fbpx

Немецкий танк Pz.Kpfw.V «Пантера»: история создания, технические характеристики, вооружение, боевое применение

Pz.Kpfw. V Panther
Немецкий танк Pz.Kpfw. V Panther, ставший экспонатом музея в Кубинке

Несмотря на то, что Вторая мировая война уже давно стала достоянием истории, споры о ней продолжаются. Одним из вечных «камней преткновения» являются, в частности, оценки тех или иных видов боевой техники. Довольно часто предметом дискуссии становится немецкая бронетехника, в особенности знаменитый танк «Пантера», известный также под обозначением Pz.Kpfw. V. У этой боевой машины немало настоящих «фанатов», презирающих все другие танки, в особенности, конечно, советские. Ожесточенность споров мешает объективному разбирательству, но сторонникам «Пантеры» всё-таки следовало бы подумать о том, почему столь совершенные машины практически никак не повлияли на исход войны.

История создания

Германия вступила во Вторую мировую войну, имея на вооружении только лёгкие и средние танки. Все они даже по меркам 30-х годов были слабо бронированы и плохо вооружены. В частности, самый мощный на тот момент танк вермахта Panzerkampfwagen.IV Ausf.C обладал лобовой бронёй толщиной не более 30 миллиметров и короткоствольной 75-мм пушкой, пригодной только для решения задач по сопровождению пехоты.

Поначалу казалось, что у подобной техники будет немного шансов при столкновении с куда более мощными машинами, уже имевшимися на вооружении Франции и Великобритании, такими, например, как Char B1 или Mk. II «Матильда». Тем не менее немецкое наступление, начавшееся в мае 1940 года, привело к стремительному разгрому войск западных союзников, причем решающую роль в этом успехе вермахта сыграли именно танки. Можно сказать, что тактика на этом этапе войны имела куда большее значение, чем технические характеристики боевых машин.

Танк Pz.Kpfw IV Ausf. C
Pz.Kpfw IV Ausf. C – самый «тяжелый» немецкий танк начального периода Второй Мировой войны

И всё же отдельные эпизоды столкновений с французскими тяжелыми танками произвели на немецкое командование сухопутных войск определённое впечатление, что привело к активизации работ по проектированию новой бронетехники. Впрочем, разработки проводились неспешно. Будущие тяжелые танки предполагалось использовать для прорыва мощных оборонительных линий после вторжения на Британские острова.

Эти планы были довольно смутными, поскольку главной целью вермахта сразу после разгрома Франции стал СССР. К возможностям советской оборонной промышленности и вооружению Красной Армии немецкое военное командование относилось довольно пренебрежительно, особенно после Советско-Финляндской войны зимой 1939-1940 года. Как ни странно, даже донесения разведки о появлении советского КВ ничего не изменили.

Конечно, нельзя сказать, что в Германии в этот период ничего не делалось для повышения боеспособности танковых войск. Продолжалось совершенствование имеющихся моделей боевой техники – появились такие её образцы, как Pz.Kpfw.III Ausf.H и Pz.Kpfw.IV Ausf.F с улучшенным вооружением и усиленной бронёй. Кроме того, компания Henschel продолжала разработку нового среднего танка, вес которого должен был составить 30 тонн – то есть больше, чем у любой из имеющихся моделей. Все эти меры, однако, оказались недостаточными.

22 июня 1941 года Германия вторглась в Советский Союз, началась Великая Отечественная война. Уже в первые её дни целый ряд немецких соединений столкнулся с новейшими танками Т-34 и КВ. Довольно быстро в штабы пошли буквально панические донесения о небывалых возможностях этих боевых машин, однако генералы вермахта далеко не сразу отреагировали на эти сообщения.

Танк Т-34
Советский средний танк Т-34, подбитый в начале Великой Отечественной войны

Даже в сентябре 1941 года Г. Гудериан, упоминая в одном из своих донесений про Т-34, отозвался об этом танке крайне пренебрежительно.

Всё резко изменилось спустя месяц, в октябре 1941-го, причем именно эта «перемена настроения» одного из лучших немецких военачальников стала главной причиной появления будущей «Пантеры». События развивались следующим образом: сразу после начала операции «Тайфун» 2-я танковая группа вермахта, которой командовал Гудериан, прорвав советскую оборону, захватила Орёл, а её передовые соединения двинулись дальше, по направлению к Мценску. Именно здесь немецкий авангард был атакован танками Т-34 из состава 4-й бригады М.Е. Катукова и понёс тяжелые потери.

Это поражение, пусть и локальное, стало полной неожиданностью для Гудериана. Пытаясь каким-то образом объяснить, как подобное стало возможным, «быстрый Гейнц» не нашел ничего лучшего, как приписать свою неудачу качественному превосходству танка Т-34. В штаб командования группы армий «Центр» было направлено донесение, в котором детально описывались основные особенности советского среднего танка. Кроме того, Гудериан предложил создать специальную комиссию для изучения советских боевых машин. Предполагалось, что по итогам её работы можно будет составить техническое задание на создание нового немецкого среднего танка.

Надо учитывать, что в то время Гудериан считался одним из фаворитов Гитлера. Поэтому можно было не сомневаться, что донесение, направленное в штаб группы армий, в конечном счете непременно попадет в руки «фюрера германской нации». Расчет Гудериана вполне оправдался – его никто не обвинил в провале наступления на Тулу, а уже 20 ноября в расположение 2-й танковой группы прибыла «заказанная» им комиссия.

Гудериан
Генерал (впоследствии фельдмаршал) Гудериан, один из инициаторов создания «Пантеры»

Сегодня вполне понятно, что успех 4-й танковой бригады М.Е. Катукова был обусловлен грамотной тактикой ведения боя и ошибками, допущенными противником, а вовсе не чудодейственными качествами Т-34. Тем не менее нельзя сказать, что инициатива Гудериана не несла в себе ничего рационального. Вермахт действительно нуждался в новом среднем танке с противоснарядным бронированием и мощной пушкой.

Комиссия, в состав которой вошли представители ряда немецких машиностроительных компаний, офицеры из управления вооружений вермахта и конструкторы, рассмотрела несколько вариантов решения проблемы, обозначенной Гудерианом:

  1. Модернизация стоящих на вооружении танков Pz.III и Pz.IV до уровня, позволяющего сравниться или превзойти Т-34;
  2. Буквальное копирование советского среднего танка;
  3. Создание принципиально новой модели боевой машины.

Первый путь, был, конечно, самым простым. Тем не менее комиссия (несколько переоценивая возможности Т-34), посчитала, что модернизация позволит лишь частично исправить ситуацию. Копирование советского танка также признали плохим решением. Гудериан в своих мемуарах утверждает, что воспроизвести некоторые узлы и агрегаты Т-34, например, мотор, и вовсе было невозможно. Вряд ли это так: немецкая промышленность обладала значительным технологическим превосходством над советской.

