string(54) "https://militaryarms.ru/wp-content/themes/MilitaryArms"
Морские Магнитные Мины: Принцип Действия, Конструкция, Использование во Второй Мировой Войне, Меры по Защите от Магнитных Мин

Морские магнитные мины: принцип действия, конструкция, использование во Второй Мировой войне, меры по защите от магнитных мин

Разоруженная английскими минерами немецкая донная мина LMB.

Вечером 22 июня 1941 года при входе в бухту Севастополя погиб советский морской буксир СП-12. Это небольшое вспомогательное судно накануне обеспечивало маневры, проводившиеся на Тендровском рейде. Буксир затонул так быстро, что подоспевшему торпедному катеру удалось спасти только пятерых уцелевших членов экипажа, а 26 других моряков просто исчезли. Причиной гибели судна стала немецкая донная мина с магнитным взрывателем, сброшенная с самолета. Обнаружить буксир, лежавший на грунте на глубине около 20 метров, удалось лишь в мае 2018 года. Осмотр, проведенный водолазами, показал, что мощный взрыв буквально разорвал напополам корпус СП-12. Эта трагедия наглядно продемонстрировала всю опасность неконтактных морских мин – обычное траление от них не спасало. Необходимы были срочные меры противодействия, поскольку в противном случае советский Черноморский флот мог оказаться прочно заблокированным на собственных базах.

История создания морских магнитных мин

Во время Крымской войны 1853-1856 годов на Балтийском море русский флот впервые применил новый, и как оказалось, вполне перспективный вид оружия. Это были скрытые под поверхностью воды морские мины. Из-за слишком слабого заряда и несовершенства конструкции взрывателей они не нанесли противнику большого ущерба, однако заставили британских и французских моряков держаться настороже и заметно снизили активность их действий.

В начале XX века морские мины стали опасными даже для самых крупных кораблей, включая эскадренные броненосцы и линкоры. Особое внимание применению этого оружия по-прежнему уделялось в Российской империи, поскольку у неё не было возможности в полной мере участвовать в крайне дорогостоящей «дредноутной гонке».

Постановка якорных контактных морских мин.

Сами мины в это время оставались во многом прежними – это был всё тот же удерживаемый якорем на определенной глубине «рогатый» шар, взрывавшийся при непосредственно контакте с корпусом проходящего корабля. При всей надежности и эффективности подобных устройств, у них был один существенный недостаток – трос, на котором удерживалась мина (так называемый минреп) легко перерезался тралом, опущенным под воду со специально оборудованного судна с небольшой осадкой. После этого мина всплывала на поверхность, и её можно было расстрелять с безопасной дистанции.

Точно неизвестно, кому принадлежит идея создания мины, которая не висела бы в толще воды, а лежала на дне в ожидании своей жертвы, однако по косвенным признакам можно предположить, что появления такого оружия у Германии англичане опасались еще до начала Первой Мировой войны. Для обезвреживания подобных заграждений в 1914 году был даже разработан специальный заряд с гидростатическим взрывателем, ставший прототипом глубинной бомбы.

Но просто установить мину на дне недостаточно, требуется еще обеспечить её срабатывание в нужный момент. Идея об использовании для решения этой задачи колебаний магнитного поля, возникающих из-за прохождения над миной стального корабля, что называется, «витала в воздухе». Воплотить её в жизнь первыми смогли британские инженеры. Точных сведений об использовании английских магнитных морских мин в ходе Первой Мировой войны не имеется, однако в 1919 году эти устройства были обнаружены на дне Северной Двины. Территория бывшей Российской империи тогда была охвачена Гражданской войной, в которой принимали участие самые разные силы, в том числе и интервенты из стран Антанты.

Рисунок, изображающий английскую магнитную мину, установленную в Северной Двине в 1919 году.

Минные постановки в Северной Двине делались, по всей видимости, с целью нарушения речных грузоперевозок в северо-западной части Советской России. Никаких технических средств для обезвреживания магнитных мин тогда просто не имелось, что в значительной мере осложняло ситуацию.

