fbpx

Танк КВ-1: история создания, технические характеристики, вооружение, достоинства и недостатки, боевое применение

КВ-1 с пушкой Л-11
Один из первых танков КВ-1, вооруженный пушкой Л-11

Тяжелые танки серии КВ, конечно, нельзя назвать «малоизвестными», однако на протяжении нескольких десятилетий после окончания Великой Отечественной войны про них почти не вспоминали. Во многом это связано с воздействием кинематографа – в съемках многочисленных «военных» фильмов использовались почти исключительно Т-34, поскольку исправных КВ после 1945 года оставалось очень мало. Между тем эти боевые машины когда-то производили на противника поистине шокирующее впечатление. К сожалению, командование Красной Армии на начальном этапе войны не сумело в полной мере воспользоваться выдающимися характеристиками КВ-1, что отчасти объясняется его же «врожденными» недостатками.

История создания

В ноябре 1937 года начальником Автобронетанкового управления Красной Армии был назначен Д.Г.Павлов, один из наиболее опытных советских танкистов. Прежние руководители АБТУ (Вначале И.А. Халепский, а затем и Г.Г. Бокис) перед этим попали под набирающий обороты каток «ежовских» политических репрессий. Новый начальник взялся за порученное ему дело очень энергично, поскольку он на личном опыте испытал все недостатки стоявших в то время на вооружении бронированных машин.

Оценивая результаты боевых действий в Испании, Павлов полагал, что новым советским танкам нужна как можно более надёжная защита. Созданные еще в начале 30-х годов малокалиберные, но скорострельные противотанковые пушки не оставляли советской технике почти никаких шансов, и с этим необходимо было что-то делать. Кроме того, Д.Г. Павлов уже знал о том, что во Франции появились танки с противоснарядным бронированием.

Танк Char B1
Char B1 – французский тяжелый танк 30-х годов. Его броня имела толщину в 60 мм (сопоставимо с советским экспериментальным СМК)

В декабре 1937 года новый начальник АБТУ отправил письмо директору Ленинградского завода опытного машиностроения №185. В этом документе впервые четко формулировались требования к уровню бронирования новых танков. В частности, указывалось на то, что тяжелые танки должны быть полностью защищены от снарядов калибра 76 мм на расстоянии в 800-1000 метров, а от огня из 47-мм противотанкового орудия – на всех возможных дистанциях. Д.Г. Павлов считал, что для решения этой задачи потребуется броня толщиной в 60 миллиметров.

Следует отметить, что непосредственный предшественник Павлова, Г.Г. Бокис, также полагал, что защита тяжелых танков должна быть противоснарядной. Поэтому он летом 1937 года потребовал от конструкторов Харьковского паровозостроительного завода, где в 30-е годы серийно производился «сухопутный крейсер» Т-35, увеличить лобовую броню этой машины до 75 мм.

Арест Бокиса и поиски «врагов народа» на самом ХПЗ задержали выполнение этого поручения. Впрочем, с самого начала было понятно, что увеличение толщины брони на огромном пятибашенном танке неизбежно приведет к чрезмерному возрастанию массы машины, которая и без того не отличалась ни маневренностью, ни скоростью. Требовалось разработать проект какой-то принципиально новой машины.

Сформулированное в начале весны 1938 года техническое задание предусматривало создание тяжелого трёхбашенного танка, вооруженного тремя пушками и восемью пулеметами (их них два крупнокалиберных). Вскоре выяснилось, что ХПЗ перегружен другими работами. Помочь коллегам могли конструкторы двух ленинградских заводов — №185 и Кировского.

Схема компоновки танка СМК
Схема компоновки тяжелого танка СМК, непосредственного «предка» КВ-1

В августе 1938-го был оформлен государственный договор на проектирование, в соответствии с которым предусматривалось изготовление двух опытных тяжелых танков – на заводе №185 создавался Т-100, а на Кировском – СМК (расшифровывается как «Сергей Миронович Киров»).

Уже на этом этапе наметилась тенденция к дальнейшему сокращению количества башен. Выразилась она в том, что проекты обеих экспериментальных боевых машин создавались в двух вариантах – первый из них совпадал с исходным техническим заданием, а второй предполагал создание двухбашенного танка, вооруженного орудиями калибра 76,2 мм и 45 мм.

Чертежи и макеты машин были подготовлены к октябрю этого же года. Примерно в это же время на Кировский завод прибыла группа выпускников Военной академии механизации и моторизации (ныне Военная академия бронетанковых войск). В её состав входили С. Красавин, Б. Павлов, Л. Переверзев, В. Синозерский, Г.Турчанинов и Л. Шпунтов. Все они полностью закончили курс обучения и должны были теперь подготовить дипломный проект. Его темой стало создание еще одного тяжелого танка – однобашенного.

Курировали работу выпускников инженеры СКБ-2 (официальное обозначение конструкторского бюро Кировского завода). Руководителем проекта назначили Н.Л. Духова. Будущий танк получил предварительное название У0. По всей видимости, главный конструктор СКБ-2, Жорес Котин, изначально относился к этому проекту куда более серьезно, чем к обычной учебной работе.

«Базой» для У0 стал проект тяжелого танка СМК. «Ликвидация» одной из башен позволяла сделать машину более компактной и лёгкой. В то же время одним из основных требований на первом этапе было сохранение прежнего комплекса основного вооружения, состоящего из двух орудий. Это обозначало, что пушки калибра 76,2 мм и 45 мм будут размещены совместно в одной башне.

КВ-1 с двумя пушками
Опытный экземпляр КВ-1 с двумя пушками в одной башне

Необходимо, видимо, пояснить, почему в те годы тяжелые и средние танки делались «многоорудийными». Делалось это не просто во имя увеличения огневой мощи – главным являлось стремление к созданию универсальной машины, подходящей как для боя с вражеской пехотой, так и для уничтожения бронетехники противника. Считалось, что для решения второй задачи наилучшим образом подходят скорострельные пушки небольшого калибра – вот почему они считались необходимыми для таких танков, как Т-35, Т-28, СМК и Т-100.