Скорее всего, реальной причиной отказа от копирования Т-34 было то, что этот танк осенью 1941 года оставался еще слишком «сырой» и ненадежной машиной, страдавшей от множества «детских болезней». К тому же по своей компоновке он не соответствовал уже сложившимся традициям немецкого танкостроения. Таким образом, комиссия пришла к выводу о том, что необходимо разработать принципиально новую боевую машину – что, конечно, не обозначало сворачивания модернизации Pz.III и Pz.IV.

Прототип VK 30.01 (H)
Современная модель прототипа VK 30.01 (H)

25 ноября 1941 года задание на проектирование нового танка было передано руководителям компаний Daimler-Benz и MAN. Комиссия пренебрегла предложением Рейхсминистра вооружения и боеприпасов Ф. Тодта, который считал, что при проектировании можно воспользоваться наработками по прототипу VK 30.01 (H), созданному фирмой «Хеншель». Это обозначало, что средний танк предстоит создавать буквально с нуля. Разумеется, такой подход существенно усложнял достижение конечной цели.

С самого начала проекту будущей боевой машины присвоили обозначение Panther («Пантера»). Возможно, в выборе этого имени определенную роль сыграло созвучие – ведь в отличие от англичан, немцы не используют термин tank, предпочитая слово Panzer.

Техническое задание предполагало, что этот танк будет обладать следующими основными характеристиками:

Масса 35 тонн
Максимальная скорость по шоссе 55 км/ч
Минимальная толщина брони 40 мм
Мощность двигателя Не менее 650 л.с.
Ширина Не более 3,15 м
Высота Не более 2,99 м

23 января 1942 года Гитлеру были продемонстрированы два альтернативных проекта нового среднего танка. Изучив их, фюрер отдал предпочтение варианту, предложенному компанией Daimler-Benz. В феврале эта фирма приступила к изготовлению прототипа боевой машины, получившему обозначение VK 30.02(DB). В конце этого же месяца А. Шпеер, рейхсминистр вооружений, сменивший на этом посту погибшего в авиакатастрофе Ф. Тодта, получил от Гитлера распоряжение об оформлении заказа на постройку первой серийной партии из двухсот новых средних танков.

Прототип VK30.02 (DB)
Модель прототипа VK30.02 (DB). Построена в соответствии с поздним вариантом – использована шахматная схема расположения опорных катков

Подчиненные Шпеера, однако, «взбунтовались», заявив, что выбор проекта, предложенного компанией «Даймлер-Бенц», станет серьёзной ошибкой. По мнению представителей рейхсминистерства вооружения, вариант Panther, предложенный фирмой MAN, обладал следующим рядом преимуществ:

  1. «Шахматное» расположение опорных катков, обеспечивающее более плавное движение машины по пересеченной местности и равномерное распределение нагрузки на грунт;
  2. Более привычная для немецкой школы танкостроения компоновка с передним расположением трансмиссии. Такой подход позволял разместить башню ближе к центру корпуса и не допустить чрезмерного выноса вперед длинного ствола орудия;
  3. Бензиновый двигатель, а не дизель, как на VK02 (DB). Это было важно, так как Германия испытывала значительный дефицит целого ряда видов топлива;
  4. Значительный объем внутреннего пространства, что облегчало работу экипажа и позволяло взять на борт больше боеприпасов и горючего.

Кроме того, проект, разработанный компанией MAN, не предусматривал прорезание боковых эвакуационных люков в корпусе машины, что также оценивалось положительно, поскольку любые проёмы ослабляли прочность брони.

Для повторного рассмотрения вопроса вновь была созвана комиссия, которая и вынесла окончательный вердикт – проект, подготовленный инженерами Daimler-Benz, отклонили. Между тем, далеко не все аргументы в пользу этого решения сегодня выглядят бесспорными. В частности, «шахматная» система компоновки катков в послевоенные годы так нигде и не прижилась. Она слишком сложна по своему устройству и непрактична. Большой забронированный объем также трудно отнести к достоинствам «Пантеры» — именно из-за этой своей особенности масса танка вышла за рамки технического задания.

Прототип VK30.02 (M)
Прототип VK30.02 (M), созданный фирмой MAN. Очень похож на «Пантеру», но и отличия заметить нетрудно

Иногда утверждается, что проект Daimler-Benz отклонили из-за значительного сходства предложенной этой фирмой машины с советским Т-34, что было чревато попаданием под «дружественный огонь». Подобный аргумент действительно мог использоваться в ходе обсуждения, но едва ли именно он стал решающим. Путаница в ходе боёв возникала порой вне всякой зависимости от того, насколько одни танки являлись похожими на другие.

Значительно более весомым соображением стало наличие бензинового двигателя на варианте «Пантеры», предложенном компанией MAN. Дизельное топливо в «третьем рейхе» передавалось в первую очередь флоту, для танков его просто не оставалось. Поэтому более предпочтительным видом горючего являлся синтетический бензин, вырабатываемый из каменного угля.

Компания Daimler-Benz предприняла последнюю отчаянную попытку выиграть конкурс. Проект срочно переделали под «шахматную» подвеску и бензиновый двигатель, но было уже слишком поздно – продолжалась война, новые танки требовалось сделать как можно быстрее. В итоге 13 мая 1942 года было принято окончательное решение о выборе в пользу VK 30.02 (MAN).

На изготовление двух первых опытных образцов ушло еще несколько месяцев. В сентябре 1942-го года их доставили на полигон в Тюрингии для проведения первых испытаний. Следует отметить, что по своему устройству эти прототипы, обозначавшиеся как Pz.Kpfw V V1 и Pz.Kpfw V V2, несколько отличались между собой. Пробные «заезды» сразу же продемонстрировали, что трансмиссия танка ненадежна. Были выявлены также определенные дефекты в системе управления. Тем не менее испытания признали в целом успешными – недостатки показались инженерам сравнительно мелкими и вполне поддающимися устранению.

Проекция башни Pz.Kpfw. V Ausf. D1
Боковая проекция башни Pz.Kpfw. V Ausf. D1. Хорошо заметна выступающая вбок командирская башенка

Следующим этапом стало изготовление первой небольшой серии будущих «Пантер». Она состояла из 20 машин, которым предстояло пройти более углубленные войсковые испытания. Время, между тем, поджимало – в соответствии с планами военного командования, вермахт должен был получить в первые месяцы 1943 года не менее 250 новых средних танков. Оценить сложность такой задачи можно исходя из того, например, что даже в ноябре 1942 года у Pz.V всё еще не имелось башни – вместо неё устанавливался деревянный макет. Именно в таком виде машину продемонстрировали А. Шпееру.

Днем рождения «Пантеры» стало 11 января 1943 года. В этот день рабочие и инженеры компании MAN завершили сборку первого танка из опытной серии. Как и последующие 19 машин, он получил обозначение Pz.V Ausf A, что может вызвать путаницу – в сентябре 1943-го года такое же название ввели для совершенно иной модификации «Пантеры».