Корпус английских донных мин был не металлическим, а бетонным. Заряд состоял из тротила общим весом в 360 килограммов. Для того, чтобы взрывчатка не пострадала от воды, она упаковывалась в резиновый мешок. Постановку выполняли с барж, оборудованных судовым краном. Как сами эти баржи, так и тянущие их буксиры имели деревянный корпус.

29 сентября 1919 года советские водолазы извлекли на поверхность первую магнитную мину и разобрали её, используя для этого сделанные из бронзы инструменты. После изучения конструкции и основных особенностей устройства дальнейшее разоружение мин уже не представляло значительных проблем. Вероятно, английские конструкторы не позаботились об установке «сюрпризов» — во всяком случае, никаких сообщений о несчастных случаях при последующем разминировании нет.

Вскоре был разработан первый в мире неконтактный электромагнитный трал, что позволило обеспечить свободу судоходства по Северной Двине. Авторами конструкции этого устройства стали В.Я. Павлинов и Н.Н. Шрейбер. Оба этих специалиста ранее служили в императорской армии. К сожалению, опыт, накопленный при выполнении этих работ, в дальнейшем остался невостребованным, и тем, кто столкнулся с магнитными морскими минами в 1941-м году, многое пришлось открывать для себя заново.

Англичане, со своей стороны, также не использовали собственные наработки в полной мере, и это сыграло с ними злую шутку в начале Второй Мировой войны, поскольку выяснилось, что в Германии отнеслись к новому оружию куда более серьезно.

Torpedokalibermine – прототип немецкой неконтактной магнитной мины TMB. Оснащался обычными гальваноударными взрывателями в четырех «рогах».

По существу, именно немецким конструкторам удалось добиться при создании донных магнитных мин наиболее значительного успеха.

Как известно, Версальский договор наложил целый ряд ограничений на развитие германских вооруженных сил, в том числе и на строительство военно-морского флота. Поэтому о прямом соперничестве с британскими кораблями на какое-то время пришлось забыть. Средством, позволяющим в подобных условиях хотя бы отчасти уравнять силы, могли быть только мины. Разработка их велась так активно, что к моменту прихода Гитлера к власти немецкий флот уже располагал целым рядом новых и весьма перспективных образцов этого оружия.

Следует отметить, что еще во время Первой Мировой войны немецкие подводные лодки получили на вооружение так называемые «торпедомины» (Torpedokalibermine). Они «выстреливались» из торпедных аппаратов, после чего, пройдя определенное расстояние, выпускали якорь. Он опускался на дно и поворачивал мину в боевое положение – «рожками» вверх. В 20-е годы на основе Torpedokalibermine было создано две новых модели мин – TMA и TMB. Обе они оснащались неконтактными взрывателями, реагирующими на изменение магнитного поля. При этом TMA по-прежнему «вставала на якорь», в то время как TMB (Torpedomine Boden) была донной миной. Заряд её состоял из 550 килограммов тротила (впоследствии использовались и более мощные виды взрывчатки).

Уже упомянутый Версальский договор запрещал Германии иметь на вооружении субмарины, и разработка мин TMA и TMB делалась «на будущее», которое наступило лишь после прихода к власти нацистов. В 20-е годы прошлого века такое развитие событий еще никто не предвидел, а потому практически одновременно осуществлялось создание мин, постановку которых можно было бы осуществлять с надводных кораблей.

Немецкая донная мина RMH с магнитным взрывателем M1.

Наиболее мощным образцом подобного оружия стала донная мина RMH с неконтактным магнитным взрывателем M1. Корпус её изготавливался из дерева, а заряд состоял из 900 килограммов гексанита (смесь из 60% тротила и 40% гексанитродифениламина). В «тротиловом эквиваленте» мощность боевой части RMH составляла более 1,3 тонны.

Но наиболее эффективными и распространенными стали немецкие донные мины серии LMB (Luftminen). Они создавались специально для сбрасывания с самолетов, однако уже в ходе Второй Мировой войны появились мины LMB/S, постановки которых осуществлялись с надводных кораблей.