Подобный подход сегодня может показаться странным, однако он был вполне оправданным. В частности, американские танки «Шерман» приходилось делать в двух вариантах – один вооружался противотанковой пушкой, другой – орудием, способным стрелять более или менее эффективными осколочно-фугасными снарядами. Совместить два этих качества в одном образце оружия удается далеко не всегда. В гораздо более поздние времена со схожими проблемами столкнулись, к примеру, создатели танка M1 «Абрамс».

«Дипломный» танк У0 отличался от СМК не только своими размерами и «однобашенностью». Предлагались следующие изменения:

  • Использование в качестве силовой установки дизельного, а не карбюраторного двигателя;
  • Введение новых элементов управления МТО;
  • Установка планетарной коробки передач особой конструкции.

В остальном У0 совпадал с СМК. Между тем, выигрыш в весе, полученный благодаря отказу от башни, позволял существенно увеличить толщину бронирования и оптимизировать его схему. Это необходимо было использовать – конечно, при условии превращения учебного проекта в реальную боевую машину.

Танк Т-100
Опытный тяжелый танк Т-100, один из непосредственных конкурентов КВ-1

В декабре 1938 года в ходе совместного заседания Комитета Обороны при Совнаркоме и Политбюро ЦК ВКП(б), были утверждены «двухбашенные» варианты танков Т-100 и СМК. Рассматривался ли при этом проект У0, точно неизвестно, однако уже 27 февраля 1940 года на правительственном уровне было дано разрешение на строительство однобашенного «танка прорыва», отвечающего утвержденным Комитетом Обороны СНК тактико-техническим требованиям. Будущей боевой машине присвоили обозначение КВ – в честь Клима Ворошилова, народного комиссара обороны и одного из ближайших соратников И.В. Сталина. Впоследствии называть танки именами военачальников и политических деятелей стали и за рубежом – можно вспомнить, в частности, о танке «Черчилль».

Бывшие дипломники, ставшие инженерами, уже в марте 1939 года вернулись в СКБ-2 и приступили к дальнейшей работе над проектом. По инициативе Н. Духова, было принято решение заменить планетарную КПП на пятискоростную механическую. Конструкция её в основном совпадала с аналогичным агрегатом, разработанным для среднего танка Т-28.

Несмотря на то, что использование дизельного двигателя предусматривалось еще в рамках дипломного проекта, первоначально КВ создавался в расчете на карбюраторный мотор М-17Ф. Эта силовая установка обеспечивала существенный выигрыш в мощности – приблизительно на 60 лошадиных сил (660 против 600). Тем не менее в июне 1939 года ситуация изменилась – на танке окончательно «прописался» дизель. Связано это было с двумя главными факторами: во-первых, использование солярового масла вместо бензина позволяло уменьшить размеры баков при сохранении запаса хода, а во-вторых, трансмиссия в любом случае не позволяла «снять» с силовой установки больше, чем 580 лошадиных сил.

Опытный танк КВ
Опытный танк КВ во время проведения заводских испытаний в сентябре 1939 года

В последний день лета 1939 года первый опытный экземпляр танка КВ был доставлен на заводской полигон, после чего начались его испытания. Продолжались они всего несколько дней. При этом военпред Кировского завода отметил, что на машине не имеется крупнокалиберного зенитного пулемета ДК, устанавливавшегося на СМК. Устранить этот недостаток конструкторы не могли, поскольку башня и без того была перегружена – ведь в ней устанавливались две пушки и кормовой пулемет для защиты задней полусферы.

Второй этап испытаний начался в октябре 1939 года. Одновременно с КВ на заводском полигоне опробовали и СМК. Двухбашенный танк считался тогда основным, и основное внимание уделялось именно ему. По этой причине в конце ноября пробег СМК превысил тысячу километров, в то время как КВ преодолел лишь 485 км. Наиболее заметным событием этого периода стал отказ от 45-мм пушки. Её демонтировали, поставив вместо неё дополнительный пулемет ДТ. Впоследствии одноорудийный вариант стал главным и единственным.

30 ноября 1939 года началась Советско-Финляндская война. Этот конфликт позволил Красной Армии опробовать в деле новые виды боевой техники, в том числе и тяжелые танки. «Дебют» КВ состоялся 18 декабря. В эти дни Красная Армия пыталась осуществить прорыв финской обороны на Карельском перешейке. С поставленной задачей новый тяжелый танк успешно справился, однако решение о принятии его на вооружение, последовавшее буквально на следующий день, сегодня выглядит грубой ошибкой.

Танк КВ-2
КВ-2 – танк, созданный зимой 1939/40 года на базе КВ-1 и вооруженный 152-мм орудием

По существу, Комитет Обороны проявил самое настоящее легкомыслие, отдав распоряжение о начале серийного производства машины, не завершившей даже заводской цикл испытаний, ориентируясь на результаты всего одного боя. Последствия этой ошибки оказались крайне тяжелыми. Между тем, конструкторам отдали распоряжение в экстренном порядке создать специальный вариант КВ, вооруженный мощной гаубицей калибра 152 мм.

В принципе, такое задание не стало «сюрпризом» для СКБ-2 – ведь Д. Павлов, начальник Автобронетанкового управления, еще в январе 1938 года указывал на необходимость использования крупнокалиберных орудий на новых образцах тяжелых танков. Поэтому возможность «перевооружения» предусматривалась еще на этапе проектирования СМК и КВ. «Зимняя война» лишь подтолкнула соответствующие разработки – требовалось срочно обеспечить армию танком, способным разрушать долговременные бетонные укрепления, надолбы и ДОТы.