«Нулевая серия» не предназначалась для участия в боевых действиях. Предполагалось, что после испытаний все 20 танков станут учебными. От последующих версий «Пантеры» эти машины отличались значительно более тонкой лобовой бронёй (не более 60 мм), конструкцией дульного тормоза орудия и формой командирской башенки. В феврале все 20 опытных танков переименовали, отныне они проходили в документации как Pz.Kpfw V Ausf D1.

Проведение испытаний и развертывание производства первой крупносерийной модификации «Пантер», известной как ПЗ.V Ausf D2, осуществлялись параллельно. В феврале и марте компании MAN удалось изготовить для вермахта 77 танков, однако с их приёмкой возникли неожиданные затруднения. Решить возникшие проблемы удалось к маю – в конце этого месяца в составе немецких войск находилось уже 324 «Пантеры». В июне удалось ввести в строй еще 98 новых машин.

Pz.Kpfw. V Ausf. D2
Pz.Kpfw. V Ausf. D2. Один из ранних танков. Вертикальная щель на передней лобовой детали корпуса предназначена для курсового пулемета

Как известно, в мае 1943 года командование вермахта планировало провести операцию «Цитадель». Под влиянием целого ряда факторов, одним из которых являлось стремление укомплектовать войска как можно более значительным количеством танков Pz.V, наступление в конечном счете перенесли на июль.

Ожесточенные бои под Курском стали для «Пантеры» дебютом – с этого момента началась боевая биография нового танка. Она оказалась очень короткой – в мае 1945 года Германия капитулировала. Тем не менее даже этого времени хватило для того, чтобы Pz. V запомнился как немецким танкистам, так и их противникам.

Несмотря на многие свои положительные качества, «Пантера» не смогла спасти гибнущий «третий рейх». Не удалось ей стать и самым массовым немецким танком, хотя первоначальные планы предполагали достижение именно такого результата. Для этого производство Pz.V было развернуто на заводах сразу нескольких крупных производителей бронетехники – MAN, Demag, MNH, Daimler-Benz и Henschel-Werke.

Общее количество «Пантер» составило 5995 штук. Для сравнения можно отметить, что танков Pz.IV построили 8 686 единиц. Тут, конечно, нужно учитывать, что новую машину выпускали около двух лет, а «четверку» — с 1937 по 1945-й. Будь у создателей «Пантеры» побольше времени, они, безусловно, смогли бы вырваться вперед. Так или иначе, догнать по объему производства средних танков СССР или США, где такие машины сходили с конвейера десятками тысяч, Германия не сумела, да и шансов на это у неё, пожалуй, не было.

Особенности классификации

«Пантера» создавалась как средний танк. Именно так она и классифицировалась и в немецких документах вплоть до конца войны. Между тем, в других странах, в частности, в СССР и США, «панзер V» был известен как тяжелый танк. Причина этого – разные подходы к классификации боевых машин.

Танк КВ-1
Танк КВ-1 считался в СССР тяжелым, несмотря на то, что эта машина вооружалась сравнительно слабым орудием калибра 76,2 мм

В частности, в СССР все танки оценивались очень просто – по их массе. Лёгкими считались машины весом до 20 тонн, средними – от 20 до 40 тонн, а тяжелыми – от 40 тонн и более. Масса «Пантеры» достигала 46 тонн, так что с точки зрения советских конструкторов это был, конечно, тяжелый танк.

В Германии классификация боевых машин по их массе долгое время отсутствовала. Более важным признаком считалось предназначение того или иного образца техники. В частности, существовали такие понятия, как «линейный танк», он же Panzerkampfwagen (Pz Kpfw), и «танк прорыва», он же Durchbruchwagen (DW).

При этом, однако, нельзя сказать, что немецкие танкостроители строго придерживались собственной классификации. Так, знаменитый «Тигр» вполне официально обозначается как Panzerkampfwagen VI. Между тем вполне ясно, что это по своему назначению «танк прорыва», или «танк качественного усиления», но никак не универсальный и предназначенный для массового вооружения армии «линейный танк».

Ситуация с «Пантерой» еще сложнее. Если сравнить её, к примеру, с КВ-1, который и в СССР, и в Германии называли «танком прорыва», то видно, что обе машины сопоставимы по массе и бронированию, а пушка у Pz.V существенно мощнее (при практически том же калибре). Таким образом, если бы «Пантера» появилась на вооружении Красной Армии, а не вермахта, то в Германии её скорее всего тоже классифицировали бы как тяжелый танк, а не средний.

В конечном счете, вся эта путаница объясняется только тем, что конструкторы компании MAN не уложились в рамки поставленного задания. «Расплатой» за сложность конструкции и увеличение забронированного объема стала откровенная утяжеленность машины.

Танк M26 Pershing
Американский танк M26 Pershing. Соответствовал как советским, так и немецким представлениям о тяжелых танках

Танк, предлагавшийся компанией Daimler-Benz, был более простым и компактным, так что не исключено, что комиссия рейхсминистерства вооружений всё-таки допустила ошибку, отказавшись от него.

Конструкция танка «Пантера»

Компоновка Pz. Kpfw.V – классическая. Другими словами, передняя часть боевой машины отводится под отделение управления, мотор расположен сзади, а посередине находится боевое отделение с установленной над ним башней. Вместе с тем «Пантера» отличается от не менее «классических» Т-34 или КВ тем, что её трансмиссия вынесена вперед, будучи соединенной с двигателем сложным карданным валом, проходящим по всей длине танка. У такого подхода имеются как плюсы, так и минусы.

Корпус

Танк «Пантера», как это ни странно, на полметра с лишним длиннее, чем «Тигр». Стальные плиты, из которых изготавливался корпус боевой машины, первоначально имели поверхностную закалку, повышавшую устойчивость при попадании «остроносых» снарядов. Начиная августа 1943-го года, «Пантеры» делались из обычной гомогенной брони.

Наиболее толстой являлась верхняя лобовая деталь (80 мм). Она устанавливалась под значительным углом — 57 градусов. Средние немецкие танки, выпускавшиеся до Pz.V, наклонного бронирования не имели. Как нетрудно догадаться конструкторы «Пантеры» ориентировались в этом отношении на Т-34.

Угол наклона нижней лобовой детали составлял 53 градуса, а вот её толщина была несколько меньше – 60 мм. Боковая броня «Пантеры» еще слабее – она составлялась из верхних и нижних бортовых сорокамиллиметровых листов катаной стали. Наиболее уязвимыми являются нижние плиты, поскольку они установлены вертикально, в то время как верхние имеют наклон в 42 градуса.

Схема бронирования «Пантеры»
Схема бронирования танка «Пантера»

Броня, прикрывающая корму, также имеет толщину в 40 миллиметров. Угол наклона заднего листа – 30 градусов.

Люки, прорезанные в корпусе над отделением управления, прикрыты массивными крышками, которые не распахивались наружу, как на других танках 40-х годов прошлого века, а приподнимались и сдвигались в сторону. Кроме того, на ранних «Пантерах» у механика водителя имелся смотровой люк-пробка, но затем его ликвидировали – передняя часть корпуса стала цельной.

