьшить количество снарядов в погребах вспомогательной артиллерии.

Тем не менее «Императрица Мария» вошла в состав Черноморского флота и стала его флагманом. Меры по устранению недостатков предпринимались, но завершить эту работу не удалось.

Линкор «Императрица Мария» близ Севастополя.

Основные тактико-технические характеристики линкора «Императрица Мария»

Одной из особенностей черноморских дредноутов является их взаимная «непохожесть». Возникла она как вследствие целого ряда доработок проекта, выполнявшихся в ходе строительства, так и из-за того, что изготовлением линкоров занимались разные предприятия. Наиболее важные характеристики головного корабля серии, «Императрицы Марии», были таковы:

Длина корабля 168 м
Осадка
Ширина корпуса 27,3 м
Полное водоизмещение 25 465 тонн
Нормальное водоизмещение 22 600 тонн
Мощность силовой установки (общая) 33 200 л.с.
Максимальная скорость (на испытаниях) 21,5 узла
Численность экипажа 1220 человек (включая офицеров)
Дальность плавания 3000 морских миль (на скорости в 12 узлов)

Наиболее защищенной частью линкора являлась рубка, покрытая трёхсотмиллиметровой броней. Толщина основного броневого пояса изменялась в пределах от 125 до 262 мм. Две палубы имели броневую защиту в 25 мм, и одна – в 37 мм. Толщина башен составляла 250 мм.

Силовая установка состояла из двадцати паровых котлов и четырех турбин, приводивших в движение гребные винты.

Вооружение «Императрицы Марии»

Как и линкоры типа «Севастополь», черноморские дредноуты оснащались артиллерией главного калибра, состоящей из двенадцати 305 мм орудий, размещенных в четырех башнях. Это самые мощные пушки, когда-либо устанавливавшиеся на российских кораблях.

305-мм орудия Обуховского завода образца 1907 года.

Разработаны эти орудия были в 1907 году инженерами Обуховского завода и обладали следующими характеристиками:

Калибр 305 мм (12 дюймов)
Длина ствола 52 калибра
Заряжание Раздельное (снаряд + гильза)
Скорострельность 2,2-3 выстрела в минуту
Максимальная дальность 29 340 м
Бронепробиваемость 352 мм (на 9140 м) – 127 мм (на 27 430 м)
Масса снаряда 470,9 кг
Начальная скорость снаряда 873 м/с

При использовании легкого снаряда, вес которого составляет 314 кг, при угле возвышения в 50 градусов достигается дальность стрельбы в 46 км.

Для защиты от атакующих быстроходных кораблей (эсминцев, миноносцев и катеров) «Императрица Мария» могла использовать двадцать 130 мм пушек. Кроме того, на корабле имелось четыре 450-мм торпедных аппарата. Позднее линкор довооружили четырьмя пулеметами (7,62 мм) и восемью зенитными пушками (по 4 75-мм и 47-мм орудия).

Боевое применение

Несмотря на то, что российские корабли, входившие в состав Черноморского флота, по своим боевым возможностям заметно проигрывали немецкому линейному крейсеру «Гебен», воевавшему на стороне Турции, они всё же смогли провести целый ряд успешных операций еще до завершения испытаний «Императрицы Марии». Сам «Гебен», получив повреждения вначале в артиллерийском бою, а затем в результате подрыва на мине, стал заметно более осторожным и снизил свою активность.

После того, как новый дредноут вошел в состав Черноморского флота, баланс сил окончательно изменился в пользу России. С сентября по декабрь 1915 года «Императрица Мария» совершила десять боевых походов. Вместе с броненосцами «Иоанн Златоуст», «Пантелеймон» (бывший «Потёмкин») и «Евстафий» новый линкор принимал участие в обстреле Варны, осуществлял прикрытие в районе Зонгулдака.

Немецкий линейный крейсер «Гебен».

Начиная с 5 февраля 1916 года «Императрица Мария» поддерживала огнем своих орудий сухопутные русские войска, проводившие Трапезундскую операцию, которая закончилась полным успехом.

Между тем «набеги» немецких крейсеров хотя и стали более редкими, но не прекращались. Это стало одной из причин для смены командующего Черноморским флотом. В июне 1916 года на эту должность был назначен будущий «Верховный правитель России» А.В. Колчак. В день его прибытия в Севастополь «Бреслау» вновь появился в Черном море.

Новый командующий принялся за дело очень энергично: утром 9 июля с «Императрицы Марии», спешно вышедшей на перехват по приказу Колчака, на горизонте был замечен и опознан «Бреслау». Немецкая подводная лодка, также находившаяся в этом районе, попыталась выйти в атаку на русский дредноут, однако Колчак, предвидя такую возможность, заранее поднял в воздух гидросамолеты, которые успешно загнали противника на глубину.

Русские эсминцы, шедшие впереди линкора, атаковали немецкий крейсер, принуждая его к «правильному бою». Несмотря на то, что «Бреслау» обладал значительным превосходством в скорости, Колчаку удалось благодаря умелому маневрированию сократить расстояние до вражеского корабля до 95 кабельтовых, и лишь внезапный шквал позволил крейсеру ускользнуть.

Следует отметить, что осенью 1915 года в состав Черноморского флота был введен «систершип» «Императрицы Марии» — линкор «Екатерина Великая». Именно этот корабль в январе 1916 года вступил в бой с немецким крейсером «Гебен» и вынудил его «убежать» в Босфор, где тот и простоял вплоть до 1918 года.