Успеть к началу второго штурма «линии Маннергейма» конструкторам СКБ-2 всё же не удалось – когда КВ с новой увеличенной башней и 152-мм орудием был доставлен на линию фронта, советские войска уже захватили финские ДОТы. Тем не менее определенную пользу на завершающем этапе войны эти танки всё-таки принесли – их применяли для прорыва полевой обороны. Кроме того, были проведены тестовые обстрелы надолб и опустевших ДОТов. Впоследствии, уже в 1941-м году, танк со 152-мм орудием получил обозначение КВ-2, в то время как исходная модель с 76-мм пушкой стала называться КВ-1.

Весной 1940 года правительство утвердило план по объемам серийного производства тяжелых танков КВ. Предполагалось, что с июля по декабрь будет выпущено 100 штук КВ-2 и 130 – КВ-1.

КВ-1 с упрощенной башней
КВ-1 с упрощенной граненой башней

Для выполнения этого плана пришлось внести некоторые изменения в конструкцию боевых машин, сделав их изготовление более «технологичным» и дешевым. Перечень основных новшеств выглядит следующим образом:

  1. Штампованно-сварные баки заменены на сварные;
  2. Упрощена коробка перемены передач;
  3. Сокращено количество опорных подшипников;
  4. Изменена форма крыльев;
  5. Большинство винтов заменено на болты.

Наиболее же заметным изменением стало появление граненой башни, которая изготавливалась намного проще, чем прежняя, «круглая». Всё это позволило снизить стоимость машины примерно на 15%.

Между тем 10 июня под Ленинградом были возобновлены испытания КВ. Тестировался один танк с «малой» башней и два – со 152-мм орудием. Соответствующее распоряжение отдал маршал Г.Кулик, заместитель наркома обороны, которому давно уже не нравилось скороспелое решение о принятии на вооружение КВ. Как и следовало ожидать, испытания тут же вскрыли массу недоработок и конструктивных дефектов. Среди них, в частности, отмечались:

  1. Низкий ресурс двигателя;
  2. Постоянные тяжелые поломки КПП и бортовых передач;
  3. Плохая работа системы охлаждения при температуре воздуха более 20 градусов;
  4. Неспособность танка развить «паспортную» скорость;
  5. Постоянное и быстрое засорение воздушного фильтра – он приходил в негодность уже через полтора часа после начала движения;
  6. Слабый механизм поворота башни. Он был «позаимствован» у среднего танка Т-28 и с увеличенной нагрузкой справлялся плохо – искрил и перегорал.

Все эти дефекты, особенно проблемы с трансмиссией, делали танки КВ фактически небоеспособными. Казалось бы, следовало немедленно исправлять эту ситуацию, однако и в сентябре 1940 года никаких изменений в конструкцию машины внесено не было. Этому мешало уже развернутое серийное производство.

Ремонт КВ-1 в поле
Вынужденный ремонт КВ-1 в открытом поле. Снимок сделан уже во время Великой Отечественной войны

Небезызвестный Л.З. Мехлис, который тогда работал в наркомате государственного контроля, получив осенью сообщение о продолжающихся проблемах с танками КВ, провел личную проверку и убедился в том, что перечень конструктивных дефектов даже более велик, чем это казалось в ходе летних испытаний. Так, явно недоработанной оставалась ходовая часть, погон башни не имел надлежащего усиления, а пушка Л-11 не удовлетворяла требованиям наркомата обороны как по своим основным характеристикам, так и по качеству изготовления.

В ноябре Мехлис направил И.В. Сталину письмо, в котором подробно описывались удручающие результаты проверки, проведенной на Кировском заводе. Казалось бы, в те суровые годы виновные должны были понести суровое наказание, однако этого не случилось. Дело ограничилось дисциплинарными взысканиями, а серийный выпуск заведомо дефектных танков продолжился. Впоследствии и Мехлис, и Кулик, и Д.Павлов, неоднократно сообщали об этом «наверх», но ничего не менялось. Исправлен был фактически только механизм поворота башни.

«Доводке» танков КВ отчасти помешали и не вполне правильные результаты анализа боевых действий вермахта против Франции в мае-июне 1940 года. Командование Красной Армии прекрасно знало о том, что в составе французской армии имелись тяжелобронированные танки. Казалось бы, немецким войскам трудно будет справиться с этими мощными машинами, но результат оказался крайне неожиданным – вермахт триумфально завершил кампанию за каких-то 40 дней. Оценивая этот факт, некоторые советские специалисты предположили, что Германии удалось создать какой-то особо мощный образец противотанковой пушки.

Танк Henschel VK 3001(H)
Henschel VK 3001(H), один из первых прототипов немецкого тяжелого танка. В 1941-м году у этой машины всё еще не было башни

Для защиты от новой угрозы (каковая в действительности не существовала), конструкторы предприняли меры для дальнейшего усиления брони танков КВ. Кроме того, было принято решение о переходе на более мощную пушку калибром в 107 мм. Все эти работы отняли очень много сил, но особым успехом не увенчались. В то же время все прежние недоработки сохранялись.

Единственным значительным достижением этого периода стало изготовление первых литых башен для КВ-1. Это сулило значительное упрощение серийного производства боевых машин. К сожалению, до начала Великой Отечественной войны переход на литые башни не осуществить не успели. Кроме того, СКБ-2 загрузили работами по созданию еще одного тяжелого танка – КВ-3 (использовалось также обозначение Т-150). Реализовать этот проект так и не удалось, как и последующие КВ-4 и КВ-5. Гораздо правильнее было бы сосредоточить усилия конструкторов на «доводке» исходной модели, но этот вывод строится на современном «послезнании».

Уже после нападения Германии на СССР, в начале июля 1941 года, производство танков КВ-2 было прекращено. Это позволило Кировскому заводу нарастить выпуск КВ-1, вот только эта машина всё еще оставалась недоработанной. Кроме того, стремительное наступление немецких войск привело к необходимости развертывания серийного производства в глубоком тылу – на Челябинском тракторном заводе. В Ленинграде последний танк КВ изготовили 18 октября 1941 года, спустя месяц после того, как город был окружен.