Отделение управления

В «носовой» части Pz.V, как и у всех танков классической компоновки, находилось отделение управления. Здесь размещались два члена экипажа – механик-водитель и «офицер связи». Такое обозначение использовалось из-за того, что функции радистов «по совместительству» выполняли также наводчик и заряжающий. «Офицер связи», в свою очередь, являлся еще и пулеметчиком.

Кроме того, в этой части боевой машины устанавливалось следующее оборудование:

  • Механизм поворота;
  • Главный фрикцион;
  • Органы управления;
  • Контрольные приборы;
  • Радиостанция.

Наряду с этим стандартным набором, в отделении управления «Пантерой» размещалась коробка переключения передач. Это соответствовало уже сложившимся традициям немецкого танкостроения тех лет.

Непосредственно перед местом «офицера связи» на ранних танках Pz.V имелась узкая вертикальная щель, в которую вставлялся курсовой пулемет. Особым изяществом такое конструктивное решение не отличалось, поэтому впоследствии использовалась куда более практичная шаровая установка.

Кабина «Пантеры»
Фотография, сделанная с места механика-водителя танка «Пантера»

Дальность действия штатной радиостанции Fu 5 составляла при использовании голосовой связи 6 400 метров. В «телеграфном» режиме связь обеспечивалась на расстоянии до 9,4 км. Нужно учитывать, что на командирской модификации танка устанавливалось радиооборудование с несколько большими возможностями.

Боевое отделение и башня

Середина «Пантеры» была отведена под боевое отделение. Его верхней частью являлась вращающаяся башня. В ней находилось следующее оборудование:

  • Сиденья командира танка, наводчика и заряжающего;
  • Механизмы наводки пушки по горизонтали и вертикали;
  • Приборы для прицеливания и обзора окружающего пространства;
  • Основное вооружение (пушка и спаренный с ней пулемет).

Башня «Пантеры» изготавливалась из катаной стальной брони. Её отдельные листы соединялись между собой при помощи сварки. Борт и корма башни делались с наклоном в 25 градусов относительно вертикали, а лоб – с наклоном в 10 градусов. Толщина брони дифференцирована – в передней части она составляет 110 мм, а по бокам и сзади – только 45 мм.

Поворачивать башню можно было как вручную (в этом случае использовался специальный маховик), так и при помощи гидравлического привода, подключенного к карданному валу, соединяющему двигатель с расположенной в отделении управления коробкой переключения передач. Скорость поворота напрямую зависела от режима работы силовой установки – чем выше обороты, тем быстрее. На «крейсерском» ходу, когда двигатель выдавал 2500 об./мин, в угловая скорость полного разворота на 360 градусов по часовой стрелке составляла 17 секунд, а в противоположном направлении – 18 секунд.

Механизм для поворота башни «Пантеры»
Механизм отбора мощности от карданного вала. С его помощью осуществлялся поворот башни

Наименее защищенной частью башни являлась крыша. Толщина её на машинах позднего выпуска увеличили до 30 мм, изначально же этот параметр не превышал 17 мм. Необходимо также отметить, что неравномерность распределения броневой защиты привела к тому, что башня стала неуравновешенной, с перевесом на нос. Из-за этого маховик ручного поворота мог действовать только при движении танка по ровной горизонтальной поверхности. Даже незначительный крен в 5 градусов делал невозможным использование этого устройства, так что оставалось полагаться только на гидравлический привод.

Нижняя часть боевого отделения образовывалась корпусом танка. Здесь находился боекомплект. Выстрелы к орудию размещались в специальных нишах и были неплохо защищены. В самом низу, на днище, монтировался компрессор и два насоса – один водяной, а другой для гидравлического привода, при помощи которого поворачивалась башня.

Силовая установка и трансмиссия

Танк Pz. Kpfw V приводился в движение карбюраторным четырехтактным мотором с жидкостной системой охлаждения. Он был разработан компанией «Майбах» и обозначался как Maybach HL 230P30.

Этот двенадцатицилиндровый двигатель обладал максимальной теоретической мощностью в 700 лошадиных сил, но на практике такое значение никогда не достигалось, поскольку механику-водителю запрещалось выходить на режимы более чем в 2500 оборотов в минуту из-за риска поломки трансмиссии. Со временем моторы были оборудованы специальными ограничителями для «защиты от дурака». Это упрощало эксплуатацию, но не давало возможности разогнать танк до максимальной скорости.

Двигатель «Пантеры»
Двигатель танка «Пантера»

Чтобы исключить перегрев двигателя, на танке устанавливались мощные боковые вентиляторы. Имелась также система подогрева, облегчавшая запуск в холодное время года. Конструкция моторного отделения обеспечивала его герметичность и непроницаемость для воды.

В качестве горючего использовался этилированный бензин. Минимально допустимое октановое число – 74. На борту танка размещалось до 730 литров топлива в пяти отдельных емкостях.

Главной частью трансмиссии являлась семиступенчатая КПП. Она оборудовалась синхронизаторами для всех передач, кроме первой. При этом для упрощения сборочных работ при изготовлении танка КПП и механизм поворота были сделаны, как единый агрегат, соединенный с бортовыми передачами при помощи поперечных валов. Такое решение действительно в значительной степени способствовало наращиванию массового производства, однако расплатой за это преимущество стало существенное усложнение демонтажа элементов трансмиссии при выполнении ремонтных работ.

Ходовая часть

Как уже отмечалось, «Пантера» обладала торсионной подвеской с «шахматной» компоновкой опорных катков. Всего их было шестнадцать – по восемь на каждый борт. Для дополнительного улучшения плавности хода использовались гидравлические амортизаторы – их устанавливали на передние и задние катки. Каждая гусеница собиралась из 86 литых траков. Ширина каждого из них составляла 66 сантиметров, механизм натяжения – кривошипный.

Приборы наблюдения и прицелы

У каждого из членов экипажа «Пантеры» имелась возможность осмотреть окружающее пространство при помощи специальных приборов. В частности, на командирской башенке монтировалось семь перископов, обеспечивающих круговой обзор.

Наблюдение из башни «Пантеры»
Командир танка «Пантера» ведет наблюдение из башенки

На крыше отделения боевого управления первоначально размещалось четыре таких прибора, закрепленных неподвижно: три для механика-водителя и один – для «офицера связи». Впоследствии вместо трёх стационарных перископов водитель получил один поворотный, что было намного практичнее.

Наведение орудия на цель осуществлялось при помощи бинокулярного прицела TZF-12 или монокулярного TZF-12A. Поле зрения первого из них составляло 30 градусов, кратность увеличения – 2,5. У TZF-12A имелась возможность переключиться на кратность увеличения 5. Поле зрения при этом сужалось до 15 градусов. Отдельный прицел имелся также в шаровой установке курсового пулемета.