Разработка самих мин LMB (а также их уменьшенного варианта LMA) была завершена уже в 1934 году, однако их практическое применение было невозможным из-за отсутствия необходимой парашютной системы. Перед погружением в воду требовалось снизить скорость падения до пяти метров в секунду, поскольку иначе могли выйти из строя наиболее важные механизмы – не только магнитный взрыватель, но и гидростат. За год до начала Второй Мировой войны, после многочисленных испытаний, немецким конструкторам удалось обеспечить мины парашютами, однако в некоторых случаях они всё же не обеспечивали достаточно мягкого приводнения.

В 1941 году компания AEG завершила разработку наиболее совершенного образца неконтактной донной мины – BM1000, известной также как «Моника». Аббревиатура BM обозначала Bombenmine и отражала главную особенность новой модели – её можно было сбрасывать с самолета без парашюта. Это резко повышало точность выполнения минных постановок и делало их максимально скрытными. Парашют мог потребоваться лишь в том случае, когда «Моника» сбрасывалась с высоты более 2000 метров при скорости в 600 км/ч.

Немецкая неконтактная донная мина BM1000 Monika.

В ходе последующих боевых действий немецкие донные мины неоднократно модернизировались, становясь всё более грозным и опасным оружием. Их конструкция оказалась настолько удачной, что её в той или иной степени использовали при создании аналогичного оружия в СССР, Великобритании и США, как во время Второй Мировой войны, так и после её окончания.

Основные элементы конструкции

По своему внешнему виду и внутреннему устройству различные модели донных неконтактных мин в значительной степени различаются друг от друга, однако у них всё равно остается немало общего. Поэтому в качестве наиболее характерного примера можно использовать хорошо изученную немецкую донную мину LMB I. По своему внешнему виду она напоминала крупную авиабомбу с обычным округлым передним обтекателем и хвостовым стабилизатором.

Корпус такой мины изготавливался из алюминиевого сплава и значительной прочностью не отличался. В его передней части размещался заряд гексанита общим весом 696 кг (для мин LMA – 305 кг) и основной детонатор. Кроме того, там же устанавливался «бомбовый» взрыватель, инициировавший подрыв мины при её падении на сушу. Он был не ударным, а часовым и срабатывал в том случае, если после истечения 19 секунд с момента касания поверхности глубина погружения составляла менее 4,57 метра.

В средней части корпуса располагался отсек взрывного устройства. Внутри него размещалось несколько различных приборов.

Немецкая авиационная морская магнитная мина, разобранная на части. Цифрами обозначены: 1 – крышка, закрывающая парашютный отсек; 2 – парашют;3 – парашютный отсек; 4 – стабилизатор; 5 – основная часть приборов; 6 – отсек с зарядом гексанита, гидростатом, самоликвидатором и бомбовым взрывателем.

В состав оборудования могли входить:

  1. Неконтактный магнитный взрыватель модели M1-M5 или M9.
  2. Неконтактный акустический взрыватель (мог быть как вспомогательным, так и основным). Использовались модели А1, А2, АА1 и АА2.
  3. Комбинированный магнитно-акустический взрыватель MA1 (на базе M2) или MA2 (на базе M9).
  4. Вспомогательный гидродинамический взрыватель D. Срабатывал при изменении давления воды при прохождении судна над миной и использовался только в комбинации с основным взрывателем.
  5. Прибор кратности Zahl Kontakt. Обеспечивал возможность подрыва мины только после заранее заданного количества срабатываний взрывателя. Диапазон кратности – от 0 до 14.
  6. Механизм Pausenuhr. Устанавливался вместо прибора кратности и предназначался для задания программы работы мины, включая и выключая её на определенные периоды времени.

Кроме того, в отсеке взрывного устройства располагался «сюрприз» — устройство необезвреживаемости мины, приводившееся в действие при попытке извлечения основных приборов. Отдельно устанавливался так называемый камуфлет, который подрывал дополнительный заряд (около одного килограмма тротила) уже при попытке вскрытия корпуса. Оба «сюрприза» предназначались для разрушения секретных приборов и уничтожения вражеских минеров.