В августе 1942 года началось производство танка КВ 1С. От исходной модели эта машина отличалась в первую очередь облегченным бронированием. Это позволило улучшить динамические характеристики танка, однако спустя 11 месяцев серийный выпуск КВ-1С прекратили.

Модель КВ-1Э
Современная модель танка КВ-1Э с усиленным бронированием

Для борьбы с «Тиграми» и «Пантерами» нужна была куда более мощная техника. Кроме того, КВ-1С уже мало чем отличался по своим характеристикам от среднего Т-34-76, что делало его попросту излишним.

Как видно, история тяжелого танка «Клим Ворошилов» оказалась довольно короткой – его спроектировали примерно за год, а серийное производство продолжалось в течение трех с небольшим лет. Судьба этой боевой машины могла оказаться намного более успешной, если бы не целый ряд ошибок, которые были не столько техническими, сколько организационными. В 1944 году на смену КВ пришли тяжелые танки ИС – сегодня все знают, как расшифровывается эта аббревиатура.

Основные цели и задачи

Первоначально КВ-1 предназначался для прорыва сильных оборонительных укреплений и «расчистки» дороги для наступления средних и лёгких танков. В рамках выполнения этой общей задачи предполагалось достижение следующих целей:

  1. Выявление и уничтожение противотанковых батарей противника;
  2. Подавление сопротивления пехоты на переднем крае, разрушение пулеметных гнезд, дерево-земляных огневых точек и блиндажей;
  3. Прорыв проволочных заграждений;
  4. Выход на позиции полевой артиллерии противника и её уничтожение;
  5. Отражение контратак бронетехники.

Толстая броня позволяла КВ-1 достаточно свободно маневрировать под огнем противотанковых пушек, а наличие кормового пулемета, как считали конструкторы, даст возможность действовать без непосредственного пехотного сопровождения.

В ходе войны КВ-1 неоднократно действовал в полном соответствии со своим «теоретическим» предназначением. В частности, именно так эти танки использовали в первые дни контрнаступления под Сталинградом, а также в 1944 году во время Выборгской операции.

Подбитый КВ-1
Тяжелый танк КВ-1, подбитый под Сталинградом. Видны следы от попаданий снарядов

Значительно чаще КВ применялся приблизительно таким же образом, как Т-34 – в качестве универсальной боевой машины для поддержки пехоты, оборонительных действий, контратак и рейдов в оперативном тылу противника.

Конструкция боевой машины

КВ-1 имеет классическую компоновку: двигатель и трансмиссия размещены в кормовой части, спереди находится отделение управления, а в середине – боевое отделение и башня. Сегодня это не выглядит чем-то необычным, однако вплоть до появления этой машины советские тяжелые танки были многобашенными, и на таком фоне «Клим Ворошилов» явно выделялся. Главной особенностью КВ-1 стало достаточно гармоничное сочетание наиболее прогрессивных конструкторских решений того времени – использование дизельного двигателя, наличие толстой противоснарядной брони, индивидуальной торсионной подвески и довольно мощной универсальной пушки.

Отделение управления

Передняя часть танка КВ-1 была отведена под отделение управления. Здесь находились места для двух членов экипажа – стрелка-радиста, сидевшего с левой стороны, и механика-водителя, кресло которого устанавливалось в центре. Чтобы попасть внутрь отделения управления, использовался люк, расположенный непосредственно над сиденьем стрелка-радиста.

Механик-водитель должен был первым занять своё место, а выход из танка осуществлялся в обратном порядке. Правда, непосредственно перед мехводом имелся еще один небольшой люк, но протиснуться в него было невозможно – эта «форточка» предназначалась исключительно для наблюдения. В бою люк механика-водителя закрывался, ориентироваться приходилось, глядя в очень узкую смотровую щель с триплексом, или в зеркальный прибор, установленный на крыше корпуса.

Отделение управления КВ-1
Отделение управления восстанавливаемого танка КВ-1

Перед стрелком-радистом в шаровой установке размещался курсовой пулемет ДТ. Радиостанция находилась по левому борту, её питание обеспечивалось четырьмя аккумуляторами. Кроме того, в отделении управления имелись контрольные приборы, топливные краны, насос и баллоны со сжатым воздухом (использовались при запуске двигателя). В аварийных ситуациях механик-водитель и стрелок-радист могли покинуть танк через запасной люк, прорезанный в днище.

Боевое отделение

Башня с артиллерийским орудием устанавливалась в средней части танка КВ-1, непосредственно над боевым отделением, на шариковой опоре. Сиденье командира находилось с левой стороны от пушки, а наводчик и заряжающий размещались справа. Все эти члены экипажа входили в танк и покидали его через верхний башенный люк (он был только один). При посадке первым своё место занимал наводчик, затем командир и лишь после этого – заряжающий.

Круговой обзор обеспечивался при помощи панорамы и четырех зеркальных перископов, установленных по периметру боевого отделения. У наводчика, кроме того, имелся телескопический прицел. Слева от него в корпусе танка прорезалась смотровая щель, закрытая триплексом. В кормовой части башни располагался пулемет ДТ, диски с патронами к нему, а также часть боекомплекта для пушки. Другие снаряды укладывались на днище боевого отделения, вдоль бортов которого, помимо этого, находились баки для горючего и моторного масла.

Боевое отделение КВ-1
Боевое отделение танка КВ-1. Хорошо видны смотровые приборы наводчика и командира танка

Броня

Корпус танка КВ-1 изготавливался из катаной стали различной толщины. Защита лобовой проекции обеспечивалась тремя броневыми листами. Верхний и нижний располагались под небольшим углом, толщина их составляла 75 мм. Средний лист был существенно тоньше – всего 40 мм, однако он устанавливался со значительным наклоном, что существенно снижало его уязвимость.