Едва ли не главной технической новинкой «Пантеры» стал прибор ночного видения. Его наиболее важной частью являлся инфракрасный прожектор. Устанавливался он на командирской башенке и обеспечивал видимость на дистанции в 200 метров. Кроме того, имелась возможность использования более мощного прожектора, который ставился не на самом танке, а на сопровождающем его бронетранспортёре. Такое «боевое сотрудничество» позволяло увеличить зону видимости до 700 метров. Радиус действия предполагалось расширить в дальнейшем до четырёх километров, но значительные размеры необходимого для этого инфракрасного прожектора оказались чрезмерными для его установки на какую-либо боевую технику.

Вооружение танка

Несмотря на то, что изначально конструкторы «Пантеры» предусматривали возможность использования на этом танке нескольких различных вариантов вооружения (разрабатывалась, в частности, «огнеметная версия» ), все серийные машины оснащались одним и тем же стандартным боевым набором, состоящим из артиллерийского орудия и двух пулеметов.

Пушка

Пушка Kwk 42
Танковая пушка Kwk 42 – главное оружие «Пантеры»

Главной частью вооружения Pz. Kpfw V являлось семидесятимиллиметровое орудие KwK 42 с длиной ствола в 70 калибров. Изготавливали его в Дюссельдорфе, на одном из предприятий, входящих в концерн Rheinmetall. Литая маска пушки достигала в толщину ста миллиметров. Тактико-технические характеристики орудия выглядят следующим образом:

Длина (с дульным тормозом) 5,535 м
Масса установки 2,65 тонны
Диапазон углов вертикальной наводки От -8 до 18 градусов
Масса выстрела с осколочно-фугасным снарядом 11,4 кг
Масса выстрела с бронебойным калиберным снарядом 14,3 кг
Масса выстрела с подкалиберным бронебойным снарядом 11, 55
Бронепробиваемость калиберным снарядом 111 мм на дистанции в 1000 метров
Бронепробиваемость подкалиберным снарядом 150 мм на дистанции в 1000 метров

Показатели пробиваемости брони указаны по немецким данным и не вполне совпадают с действительностью. В частности, лобовая броня советского танка ИС-2 поздних модификаций не пробивалась орудием «Пантеры» даже при стрельбе в упор.

Боекомплект пушки Pz.V составлял от 79 до 82 выстрелов. Относительно практической скорострельности точных данных нет, однако обычно говорится о 5-6 выстрелах в минуту или даже более. Впрочем, современные попытки скоростной перезарядки этой пушки на реставрированных «Пантерах» показывают, что достичь таких показателей не получается из-за трудностей, связанных с извлечением выстрелов из боеукладки – в тесной башне эти манипуляции выполнить довольно сложно.

Пулеметное вооружение

Для ведения огня по пехоте и незащищенным целям PzKpfw V вооружался двумя пулеметами MG 34 калибром 7,9 мм. Одним из них (курсовым) управлял «офицер связи», а второй был спарен с пушкой.

Танковый пулемет MG 34
Танковая версия единого пулемета MG 34

Предусматривалась также возможность установки зенитного пулемета MG 34 или MG 42 на командирской башенке. Общее количество патронов составляло от 4800 до 5100 штук в зависимости от модификации танка.

В тыльной части башни, справа от центральной оси, располагалась небольшая мортирка (гранатомет) калибром 26 мм. Она могла стрелять осколочными, осколочно-зажигательными и дымовыми снарядами. Это оружие являлось вспомогательными и применять его следовало в ближнем бою. Прицельные приспособления отсутствовали. Боекомплект состоял из 56 гранат различных типов.

Тактико-технические данные Pz.Kpfw V

К сожалению, указать точные характеристики всех модификаций «Пантеры» не представляется возможным. Эти боевые машины часто выпускались с небольшими отклонениями в ту или иную сторону. По этой причине говорить можно лишь об усредненных данных. Для модификации Pz.Kpfw V Ausf. D2 они таковы:

Масса танка 44 800 кг
Длина 8,85 м
Высота 2,91 м
Ширина 3,43 м
Клиренс 0,54 м
Толщина лобовой брони 85 мм
Толщина бортовой брони 40 мм
Толщина лба башни 100 мм
Скорость движения по шоссе До 46 км/ч
Скорость движения по пересеченной местности 18,6 км/ч
Запас хода по шоссе До 200 км
Запас хода по пересеченной местности До 100 км

Примечательно, что «паспортная» толщина лобовой брони этих танков – 80 мм. Указанное в таблице значение было получено в результате тщательного изучения трофейной «Пантеры» на полигоне в Кубинке. Максимальные скорости движения на практике никогда не достигались.

Модификации «Пантеры»

Pz.Kpfw. V Ausf. G
Pz.Kpfw. V Ausf. G. Самая массовая модификация «Пантеры». Показанный на фото танк входил в 107-ю танковую бригаду вермахта

Танк Pz.Kpfw V строился в следующих серийных модификациях:

  1. Ausf D Танки первой пробной серии. Вооружались ранней версией орудия Kwk 42 с однокамерным дульным тормозом. Кроме того, «Пантеры» данной модификации были оборудованы КПП ZF7 и двигателем «Майбах» HL 210 P45. Первоначальное обозначение этих машин – Ausf. A;
  2. Ausf. D Танки первой массовой серии. Начиная с них, «Пантеры» получили мотор HL 230 P30 и новую трансмиссию. Кроме того, пушка была оборудована двухкамерным дульным тормозом и несколько укоротилась в казенной части, что позволило улучшить форму башни и передвинуть место командира;
  3. Ausf. A. Выпускалась, начиная с осени 1943 года. На эти танки устанавливался монокулярный прицел вместо бинокулярного. Кроме того, курсовой пулемет теперь размещался в шаровой установке. Башни таких машин были лишены амбразур для стрельбы из личного оружия;
  4. Ausf.G. Этот вариант танка стал самым массовым. Он отличался увеличенной до 50 мм толщиной бортовой брони (при уменьшенном до 30 градусов угле наклона). Кроме того, упразднен смотровой люк механика-водителя. Производство развернуто, начиная с марта 1944 года.

Командирский вариант танка делался на базе модификации Pz.V Ausf.D2. Его главным отличием стало связное оборудование, максимальная дальность действия которого составляла 80 километров. Чтобы разместить в машине дополнительные радиостанции, пришлось пожертвовать частью возимого боекомплекта.

Планировалось также производство еще одной модификации, Ausf. F. Такие танки должны были оснащаться новыми башнями. Лобовое бронирование увеличивалось до 120 миллиметров, в то время как геометрические размеры башни, разработанной компанией Daimler-Benz и получившей название Schmalturm 605, наоборот, уменьшались.