В хвостовой части мины находился парашютный отсек. На корабельных модификациях LMB/S он не устанавливался. В этом же отсеке размещались датчики неконтактных взрывателей.

Самоликвидация мины обеспечивалась несколькими независимыми друг от друга устройствами. В отсеке взрывного устройства размещались два таких прибора: Zeit Einrichtungen (мог быть настроен на период работы от 45 до 200 суток) и Verzogerung Werke (срабатывал после истечения промежутка времени продолжительностью от 6 до 72 часов).

Магнитный неконтактный взрыватель M2.

На боковой поверхности передней части мины располагался небольшой лючок диаметром в 15,24 см. Под ним находился еще одно устройство – Uhrwerkseinschalter (UES). Оно представляло собой комбинацию из часового механизма и гидростата. Как только мина погружалась на глубину в 5,18 м или более, гидростат включал часовой механизм, который использовался для «отсрочки» активации неконтактных взрывателей. Срок выжидания мог составлять от 30 минут до 6 часов или же от 12 до 72 часов. В течение всего этого времени мина не поддавалась никаким методам траления.

Механизм UES чаще всего был дополнен устройством неизвлекаемости Lihtsicherung (LiS), которое подрывало основной заряд при попытке подъема мины на поверхность. Срабатывание детонатора обеспечивал гидростат, реагирующий на снижение давления воды. На поздних образцах LMB имелось еще одно устройство защиты от разминирования, взаимодействующее с оптикоэлектронными датчиками, которые фиксировали изменение уровня освещенности при снятии крышки отсека взрывателя.

Аналогичный «сюрприз» устанавливался и на беспарашютных минах BM1000, которые имели ряд конструктивных отличий от всех предшествующих моделей. В частности, их корпус был сделан из маломагнитной стали, а носовой обтекатель – из высокопрочной стали. Кроме того, прибор кратности у «Моники» не регулировался – количество «пропусков» устанавливалось на заводе-изготовителе. Первые образцы BM1000 взрывались под третьим кораблем, а некоторые последующие образцы – под восемнадцатым.

Принцип работы неконтактных взрывателей

В 1909 году в Германии было создано устройство, измеряющее угол отклонения от нулевого магнитного меридиана.

Прибор BIK, усовершенствованный компанией Hartmann & Braun, модель 1929 года.

Предполагалось, что этим прибором будут пользоваться для определения своего местонахождения воздухоплаватели, а потому и назывался он Ballon-Inklinometer, сокращенно BIK. Специалисты по минированию еще в годы Первой Мировой предположили, что на базе таких устройств можно создать неконтактные взрыватели.

Принцип действия довольно прост: при изменении параметров магнитного поля, окружающего мину, стрелка прибора BIK отклоняется и замыкает контакты батареи, а электрический ток воспламеняет детонатор. Для практической реализации необходимо лишь обеспечить предварительную автоматическую настройку мины – она начиналась сразу после её активации и продолжалась около 17 минут. Параметры магнитного поля в месте постановки измерялись и принимались за «нулевую отметку».

Взрыватели на базе прибора BIK изготавливались компанией Hartmann & Braun. Специалисты этой фирмы создали одиннадцать различных модификаций устройства – от простейшего M1, которое настраивалось вручную перед постановкой мин, до таких моделей, как электромагнитные M5-M9 с полностью автоматической настройкой.

После того, как на вооружении британского флота в 1940 году появились магнитные тралы, компания Hartmann & Braun разработала неконтактные акустические взрыватели A1. Они оснащались гидрофоном и реагировали на шум, создаваемый винтами кораблей и судов. Такие устройства расходовали гораздо больше энергии, чем магнитные взрыватели, а потому вскоре был создан прибор A2 с увеличенной емкостью батареи.