Борта корпуса и нижний броневой лист в задней части танка имели толщину в 75 мм, а верхний кормовой лист – 60 мм. Самими же тонкими являлись крыша и днище. Толщина стальных листов, закрывавших моторное и трансмиссионное отделения снизу и сверху, составляла только 30 мм, а над боевым отделением и под ним находилась сорокамиллиметровая броня.

Наиболее защищенной от снарядов являлась башня. Помимо основной 75-мм брони, в передней части для защиты пушки и пулемета устанавливалась маска — 90 миллиметров высокопрочной стали. Толщину брони на литых башнях увеличили вначале до 82-х, а затем и до 110 миллиметров. Наружные элементы приборов наблюдения были защищены от поражения специальными колпаками.

Силовая установка и трансмиссия

Танк КВ-1 приводился в движение V-образным четырёхтактным дизельным двигателем В-2. Этот мотор мог развивать до 600 лошадиных сил, однако эксплуатационная мощность составляла 500 л.с. В качестве горючего использовалось либо соляровое масло ДТ, либо газойль марки «Э». Топливные баки, располагавшиеся в отделении управления и боевом отделении, вмещали до 615 литров. Иногда на надгусеничных полках монтировались дополнительные емкости для горючего. Количество их составляло от трёх до пяти.

Двигатель КВ-1
Дизельный двигатель танка КВ-1

Штатный запуск двигателя осуществлялся при стартёров с электрическим приводом. Вначале на танках КВ-1 устанавливались два таких устройства, но в конце 1941-го года предпочтение было отдано схеме запуска с одним более мощным стартёром. В том случае, если всё это оборудование по каким-то причинам не срабатывало, включить мотор можно было при помощи сжатого воздуха. Баллоны с ним, как уже отмечалось, находились в отделении управления.

Трансмиссия КВ-1 включала в себя следующие основные элементы:

  1. Главный фрикцион (многодисковый, сухого трения);
  2. Коробка перемены передач – двухвальная, пятиступенчатая (не считая задней передачи);
  3. Бортовые фрикционы;
  4. Бортовые планетарные редукторы.

Следует отметить, что моторный и трансмиссионный отсеки на танках КВ были отделены друг от друга.

Органы управления

Механик-водитель управлял движением танка КВ-1 при помощи педалей главного фрикциона и газа, а также трёх рычагов. Один из них предназначался для переключения передач, а два других использовались для поворотов.

Управление орудием осуществлялось при помощи электропривода горизонтальной наводки и ручного маховика вертикальной наводки. Выстрел можно было осуществить, нажав на ручной или ножной спуск. Заряжание пушки, как нетрудно догадаться, осуществлялось вручную.

Вооружение танка

Первоначальное техническое задание предполагало, что танк КВ-1 будет оснащаться тем же набором пушек и пулеметов, что и экспериментальный СМК. В дальнейшем, однако, от этой идеи пришлось отказаться. В частности, 45-мм орудие было удалено из башни еще на этапе заводских испытаний. С тех пор все КВ-1 вооружались только одной пушкой.

Пушка ЗиС-5
ЗиС-5 – 76,2 мм пушка, устанавливавшаяся на танках КВ-1, начиная с октября 1941 года

Артиллерийское вооружение

На первых танках КВ устанавливалось 76,2-мм орудие Л-11, разработанное на Кировском заводе. Оно представляло собой развитие более ранней пушки Л-10, уже применявшейся на Т-28. Длина нарезной части ствола этого орудия достигала 30 калибров, что позволяло придавать снарядам начальную скорость 615 метров в секунду.

При помощи Л-11 можно было пробить броню толщиной в 60 миллиметров на расстоянии в километр. Между тем, немецкие танки конца 30-х и начала 40-х годов прошлого века были защищены броней с максимальной толщиной всего 30 мм. Таким образом, мощности Л-11 хватало для их уверенного уничтожения даже на дистанции в 3 километра.

Серьёзным недостатком этой пушки являлся конструктивный дефект противооткатного устройства, которое гарантированно выходило из строя на некоторых режимах ведения огня. Этот факт на этапе проектирования КВ-1 был хорошо известен, поэтому танк планировалось вооружить более совершенной пушкой Ф-32 конструкции В. Грабина, созданной одновременно с Л-11. Сделать это не удалось только из-за того, что Л-11 легче было поставить в серийное производство.

Впоследствии дефект «ленинградской» пушки успешно устранили, откатник стал работать без поломок, однако уже в январе 1941 года КВ-1 все-таки перевооружили – простота устройства и относительная дешевизна орудия Ф-32 позволили ему опередить Л-11. В то же время баллистические и «бронебойные» характеристики обеих пушек практически не отличались.

Тем временем Грабин разработал и подготовил к массовому серийному производству еще одно танковое орудие – Ф-34. Оно было мощнее, чем Ф-32 и в то же время несколько проще по конструкции. Этими пушками начали вооружать средние танки Т-34, устанавливались они и на отдельные экземпляры КВ-1, но более перспективным вариантом тогда представлялся переход на орудие Ф-27.

КВ-1 с Ф-32
Подбитый танк КВ-1, вооруженный орудием Ф-32

Испытания тяжелых танков, оснащенных Ф-27, состоялись весной 1941 года и оказались неудачными. Длину ствола новой пушки признали чрезмерной, не устроили военных и значительные габариты унитарных выстрелов. В результате конструкцию Ф-27 несколько изменили, и уже во время войны, в октябре 1941 года, эта пушка была принята на вооружение под обозначением ЗиС-5.

Ствол нового орудия имел длину в 41,5 калибра, что позволяло придавать снарядам начальную скорость в 680 метров в секунду. Боекомплект составлял 90 снарядов (иногда увеличивался до 114 штук).

Пулеметное вооружение

Первоначальное техническое задание предусматривало вооружение КВ-1 крупнокалиберным пулеметом ДК, но для него попросту не нашлось места в башне. По этой причине на всех модификациях тяжелого танка имелись только пулеметы ДТ калибра 7,62 мм. Они представляли собой специальную танковую модификацию известного ручного пулемета Дегтярева.