Легкий крейсер «Бреслау». Погиб, подорвавшись на мине, в 1918 году.

Таким образом, господство на Черном море теперь принадлежало русскому флоту, что позволяло рассчитывать на дальнейший захват Константинополя и проливов. Реализовать этот замысел надеялся адмирал Колчак, однако ему помешала катастрофа, происшедшая в Севастополе 20 октября 1916 года.

Гибель линкора «Императрица Мария»

Сигнал «побудка» традиционно подавался на кораблях Черноморского флота ровно в шесть часов утра. Так было и в роковой день 20 октября 1916 года. Вот только через двадцать минут после того, как раздался этот сигнал, «Императрицу Марию» сотряс неожиданный взрыв. Высота образовавшегося огненного столба достигла 300 метров.

Эпицентр взрыва находился в районе зарядных погребов носовой башни дредноута. Находившиеся поблизости от этого места матросы еще за пять минут до начала катастрофы услышали зловещее шипение и вспышки пламени, вырывавшегося из вентиляционных отверстий. На корабле успели сыграть тревогу и развернуть пожарные рукава. К сожалению, попытка залить огонь успехом не увенчалась.

Первый взрыв практически уничтожил мостик, обрушил носовую трубу и покорежил палубу. Кроме того, исчезла боевая рубка. Сразу же погибло и было немало людей, причем часть пострадавших ударная волна сбросила за борт. Кроме того. взрыв вывел из строя электропроводку и пожарные насосы.

Стремясь спасти корабль, экипаж затопил погреба уцелевших башен. Портовые службы, отреагировав на катастрофу, направили к «Императрице Марии» вспомогательные суда, с которых были поданы пожарные шланги. В это время корабль сотрясали новые взрывы, но гораздо более мелкие. Скорее всего, в это время еще можно было предотвратить затопление линкора, отбуксировав его на мель, но этого почему-то не сделали. В 7.02 последовал еще один взрыв, даже более мощный, чем первоначальный.

Фотография, запечатлевшая взрыв на линкоре «Императрица Мария».

Наклонившись вначале на нос, а затем завалившись на правый борт, «Императрица Мария» перевернулась и пошла ко дну. Глубина в месте её затопления составляла около восемнадцати метров. Таким образом, по злой иронии судьбы, линкор разделил судьбу затопленного в бухте Севастополя парусного корабля «Императрица Мария», в честь которого он и получил своё название.

Погибло в результате этой катастрофы 225 «нижних чинов», инженер-механик и два кондуктора. Большей части экипажа удалось спастись.

Расследование, проведенное специальной комиссией, прибывшей из столицы на следующий день после гибели «Императрицы Марии», показало, что первый взрыв был вызван детонацией снарядов главного калибра в носовом погребе, а последующие – детонацией в погребах вспомогательной артиллерии и в торпедных аппаратах. По какой причине возник пожар, приведший ко всем этим взрывам, установить не удалось. Рассматривались в основном три версии:

  1. Самовозгорание пороха. Этой версии, в частности, придерживался адмирал Колчак, сталкивавшийся с подобным явлением во время службы на Балтике.
  2. Небрежность или халатность экипажа. Последующие проверки показали, что с дисциплиной на линкоре имелись немалые проблемы.
  3. Диверсия. На этой версии настаивал морской министр адмирал Григорович. По его мнению, германские или турецкие агенты, или же нанятые ими люди вполне могли подложить в артиллерийские погреба корабля «адскую машину».

Примечательно, что накануне катастрофы и за несколько дней до нее на борту «Императрицы Марии» находилось множество «мастеровых», выполнявших различные работы по починке отдельных элементов корабля. Этих людей почти не контролировали, они даже нигде не регистрировались при проходе на борт.

«Императрица Мария», поднятая и отбуксированная в док.

В последующие годы версия о подложенной «адской машине» получила наибольшую популярность. В частности, говорилось о некоем Викторе Бермане, который якобы признал свою причастность к гибели линкора в ходе допросов в ОГПУ уже в 30-е годы. Но Берман, как это достоверно известно, задолго до катастрофы был выслан в Сибирь, где и оставался на протяжении всей Гражданской войны.

Подвергается сомнению и мотивация возможной диверсии – ведь даже после гибели «Императрицы Марии» на Черном море всё еще оставалось два таких же дредноута, так что никакого выигрыша турки не получили.

Скорее всего, тайна взрыва на линкоре так и останется неразгаданной. Прошло более ста лет, и все улики, если они и были, уже давно уничтожены.

Последующая судьба дредноута

Поскольку «Императрица Мария» затонула на сравнительно небольшой глубине, почти сразу после катастрофы корабль решили поднять со дна. Проект спасательных работ составил А.Н. Крылов. В конечном счете линкор заставили всплыть, причем водолазам удалось извлечь из внутренних помещений остатки боеприпасов. Затем перевернутый корабль отбуксировали в док, где с него сняли 130-мм пушки. Произошло это уже в августе 1918 года, когда в стране бушевала Гражданская война.

В 1927 году всё, что еще оставалось от когда-то грозного линкора, было распилено на металлолом. К сожалению, рассказы о том, что 305-мм орудия корабля затем использовались для обороны Севастополя, являются не более чем легендой.

Если у вас возникли вопросы - оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них
string(54) "https://militaryarms.ru/wp-content/themes/MilitaryArms"