Практически одновременно появились комбинированные взрыватели MA1 и MA2. Эти устройства активировали гидрофон только после изменения параметров магнитного поля, что позволяло экономить энергию батареи и снизить чувствительность к тралению.

Схема работы неконтактных акустических взрывателей.

В дальнейшем акустические устройства начали оборудовать дополнительными фильтрами, «отсекавшими» мелкие корабли и катера. Такие взрыватели получили название АА1, в то время как АА2 обладали, напротив, повышенной чувствительностью даже к слабым шумам.

Взрыватели типа D, разработанные незадолго до конца Второй Мировой войны, реагировали на изменение давления воды, возникающее при прохождении судов над установленной миной. В дальнейшем немецким конструкторам удалось создать еще одну комбинированную модель, в которой были совмещены все три канала – акустический, магнитный и гидродинамический, но использовать мины, оснащенные такими устройствами, не удалось – Германия капитулировала.

Как нетрудно заметить, со временем донные неконтактные мины перестали быть просто магнитными, поскольку появились новые типы взрывателей. Тем не менее устройства моделей M1-M9, а также MA1 и MA2 использовались заметно чаще других.

Тактико-технические характеристики

Основные параметры немецких неконтактных донных мин MI, MII и MIII почти не отличались между собой. Модель MIV изготавливалась в особом корпусе – алюминиевый сплав частично заменили на специальный водонепроницаемый картон. Общие характеристики всех этих мин таковы:

Длина мины 2,985 м
Диаметр 660 мм
Масса 987 кг
Вес основного заряда 696 кг
Глубина постановки От 5,5 до 35 м
Зона поражения До 30 метров (радиус)
Время работы 2-14 суток с акустическим взрывателем, до 400 суток с магнитным взрывателем

Поскольку мины LMB/S не оснащались стабилизатором, их длина и вес были несколько меньше – 2,235 м и 941 кг, соответственно.

Погрузка мины LMB/S.

Боевое применение

Мины, сброшенные с немецких самолетов на входе в бухту Севастополя ранним утром 22 июня 1941 года, оказались для советских минеров новинкой, однако использование подобного оружия практиковалось немцами и на протяжении двух предшествовавших лет Второй Мировой войны. Впервые это произошло еще 4-5 сентября 1939 года, когда немецкие подводные лодки U 13, U 15, U 16 и U 17 установили вблизи от английского побережья 35 магнитных донных мин TMB, на которых впоследствии подорвались шесть французских и английских судов.

Первой жертвой нового оружия стало судно «Магдапур». Оно наткнулось на донную магнитную мину 10 сентября 1939 года и почти сразу затонуло. Водоизмещение «Магдапура» составляло более 8 600 тонн. 16 сентября на этом же заграждении подорвалось еще более крупное судно City of Paris, пассажирский пароход, построенный в 1922 году. В этот раз повреждение оказались сравнительно невелики, и City of Paris благополучно вернулся в порт для ремонта.

Дальнейшие постановки магнитных «торпедомин» TMB осуществлялись у восточного побережья Великобритании, и к началу 1940 года на их счету было уже 25 потопленных или поврежденных кораблей и судов, включая крейсер «Белфаст» и линкор «Нельсон».

В январе 1940 года подводная лодка U 30 настолько удачно выполнила минирование, что это привело к временному прекращению работы порта города Ливерпуль. Еще до этого к немецким подводникам присоединились пилоты люфтваффе, активно сбрасывавшие со своих самолетов мины LMB. С их действиями связана первая значительная неудача: одна из авиационных мин упала на мелководье и попала в руки англичан. При этом бомбовый взрыватель-самоликвидатор по какой-то причине не сработал (скорее всего, гидростат был разбит в момент соприкосновения с землей).

Подъем из воды обломков английского эсминца «Джипси», подорвавшегося на немецкой магнитной мине в октябре 1939 года.

Этот ценный трофей позволил английским специалистам по разминированию в короткие сроки изготовить специальный трал, эффективный против новых донных мин – как LMB, так и TMB.