Один ДТ устанавливался в перед местом стрелка-радиста в шаровой установке. Второй был спарен с пушкой, а третий размещался в корме башни и использовался для защиты машины от пехоты противника, подбирающейся с тыла. Кроме того, внутри башни перевозился еще один пулемет, который мог быть использован в качестве запасного или зенитного. В последнем случае ДТ необходимо было установить на турель, имевшуюся на башенном люке. Это приспособление устанавливалось на каждый пятый серийный танк КВ.

Боекомплект для пулеметов составлял 48 дисков, внутри которых помещалось 3024 патрона. Кроме того, для самообороны могли быть использованы ручные гранаты Ф-1. Их имелось 25 штук. Командир танка дополнительно вооружался пистолетом-пулеметом (ППД или ППШ).

КВ-1С, вид сзади
КВ-1С, вид сзади. Хорошо виден пулемет в корме башни

Технические характеристики

Основные параметры танка КВ-1 приводятся для двух его наиболее распространенных вариантов – базовой серийной модели и «скоростной» модификации, известной под названием КВ-1С:

КВ-1 КВ-1С
Масса танка 47,5 тонны 42,5 тонны
Длина 6,625 м 6,9 м
Ширина 3,32 м 3,25 м
Высота 2,71 м 2,64 м
Клиренс 0,45 м 0,45 м
Скорость движения по шоссе 34 км/ч 42 км/ч
Скорость движения по пересеченной местности 5-10 км/ч 10-15 км/ч
Запас хода До 225 км До 180 км
Удельная мощность 11,6 л.с. на тонну 14,1 л.с. на тонну

Вооружение и двигатель у машин обеих модификаций совпадали.

Преимущества и недостатки танка КВ-1

Главным плюсом танка КВ-1 стал высокий уровень его защищенности. И во время «Зимней войны», и на начальном этапе Великой Отечественной поразить эту боевую машину из большинства видов противотанкового оружия было почти невозможно. В результате КВ-1 мог с легкостью выигрывать «дуэли» с танками противника и артиллерийскими батареями.

Конструкция «Клима Ворошилова» являлась, пожалуй, самой передовой для начала 40-х годов прошлого века. Сравниться с ним в этом отношении могла только другая советская машина – Т-34. Создателям КВ удалось совместить в своём детище все наиболее прогрессивные новшества тех лет – длинноствольную пушку, наклонное бронирование, неплохую систему подвески, а также дизельный двигатель.

Дополнительным преимуществом КВ стала правильно подобранная скорость его перемещения на первой передаче – в отличие от Т-34, этот танк не обгонял следующую за ним пехоту, что позволяло намного успешнее координировать действия в ходе атаки.

КВ-1 с десантом
КВ-1 с танковым десантом на броне

Недостатков у КВ-1 было немало, но выделить стоит два наиболее серьезных. Первым из них и наиболее очевидным являлась общая «сырость», недоведенность конструкции. В 1939-м году машину следовало бы не ставить на вооружение, а отправить на углубленные испытания, после которых можно было устранить все дефекты – ведь время для этого еще было. К сожалению, качеством пожертвовали в пользу количества, что являлось тяжелой ошибкой, за которую расплачивались своей кровью как сами танкисты, так и красноармейцы, остававшиеся на поле боя без поддержки бронетехники.

Вторым и не менее существенным недостатком КВ-1 стала неопределенность его целевого предназначения. Этот танк так и не получил своей собственной «ниши». В начале войны намного более дешевый и маневренный Т-34 был почти так же неуязвим для вражеских противотанковых пушек, как и КВ, обладая при этом практически одинаковым вооружением. В результате терялся сам смысл существования отдельного тяжелого танка. А во второй половине Второй Мировой войны, когда на полях сражений появились «Тигры» и «Пантеры», бронирование КВ 1 и его вооружение сразу же стали явно недостаточными.

К сожалению, конструкторы СКБ-2 не смогли обеспечить свой тяжелый танк достаточным потенциалом модернизации, который позволил бы своевременно перевооружить машину более мощной крупнокалиберной пушкой. Спорным решением стал и переход на выпуск «скоростного» КВ-1С, который по своим параметрам еще больше сблизился с Т-34, что было в целом достаточно бессмысленно.

Модификации КВ

Несмотря на то, что КВ-1 серийно выпускался менее четырех лет, были созданы несколько довольно существенно различающихся между собой вариантов этого танка.

КВ-85
Танк КВ-85 – башня ИС-1 на шасси КВ-1

Перечень наиболее известных модификаций выглядит следующим образом:

  1. КВ-2. Фактически представляет собой самостоятельную модель. Главное отличие – новая башня с мощным орудием М-10Т калибра 152 мм;
  2. КВ-1Э. Эти танки изготавливались с июля по август 1941 года. От базовой модификации их отличала установка дополнительных броневых экранов в передней части корпуса. Иногда утверждается, что эта мера была предпринята для защиты от немецкого 88-мм орудия, но такая версия сомнительна;
  3. КВ-1С. Выпускался, начиная с августа 1942 года. Главное отличие – сниженная масса за счет уменьшения толщины брони (в основном бортовой). Кроме того, конструкторам удалось частично устранить недостатки трансмиссии и сделать танк более надежным;
  4. КВ-85. Последняя по времени серийная модификация. Представляла собой шасси КВ-1 с установленной на нем башней будущего танка ИС-1. КВ-85 был создан в качестве переходной модели. Основной причиной его появления стали высокие советских танков в боях с «Тиграми» и «Пантерами».

Отдельно необходимо упомянуть про огнеметные танки КВ-6 и КВ-8. Первый из них изготавливался в блокадном Ленинграде небольшой серией (не менее 4-х и не более 8 единиц). Информации об этой боевой машине немного. КВ-8 строился в намного более значительных количествах. Основой для огнеметного танка вначале был КВ-1, а затем КВ-1С.