Модель «Пантеры II»
Современная модель тяжелого танка «Пантера II»

Еще одним неосуществленным проектом является танк «Пантера II». Предполагалось, что эта машина станет чем-то вроде уменьшенного варианта «королевского тигра» (Pz.VI Ausf.B). Основным вооружением этого танка должна была стать мощная 88-мм пушка KwK 43/2. Кроме того, значительно усиливалось и бронирование. Разумеется, возможностей «штатного» двигателя Pz.V в этом случае уже не хватало. Планы предусматривали, что мощность силой установки будет увеличена до 850 лошадиных сил, но довести разработку до конца так и не удалось. Изготовлен был только корпус «Пантеры II».

Семейство боевых машин на базе Pz.Kpfw V

В соответствии с планами немецких конструкторов, «Пантера» должна была стать не просто танком, а основой для целого семейства новых боевых машин. Но времени до конца войны оставалось сравнительно немного, и большинство проектов остались нереализованными. Тем не менее даже в этой «неполноценной семье» всё-таки появились два полноценных «ребёнка».

Первым из них стала самоходная артиллерийская установка Jagdpanter («охотничья пантера»). По своему основному назначению эта машина представляла собой истребитель танков. Вооружалась «Ягдпантера» 88-мм пушкой Pak.43/3 (использовалось также обозначение L/71), размещенной в неподвижной боевой рубке, установленной в передней части корпуса. Сходную компоновку имела, например, советская самоходка СУ-85.

Серийное производство «охотничьих пантер» началось в октябре 1943 года и продолжалось до конца войны, объем выпуска составил 425 машин (не считая опытных экземпляров).

Самоходка Jagdpanter
Самоходка Jagdpanter, созданная на базе «Пантеры»

Вторым членом «семейства» стала машина для эвакуации подбитых танков и их ремонта, известная под названием Bergepanther. Для обозначения подобной техники обычно используется аббревиатура БРЭМ. Перепутать «ремонтную Пантеру» с обычной было невозможно – у неё отсутствовала башня. Взамен на шасси устанавливалась лебёдка, открытая платформа и небольшой подъемный кран (стрела). В качестве оборонительного вооружения использовался единый пулемет MG 34. Некоторые эксперты считают, что в ходе Второй Мировой войны не было ни единой БРЭМ, которая превзошла бы по своим характеристикам Bergepanther.

Из неосуществленных проектов машин на базе Pz.V упоминания заслуживает зенитная самоходная установка, вооруженная скорострельными малокалиберными пушками, САУ с орудием калибра 150 мм и узкоспециализированный танк, который предназначался для корректировщиков и артиллерийских наблюдателей (как утверждается в ряде источников, несколько таких машин всё-таки было изготовлено).

Боевое применение танка

Начало массового серийного производства «Пантер» автоматически обозначало прекращение выпуска старого танка Pz. III. Планировалось, что новые боевые машины со временем полностью вытеснят из вермахта также и Pz.IV, однако изготовление «четверок» всё-таки решено было не прекращать. Правильность такого подхода стала ясна уже весной 1943 года, после срыва срока плановых поставок первой крупной партии «Пантер».

В соответствии с откорректированными планами, «Пантеры» должны были поступить на вооружение одного из батальонов в каждом из танковых полков вермахта. Другими словами, в такое объединение могло входить до 76 Pz.V: 68 машин в составе четырёх рот и еще 8 – при штабе.

Погрузка «Пантер» на поезд
Погрузка танков «Пантера» на поезд для отправки на фронт для участия в наступлении на Курск

В действительности же укомплектованность танковых полков «Пантерами» никогда не достигала таких значений. Наибольшее число новых машин получили войска СС – по 61-64 единицы на полк. В частях вермахта среднее количество Pz.V колебалось от 51 до 54 штук.

Единственным случаем, когда укомплектованность немецких частей «Пантерами» превысила эти показатели, стало начало битвы на Курской дуге. 15 июня 1943 года командование вермахта завершило формирование двух танковых батальонов (51-го и 52-го), вооруженных «Пантерами» — в каждом по 96 штук. Обе этих части вошли в 39-й танковый полк. Еще восемь танков Pz.Kpfw V придали его штабу. Таким образом, общее количество боевых машин, подготовленных к участию в сражении, достигло двухсот.

Наступление на Курск с южного фаса «огненной дуги» 39-й полк начал в составе 10-й танковой бригады, подчиненной дивизии «Великая Германия». В самом начале этого грандиозного сражения «Пантеры» добились своего первого успеха, поразив на дистанции более двух километров девять танков «Генерал Ли» без потерь со своей стороны. Затем начались неприятности – преодоление минных полей и не слишком удачное маневрирование обошлось наступающим в 18 подбитых Pz.V к исходу 5-го июля 1943 года.

По состоянию на 18 июля в 51-м и 52-м танковых батальонах осталось в общей сложности 58 «Пантер» из 200. В то же время экипажи Pz.V претендовали на 150 побед над советскими боевыми машинами. Необходимо учитывать, конечно, что безвозвратно терялась лишь часть подбитых танков с обеих сторон. Кроме того, приходится принять во внимание и то, что количество побед всегда завышается («нормальным» считается увеличение потерь противника в три раза). Ну и наконец – по «Пантерам» вели огонь вовсе не только одни танки.

«Пантера», подбитая на Курской дуге
Одна из «Пантер», подбитых на южном фасе Курской дуги. Ствол орудия пробит снарядом 45-мм противотанковой пушки

В целом дебют Pz.V едва ли можно признать успешным. Большинство танков утрачено, наступление цели не достигло, соотношение потерь никак не свидетельствует о каком-либо превосходстве «Пантер», а ведь им противостояла не столь новая техника. Оправдывая эту неудачу, немецкие мемуаристы отмечали, что большинство Pz.V выходило из строя по «небоевым» причинам. К таковым они, как ни странно, относят не только технические неисправности, но и подрыв на минах.

Тем не менее дефекты конструкции «Пантеры» действительно дали о себе знать в июле 1943 года. Наиболее неприятным из них стала склонность танка к быстрому самовозгоранию после значительной «встряски». Причиной последней мог быть удар снаряда по броне без пробития, или даже просто наезд на кочку. Как оказалось, при этом нарушалась герметичность топливной системы, после чего бензин легко вспыхивал – не помогала даже автоматическая система пожаротушения.

Другой дефект был вполне ожидаемым – поломка трансмиссии, в первую очередь бортовых передач. Этот недостаток проявился еще до боёв, на этапе «обкатки» полученных танков. Проблема намного усугублялась из-за того, что ремонт бортовой передачи требовал почти полной разборки всего «носа» Pz. V.

После завершения оборонительного этапа Курской битвы советским войскам досталось 127 «Пантер», брошенных вермахтом. В Красной Армии этот немецкий танк называли «Тип 5», или просто Т 5. Появление у противника новых машин побудило советское командование создать специальную комиссию, которая, выехав в район Прохоровки, осмотрела 30 танков «Пантера» (в том числе 7 неповрежденных).