Впрочем, немецкие субмарины вскоре прекратили постановки – их переключили на операции против атлантических конвоев, в ходе которых применялось исключительно торпедное вооружение. Следующие эпизоды применения TMB отмечались несколько позже, когда минированию подверглись американские гавани, а также контролируемые Британией африканские порты. Кроме того, более четырехсот «торпедомин» было установлено на побережье советского Заполярья в период 1943-44 годов.

Летом и осенью 1940 года, во время «Битвы за Британию», немецкие летчики начали применять донные мины в качестве авиабомб. В некоторые ночи на Лондон падало более 150 LMB. Иногда их штатные взрыватели срабатывали далеко не сразу, а попытки обезвреживания таких «спящих» мин неоднократно приводили к гибели саперов. Мощный заряд был способен снести целый квартал.

Примерно в это же время началось использование новой модели LMB, укомплектованной акустическим взрывателем. 31 августа 1940 года на такой мине подорвалось голландское судно Marne. Оно было совсем невелико (водоизмещение — 175 тонн), так что взрыв разнес его в клочья. Английский крейсер «Галатея» был поврежден аналогичными минами дважды – 1 и 8 сентября, после чего вынужден был встать в док.

В октябре 1940 года на мине LMB погиб тральщик, пытавшийся обеспечить выход в море линейного крейсера «Ринаун». Перед этим фарватер неоднократно проверялся и был признан безопасным. По всей видимости, в этом случае сказалось «коварство» внутреннего устройства мины.

Одна из немецких донных мин, сброшенных на Лондон в качестве тяжелой авиабомбы.

Впрочем, вскоре англичанам всё же удалось изучить немецкий акустический взрыватель A1. Они извлекли это устройство из очередной рухнувшей на сушу мины, у которой опять не сработал самоликвидатор.

С 8 по 15 декабря 1940 года самолеты люфтваффе осуществили крупномасштабную операцию по блокированию восточного побережья Великобритании. Было установлено не менее семисот мин LMB. В результате только в районе устья Темзы погибло 16 судов, причем восемь из них – в течение одного дня 17 декабря. Приблизительно в это же время на LMB начали устанавливать камуфлеты и другие устройства неизвлекаемости («сюрпризы»). Результатом этого нововведения стал резкий рост потерь среди британских минеров.

В 1941 году немецкие летчики начали применять «Монику» — мину BM1000. Это оружие представляло собой наибольшую угрозу для англичан, однако вскоре им удалось ознакомиться и с её устройством. Несмотря на то, что «Моника» считалась в Германии абсолютно необезвреживаемой, при случайном падении на склон холма её бомбовый взрыватель не сработал, а провода, соединявшие «сюрпризы» с детонаторами, оборвались. Именно эта счастливая случайность позволила британским минерам вскрыть мину и не поплатиться жизнью за свое профессиональное любопытство.

К сожалению, информация, полученная англичанами в течение первых лет войны, была передана в СССР лишь в конце октября 1941 года. В результате советским минерам пришлось накапливать собственный опыт – а давался он дорогой ценой. Спустя всего два дня после гибели буксира СП-12 на входе в бухту Севастополя подорвался плавучий кран. Это вновь привело к гибели людей, однако последствия могли оказаться куда более тяжелыми – ведь жертвой LMB лишь по случайности не стал находившийся поблизости крейсер «Червона Украина».

Памятник И.А. Ефременко, И.И. Иванову и Н.С. Щербе, погибшим при попытке обезвреживания мины LMB в октябре 1941 года.

5 июля 1941 года близ Севастополя советские минеры успешно разоружили мину LMB, упавшую на мелководье – немцев в очередной раз подвел бомбовый взрыватель. Тем не менее избежать потерь в дальнейшем не удалось. 14 сентября при попытке подъема очередной мины, установленной на этот раз близ Новороссийска, погибли инженер Б.Т. Лишневский и старший лейтенант С.И. Богачек. Они не обезвредили гидростатический самоликвидатор LiS, в результате чего произошел взрыв.