Главной особенностью КВ-8 является замена орудия ЗиС-5 на 45-мм пушку, рядом с которой, вместо спаренного пулемета устанавливался огнемет. Чтобы противник не мог отличить КВ-8 от других тяжелых танков, 45-мм орудие прикрывалось специальным кожухом, имитирующим ЗиС-5. Такие боевые машины использовались, к примеру, в ходе обороны Сталинграда в 1942 году.

КВ-8
КВ-8 – огнеметная версия тяжелого танка КВ-1

Боевое применение тяжелых танков КВ-1

Впервые на поле сражения КВ-1 появился во время Советско-Финляндской войны. Это была опытная машина, не успевшая завершить цикл заводских испытаний. 17 декабря 1939 года экипажу танка, в состав которого входили два представителя Кировского завода (К. Ковш и А.Эстратов), приказали присоединиться к 20-й танковой бригаде. Этому соединению утром следующего дня предстояло атаковать укрепленный район Бабошино (один из участков линии финской обороны на Карельском перешейке).

18 декабря, после проведения короткой артиллерийской подготовки КВ-1 двинулся вперед вместе с танками Т-28. Опасаясь подрыва на мине, механик-водитель П.Головачев не стал съезжать на проселок, несмотря на интенсивный обстрел дороги. Об эффективности огня финской противотанковой артиллерии свидетельствовали несколько горящих Т-28.

Приблизившись к противотанковому рву, КВ-1 двинулся вдоль этого препятствия. Тут же в борт танка попали сразу несколько снарядов, но толстая броня выдержала все удары. Огневые позиции артиллерии противника обнаружить не удалось, но зато были выявлены несколько укрепленных позиций, по которым танк немедленно открыл стрельбу. Почти сразу после этого в лобовую броню ударил какой-то мощный снаряд. От сотрясения двигатель машины заглох, однако его удалось завести.

Продолжая находиться под огнем противника, КВ-1 вплотную подошел к ранее подбитому Т-28, взял его на буксир и доставил в расположение советских войск. На этом бой закончился. На следующий день прибыла военная комиссия, внимательно осмотревшая танк. Как выяснилось, ствол орудия Л-11 в ходе боя был прострелен, опорные катки также подверглись повреждениям, деформировались некоторые траки. В целом же танк остался вполне исправным.

КВ-1 со следами попаданий снарядов
Танк КВ-1 со следами попаданий снарядов мощной немецкой 88-мм зенитной пушки

Вскоре поврежденный ствол Л-11 заменили, но КВ-1 более в боях не участвовал. Насколько обоснованными являются выводы военной комиссии о том, что новый танк можно смело принимать на вооружение – вопрос очень спорный. В принципе, ничего феноменального КВ-1 не продемонстрировал – ведь финны обстреливали его из довольно слабой пушки «Бофорс», которая никак не могла пробить броню толщиной в 75 мм.

В дальнейших сражениях на Карельском перешейке КВ-1 участия уже не принимал (в отличие от созданного в спешке КВ-2). Поэтому все остальные эпизоды боевой биографии тяжелого танка пришлись на Великую Отечественную войну.

По состоянию на 22 июня 1941 года в распоряжении Красной Армии имелось в общей сложности 545 танков КВ-1 и КВ-2. 278 из них были переданы в Киевский Особый военный округ, а 116 – в Западный Особый военный округ. Основной проблемой в те дни являлся острый дефицит подготовленных экипажей. Всего их было не более 150. Из-за этого в эксплуатации находилось накануне войны всего 75 танков КВ.

Самым первым эпизодом с участием КВ-1 стал, по всей видимости, бой против 6-й немецкой танковой дивизии, произошедший 24 июня 1941 года. В тот день немецкие позиции были атакованы советскими тяжелыми танками, количество которых точно не установлено. Вначале КВ-1 смяли оборону мотоциклетного батальона, обратив его в бегство, затем преодолели вброд реку Дубисса и продолжили атаку, всё это время находясь под ураганным огнем немецкой артиллерии.

Как утверждал Эрхард Раус, командир 6-й танковой дивизии, даже попадания тяжелых 150-мм снарядов не наносили КВ-1 никаких заметных повреждений. Советские боевые машины подверглись внезапному фланговому обстрелу – огонь вела противотанковая батарея.

КВ-1 в контратаке
КВ-1 в контратаке. Снимок сделан летом 1942 года на подступах к Сталинграду

КВ-1 неспешно развернулись в сторону противника, а затем, доехав до немецких орудий, просто передавили их. Видя, что советские машины направляются к тыловым артиллерийским позициям, командир 11-го немецкого танкового полка приказал нанести контрудар силами ста танков (от 30 до 34 Pz.IV и не менее 70 Pz.35(t)). Из этой затеи ничего не вышло – обстрел КВ-1 даже с близкого расстояния оказался безрезультатным. В то же время немецкие танки подбивались один за другим.

В конечном счете началась паника и общее бегство. К сожалению, этот успех был частным – после разгрома немецких позиций КВ-1 остановились. Видимо, приказа о дальнейших действиях они попросту не получили.

Шок, который испытали немецкие солдаты после личного знакомства с новейшей советской бронетехникой, в целом не повлиял на ход боевых действий. События развивались крайне неблагоприятно для Красной Армии. Особенно удручающим стало то, что большая часть потерь КВ-1, понесенных в эти первые месяцы войны, пришлась на различные технические неисправности. Так, 41-я советская танковая дивизия, в составе которой имелся 31 КВ-1, к началу июля 1941 года потеряла 22 таких машины, причем противнику удалось подбить только пять из них – все остальные стали жертвами поломок и недостаточно квалифицированного обращения.

Усугубляли эту и без того скверную ситуацию неумелые распоряжения командования – танки бессмысленно гоняли вдоль фронта на многие сотни километров. Вскоре выяснилось, что тягач «Ворошиловец» не способен полноценно буксировать сломавшиеся КВ. Приходилось для эвакуации одного тяжелого танка использовать другой, что зачастую приводило к тому, что и вторая машина выходила из строя. Главными уязвимыми местами конструкции КВ-1 и КВ-2 оставались всё те же узлы – бортовые фрикционы, коробка передач и воздушный фильтр.