«Пантера», подбитая близ Карачева
«Пантера», уничтоженная в августе 1943 года близ населенного пункта Карачев

Из 23-х подбитых Pz.V одиннадцать были уничтожены артиллерийскими снарядами (то есть танковыми или противотанковыми орудиями), три подорвались на минах, один имел пробоину неустановленного происхождения в крыше башни, три, по всей видимости, были выведены из строя бутылками с горючей смесью. Пять оставшихся «Пантер» пострадали от внутренних взрывов, природу которых комиссия не определила. Впоследствии иногда утверждалось, что эти машины попали под удар кумулятивных бомб ПТАБ.

Изучив отметины от снарядов, попавших в «Пантеры», члены комиссии пришли к выводу о том, что наиболее прочной частью танка является верхняя лобовая деталь корпуса. Она, в частности, выдержала выстрел из 122-мм пушки. В то же время лоб башни пробивался снарядом калибра 76,2 мм (предположительно, стрельба велась из полевого орудия ЗиС-3). В некоторых местах имелись пробоины от 45-мм снарядов, а в одном случае танк стал жертвой 14,5 мм пули, выпущенной из противотанкового ружья.

В дальнейшем захваченные «Пантеры» прошли испытания на артиллерийском полигоне, в результате чего обнаружилась ярко выраженная уязвимость машины при стрельбе по её бортам. Для борьбы с немецкой новинкой рекомендовали использовать 45-мм противотанковое орудие (в версии 1942-го года), а также пушку ЗиС-3.

Западные историки считают, что в последующих боях за освобождение Украины «Пантерам» удалось взять реванш. К сожалению, объективные свидетельства об эпизодах боевого применения Pz.V на этом этапе войны практически отсутствуют. Заявления о сотнях уничтоженных «Пантерами» советских танков при минимальных собственных потерях носят слишком явный пропагандистский характер.

Советская рота из трофейных «Пантер»
Советская танковая рота, составленная из трофейных «Пантер». Командовал этим необычным соединением гвардии лейтенант Сотников

Авторы подобных «охотничьих рассказов» совершенно не учитывают даже того, что на поле боя присутствовали вообще-то и другие рода войск, а не одна только бронетехника.

Наиболее фантастическими подробностями изобилует описание боя танкового полка вермахта «Бёке» против сразу двух танковых корпусов Красной Армии. При этом немцам якобы удалось уничтожить 267 советских танков, потеряв лишь 4 «Пантеры» и один «Тигр».

Из достоверно описанных эпизодов, в которых принимали участие Pz.V, следует упомянуть о бое за украинскую деревню Лисянка. 19 февраля 1944 года советские войска попытались выбить немцев из этого населенного пункта. Первыми в атаку пошли Т-34, а во второй волне – новые танки ИС-85. «Пантерам», находившимся в деревне, удалось подбить все «тридцать четверки», а затем и все ИС-85. Из последних два полностью сгорели.

В этом бою «Пантерам» удалось продемонстрировать свои лучшие качества – надежную защиту лобовой проекции и высокую эффективность пушки. Правда, следующей ночью немцы оставили Лисянку, бросив в ней 16 Pz.V и три Pz.IV, но это произошло только из-за того, что у них не оставалось горючего.

Общая статистика боевого применения «Пантер» за 1943-й год выглядит достаточно печально: из 840 машин, направленных на советско-германский фронт, 624 было безвозвратно потеряно, а еще 137 пришлось отправить на ремонт. В дальнейшем, однако, количество Pz.V в частях вермахта вновь увеличилось, поскольку немецкой промышленности удавалось постоянно наращивать объемы производства.

В 1944-м году «Пантерам» пришлось, пожалуй, еще тяжелее. За 11 месяцев, начиная с декабря 1943-го, объем безвозвратных потерь танков этого типа на «Восточном фронте» составил 2116 единиц.

«Пантеры», уничтоженные в Италии
«Пантеры», уничтоженные западными союзниками в Италии, близ города Анцио

Столь неблагоприятные показатели едва ли удастся объяснить, изучая одни только тактико-технические характеристики Pz.V и советских танков, как это делают многие авторы. Чтобы понять причины столь высоких потерь, следует обратиться к опыту боевого применения этих немецких танков на Западном фронте.

Как известно, лучшей боевой машиной, имевшейся у армии США перед высадкой в Нормандии, являлся M4 «Шерман». Нетрудно заметить, что танк «Пантера» имел характеристики, позволявшие твердо рассчитывать на победу над таким противником на любых дистанциях боя. Превосходство Pz.V отчетливо проявилось после первых же столкновений с американскими танками. Тем не менее гитлеровцы после нескольких месяцев сражения были выбиты из Франции.

Обычно эту победу западных союзников приписывают их численному превосходству, что, конечно, вполне резонно. Тем не менее важно понять, как именно уничтожались казавшиеся неуязвимыми «Пантеры». На протяжении многих лет утверждалось, что немецкие танки в основном были истреблены при помощи авиации. Эту внешне правдоподобную версию охотно поддерживали многие немецкие мемуаристы. Можно даже сказать, что она стала частью возникшего уже после войны мифа о «Тиграх» и «Пантерах».

То, что это именно миф, легко понять, изучив итоги работы еще одной комиссии, на этот раз уже не советской, а британской. Английские эксперты в 1944-м году потратили не менее двух месяцев на то, чтобы детально изучить 176 «Пантер», потерянных вермахтом в течение лета. Как выяснилось, истребители-бомбардировщики подбили лишь 11 из них. Три танка были поражены огнем авиационных пушек и еще восемь – ракетами.

«Пантера», уничтоженная с воздуха
Танк Pz.Kpfw. V, уничтоженный ударом с воздуха

При этом 55 боевых машин стали жертвами бронебойных и кумулятивных снарядов. Но самая весомая часть потерь приходится на «Пантеры», брошенные собственными экипажами – 83 штуки, из которых 33 достались союзникам в неповрежденном состоянии, а остальные были подорваны при отступлении. Таким образом, авиация становилась обычно не прямым, а косвенным «виновником» уничтожения Pz.V – постоянные бомбежки разрушали склады, нарушали коммуникации в тылу противника и не давали вовремя снабжать танки горючим.

Сходные явления наблюдались и на советско-германском фронте – «Пантеры» терялись вовсе не только в прямых столкновениях, но и из-за того, что стремительные прорывы Красной Армии в ходе целого ряда крупных наступательных операций вынуждали немцев бросать свои танки. Появление новых средств поражения бронетехники, самолетов Ил-2 с кумулятивными бомбами, или истребителей Як 9Т с мощной 37-мм пушкой тоже сыграло определенную роль, но далеко не главную.

Как тут не вспомнить об огромных потерях советских КВ и Т-34 в 1941-м году, когда эти машины зачастую оставались не у дел из-за поломок или отсутствия горючего. В 1944-м году стороны поменялись местами, и никакие, даже самые выдающиеся характеристики брони и вооружения немецких танков уже не могли ничего спасти.