4 октября при разоружении еще одной LMB погибли еще два советских минера, а третий получил тяжелое ранение. Причиной трагедии стал «сюрприз», с которым англичане тогда уже были знакомы. К счастью, в дальнейшем и собственные наработки, и полученное от союзников оборудование позволили советским морякам в значительной степени снизить минную опасность.

Во второй половине войны немцы значительно активизировали использование донных неконтактных мин, но уже в оборонительных, а не наступательных целях. Незадолго до высадки западных союзников во Франции люфтваффе сбрасывало до полутора тысяч таких мин в течение месяца. Большого значения это уже не имело, однако время от времени английские и американские корабли всё же подрывались на немецких заграждениях. Вот только и в СССР, и в США, и в Великобритании к середине войны уже успешно производились собственные магнитные и акустические неконтактные морские мины, так что в конечном счете бумеранг вернулся к тому, кто его запустил – Германия понесла от этого оружия тяжелые потери как в Северном море, так и на крупных реках, например, на Дунае.

Тральщик USS Tide (в центре), подорвавшийся на немецкой донной мине 7 июня 1944 года, во время высадки на побережье Франции. Корабль разломился на две части и затонул.

Меры по защите от неконтактных мин

Возможность использования в будущей войне различных средств поражения, оснащенных магнитными взрывателями, не была в 20-е и 30-е годы прошлого века каким-то секретом. Чтобы снизить опасность от мин и торпед, оснащенных подобными устройствами, можно было использовать два основных подхода. Первый из них предполагал создание специальных магнитных тралов, инициирующих безопасный подрыв неконтактных мин. Второй подход предусматривал проведение мероприятий по размагничиванию кораблей и судов.

Суть размагничивания проста – требуется сгенерировать искусственное магнитное поле, направление которого было бы прямо противоположно естественному фону, создаваемому стальными элементами конструкции судна. При этом два поля взаимно нейтрализуют друг друга и взрыватель мины не зарегистрирует никаких возмущений при прохождении корабля над миной.

Размагничивание бывает обмоточным и безобмоточным. В первом случае поле создается электрическим током, проходящим по проводникам, постоянно установленным на борту корабля. Во втором случае процедура выполняется в порту, обмотки проводников размещаются на корпусе и при включении тока намагничивают сталь. После отключения и удаления проводников созданное таким образом поле сохраняется и обеспечивает долговременную безопасную эксплуатацию судна в заминированных районах.

Мероприятия по размагничиванию начались в СССР и Великобритании почти одновременно – в 1939 году. В августе 1941-го страны обменялись полученным опытом, что позволило создать весьма эффективную систему ЛФТИ. Одним из её разработчиков был известный советский ученый И.В. Курчатов.

Подготовка к размагничиванию современного корвета «Совершенный».

От акустических взрывателей размагничивание, естественно, не спасало. Поэтому обойтись без траления было нельзя. Поначалу создание «противоакустических» тралов было тяжелой задачей. Для её решения в 1940-41 годах в Великобритании использовались даже пневматические отбойные молотки. Их размещали в особых ящиках, которые вывешивались перед носом или за кормой тральщиков. Затем были разработаны более эффективные генераторы шумов, но очистка фарватеров всё же отнимала немало сил и времени. Это было связано с использованием приборов кратности, программируемых часовых механизмов и других приспособлений, которыми оснащались немецкие мины. Даже зная их устройство, обеспечить быстрое разминирование порой всё-таки не удавалось.

Спустя много лет после окончания войны морские магнитные и акустические мины всё ещё оставались крайне опасными. Хотя батареи, обеспечивающие током их взрыватели, давно уже разрядились, некоторые «сюрпризы» всё же оставались работоспособными. Так, в феврале 2004 года в Севастополе два рабочих, попытавшихся разобрать обнаруженную ими мину LMB, погибли в результате взрыва камуфлета. Основной заряд не сдетонировал лишь по случайности – если бы это произошло, жертв оказалось бы намного больше.

Если у вас возникли вопросы - оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них
string(54) "https://militaryarms.ru/wp-content/themes/MilitaryArms"