Захваченный КВ-1
Танк КВ-1, брошенный из-за поломок и захваченный противником. На броню уже нанесены немецкие опознавательные знаки

Едва ли не самой яркой страницей боевого применения танков КВ-1 на начальном этапе войны стал бой близ города Красногвардейск, состоявшийся 19 августа 1941 года. В этот танковая рота под командованием З.Г. Колобанова сумела вывести из строя 43 немецких танка. Этот успех стал возможным благодаря грамотному выбору позиции и превосходной броневой защите КВ-1. Достаточно сказать, что на танке Колобанова после боя насчитали более 120 вмятин от вражеских снарядов – и ни одной сквозной пробоины.

Подобные эпизоды, хотя, возможно, уже и не столь впечатляющие, отмечались и впоследствии. В ряде случаев даже одиночные КВ наносили противнику тяжелый ущерб. Так, например, тяжелый танк под командованием П. Гудзя 5 декабря 1941 года вступил в бой с восемнадцатью немецкими танками, уничтожив не менее десяти из них. В этом же столкновении КВ-1 раздавил четыре противотанковые пушки противника и благополучно вышел из сражения.

Тем не менее отношение к танку КВ-1 в Красной Армии было не самым лучшим. Причиной этого были не только многочисленные поломки, но и избыточный вес боевой машины. Гораздо более лёгкие Т-34 показали себя в боях не хуже, но при этом они не разрушали дорожное покрытие и не требовали особо прочных мостов при переправе через реки – а вот про КВ сказать то же самое было никак нельзя. Об этой особенности танка, в частности, упоминал в личной беседе со Сталиным М. Катуков, мнение которого главнокомандующий оценивал очень высоко.

В 1942-м году советские тяжелые танки столкнулись с новой серьезной проблемой – противник начал применять кумулятивные снаряды. Отдельные случаи их использования отмечались и ранее. Кроме того, выяснилось, что в условиях весенней распутицы вероятность поломки трансмиссии КВ-1 существенно повышается.

КВ-1С
Танк КВ-1С с литой башней. Был найден в болоте и частично восстановлен

В течение лета и осени 1942-го уровень надежности ходовой части, фрикционов и коробки перемены передач КВ-1 удалось несколько повысить. Танки, возвращавшиеся в войска с заводов после ремонта, уже не были столь же «нежными», как в начале войны. Кроме того, в августе развернулся выпуск облегченного КВ-1С, который зарекомендовал себя как наиболее надежный из всех «Климов Ворошиловых». Все это позволило организовать довольно успешное боевое применение тяжелых танков в ходе контрнаступления под Сталинградом.

Интересно, что и в немецкой мемуарной литературе, и в документах румынских дивизий, попавших под удар советских соединений, вооруженных КВ-1, этот танк называется «пятидесятидвухтонным». Между тем столь значительную массу имел только КВ-2, которого в 1942-м году уже не было в Красной Армии. Кроме того, под Сталинградом действовали в основном «скоростные» КВ-1С, вес которых составлял «всего» 42,5 тонны.

В целом в конце 1942-го и первой половине 1943-го года количество танков КВ в Красной Армии значительно сократилось. Большое количество этих машин было потеряно в боях, причем уже отмечались эпизоды столкновений с немецкими «Тиграми», которые неизменно заканчивались не в пользу КВ.

После масштабных танковых сражений на Курской дуге стало окончательно понятно, что КВ-1 устарел. Но до появления ИС-2 оставался еще почти год, и поэтому в качестве танка прорыва пришлось применять «переходной» КВ-85, получивший новую башню и орудие калибром 85 мм. Вообще говоря, для борьбы с «Тиграми» этого всё равно было мало, однако последняя модификация КВ всё же сыграла определенную роль в боях на Украине зимой 1943-44 годов.

Колонна КВ-1
Колонна танков КВ-1 на марше

Задокументирован, по крайней мере, один эпизод удачного применения КВ-85 против танков Pz.VI Tiger. Это произошло 28 января 1944 года, когда три советских тяжелых танков и две самоходки СУ-122 из состава 7-го отдельного гвардейского полка (4-й Украинский фронт) в течение всего дня вели тяжелые бои с превосходящими силами противника, уничтожив пять «Тигров» и семь других танков, и не потеряв ни одной своей машины.

После того, как в войска начали поступать танки ИС, уцелевшие КВ-1 переделали в тягачи, обозначавшиеся как КВ-Т. Их использование оказалось достаточно эффективным и заметно сократило потери среди эвакуационных команд.

Последним заметным боевым эпизодом, в котором принимало участие значительное количество КВ-1, стала Выборгская операция, проведенная летом 1944 года. К этим боям привлекали также новейшие для того времени танки ИС-2.

Некоторое количество танков КВ-1 было захвачено противником. Применение этих машин в составе вермахта было незначительным – мешали те же самые поломки, устранить которые немцы могли с трудом – ведь запасных частей у них не имелось. По разным данным, гитлеровцам удалось ввести в строй до 50 таких танков. Обозначались они всё той же аббревиатурой, только в немецком варианте – KV. По всей видимости, расшифровка этого сокращения, не самая уместная для вермахта, противника почему-то не смущала. В ряде случаев трофейные машины переоборудовались и перевооружались, получая немецкие командирские башенки и 75-мм орудия, позаимствованные у поздних вариантов Pz.IV.

КВ-1 в финском танковом музее
Танк КВ-1, хранящийся в финском танковом музее в Пароле

Имелось несколько трофейных КВ и у Финляндии. Один из таких танков использовался финской армией вплоть до 1954 года. Эти машины берегли и об их участии в боевых действиях информации не имеется.

Если у вас возникли вопросы - оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них