Разумеется, сама по себе «Пантера» даже в 1945-м году оставалась опасным противником. Правда, начиная с осени 1944 года качество брони серийных танков Pz.V резко ухудшилось. В Германии закончился запас легирующих добавок, необходимых при выплавке определенных сортов стали, а добыть нужные металлы было уже негде – месторождения попали в руки Красной Армии или западных союзников.

«Пантера», уничтоженная у озера Балатон
«Пантера», уничтоженная советскими войсками во время контрнаступления вермахта у озера Балатон

В итоге стали отмечаться случаи, когда попадание даже осколочно-фугасных снарядов в лобовую броню «Пантер» приводило не к пробитию, а к разрушению башни, или корпуса – сталь крошилась, как стекло.

Последний эпизод массового боевого применения Pz.V произошел около озера Балатон в марте 1945 года, когда вермахт предпринял отчаянную попытку вернуть Германии нефтяные месторождения, находящиеся на территории Венгрии. Многие «Пантеры», использовавшиеся в этом контрударе, были оборудованы приборами ночного видения, что, впрочем, мало повлияло на результаты сражения – советские войска удержали свои позиции, уничтожив несколько сотен немецких танков и самоходок.

После окончания войны уцелевшие «Пантеры» вплоть до 1947 года использовались в армиях нескольких европейских стран. В Румынии и Венгрии эти танки, видимо, остались еще с того времени, когда они являлись сателлитами Германии, в Чехословакии – со времени оккупации. Единственной страной, целенаправленно вывозившей из Германии Pz.V для последующего использования, является Франция. Как утверждается в некоторых источниках, французские «Пантеры» применялись в ходе боевых действий во Вьетнаме в период антиколониальной войны, однако каких-то точных сведений об этом нет.

Трофейные танки Pz.V использовались иногда и в Красной Армии. Чаще всего их применяли в качестве истребителей танков, которые действовали из засад. Впрочем, сколько-нибудь детальная информация об этом также отсутствует. Можно предположить, что использование таких «Пантер» было недолгим в силу отсутствия необходимых запасных частей.

Преимущества, недостатки и общая оценка танка Pz.Kpfw V

Pz.Kpfw. V Ausf. A
Танк Pz.Kpfw. V Ausf. A. Корпус покрыт циммеритом – составом, защищающим от магнитных мин

Довольно часто «Пантеру» называют лучшим танком Второй Мировой войны. Такая точка зрения стала особенно распространенной в последние десятилетия. Определенные основания для подобной оценки, безусловно имеются. Вот лишь некоторые позитивные качества Pz. V:

  1. Надежная защита лобовой проекции. После того, как были устранены недочеты, проявившиеся в ходе боев на Курской дуге, передняя часть «Пантеры» стала даже более непробиваемой, чем у «Тигра»;
  2. Высокая энерговооруженность танка, полученная благодаря наличию мощного двигателя;
  3. Отличная маневренность – «Пантера» стремительно разворачивалась на небольшом «пятачке»;
  4. Очень точное и «пробивное» орудие, способное вывести из строя любой из танков антигитлеровской коалиции;
  5. Хорошая оптика и наличие приборов ночного видения.

Кроме того, многим танкистам очень нравилась плавность хода «Пантеры» и относительный простор внутри танка.

Перечень наиболее очевидных недостатков Pz.Kpfw V таков:

  1. Слабая защищенность бортов танка. При умелых действиях противотанковой артиллерии «Пантеры» всегда можно было «подловить», дождавшись нужного момента и расстреливая их с флангов;
  2. Ненадежность трансмиссии. Несмотря на упорную борьбу с этим явлением, изжить его до конца так и не удалось. Скорее всего, базовой причиной являлся большой вес машины;
  3. Посредственные показатели осколочно-фугасных снарядов орудия «Пантеры». От подобного недостатка часто страдают танки, рассчитанные, главным образом, на борьбу с «себе подобными»;
  4. Общая чрезмерная сложность конструкции. Именно она стала причиной множества поломок, трудностей при освоении, а также недостаточно высокого темпа серийного производства.
«Пантера» с экипажем
Экипаж «Пантеры» ведет наблюдение

В целом «Пантера» представляет собой весьма последовательное воплощение идеи Гудериана о том, что главной задачей любого танка является уничтожение танков противника, а все другие цели следует считать второстепенными. Рассмотрев результаты многочисленных сражений Второй Мировой войны, можно вполне обоснованно предположить, что такая постановка вопроса содержит в себе явную ошибку.

Статистические данные говорят о том, что бронетехника в те годы уничтожалась в первую очередь артиллерией. Столкновения в формате «танк против танка» происходили вовсе не так уж часто. Поэтому желательно было вооружать боевые машины орудиями, которые были бы полезны против всех видов целей. Американцы добиться этого результата не сумели, поэтому в их танковых войсках были перемешаны «Шерманы» двух видов – с противотанковой пушкой и с «обычным» орудием – причем последние явно преобладали.

У Красной Армии к концу войны имелись Т-34-85 и ИС-2. Оба этих танка располагали орудиями с достаточно мощными осколочно-фугасными снарядами. Эти же пушки могли поразить и вражескую бронетехнику, хотя, возможно, и не с той эффективностью, как 88-мм орудие «Тигра» или 75-мм орудие «Пантеры».

На таком фоне превосходство Pz.V уже не выглядит столь уж убедительным. При такой боевой массе этот танк мог бы располагать куда более крупнокалиберной пушкой. Более того, некоторые особенности конструкции «Пантеры» выглядят, как минимум, спорными. Так, например, пресловутая шахматная компоновка опорных катков действительно позволяла сделать движение более плавным, но это всё равно не давало возможности ведения прицельной стрельбы на ходу – так стоило ли усложнять конструкцию?

Модель танка Pz.IV Ausf. H
Модель танка Pz.IV Ausf. H с бортовыми экранами и дополнительной защитой башни. По уровню защищенности приближался к «Пантере»

Простор внутри танка был «куплен» за счет увеличения длины корпуса и количества брони. Именно из-за этого «Пантера» превратилась из среднего танка в тяжелый. Возрастание массы, в свою очередь, уменьшило надежность трансмиссии. Кроме того, избыточный вес существенно снизил потенциал модернизации Pz.V.

В целом создание и освоение серийного выпуска «Пантеры» поглотило очень много времени и ресурсов. Между тем, можно было использовать всё это для модернизации и наращивания производства Pz.IV. Этот танк, конечно, даже близко не являлся столь же технически совершенным, как «Пантера», но против «Шерманов» и T-34 он вполне мог сражаться.

Таким образом, Pz.V в целом не так хорош, как это может показаться при изучении его тактико-технических характеристик. Между тем, как нетрудно догадаться, еще много раз в самых разных статьях и книгах будут вновь сравниваться показатели «Пантер» и «тридцать четверок» с неизбежными выводами о тотальном превосходстве немецких танков. Из этого следует, что ошибка, допущенная когда-то Гудерианом, оказалась невероятно живучей.

Если у вас возникли вопросы - оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них