fbpx

Советский тяжелый пятибашенный танк Т-35: история создания, технические характеристики, основное вооружение, достоинства и недостатки

Т-35
Восстановленный тяжелый танк Т-35

Самые первые танки создавались в Англии, причем разрабатывали их морские офицеры, входившие в Комитет по сухопутным кораблям при Военном кабинете Великобритании. Пушечные спонсоны, а затем и вращающиеся орудийные башни, ставшие неотъемлемой частью бронированных боевых машин – всё это не было изобретено на пустом месте, а пришло прямиком из флота. Неудивительно, что вскоре возникла идея об оснащении танков не одной, а несколькими башнями, максимально приблизив «сухопутные броненосцы» к настоящим, морским. Реализовать эту концепцию пытались во многих странах, а в Советском Союзе какое-то время создание подобных машин являлось едва ли не главной линией развития бронетехники. Именно в СССР появился танк Т-35 – едва ли не самый впечатляющий образец многобашенной бронемашины. В 30-е годы прошлого века эта машина являлась главным символом военной мощи Красной Армии.

История создания

11 апреля 1929 года состоялось расширенное заседание Совнаркома, в ходе которого обсуждались перспективы по развитию отечественного танкостроения. К тому времени на вооружении советских войск уже имелся лёгкий танк Т-18 (он же МС-1), однако этого было явно недостаточно. В частности, подобные машины не подходили для взлома сильно укрепленных оборонительных линий, в то время как опыт Первой Мировой войны указывал на то, что попытки прорыва фронта силами одной только пехоты неизбежно приводят к огромным потерям.

Таким образом, требовалась значительно более мощная боевая машина. Участники совещания, обсуждая этот вопрос, пришли к выводу о том, что «позиционный танк» (термин «тяжелый» тогда еще не использовался) должен обладать следующими характеристиками:

  • Артиллерийское вооружение из одной 76-мм дивизионной пушки и нескольких 37-мм орудий (от одного до трёх);
  • Не менее четырёх пулеметов;
  • Масса около 40 тонн.
Танк Т-12
Современная модель двухбашенного советского среднего танка Т-12

В том же 1929 году на Харьковском паровозостроительном заводе осуществлялась сборка опытного среднего танка Т-12 (постройка завершилась в октябре). Именно эту машину на совещании Совнаркома рассматривали в качестве «исходной точки» для проектирования более мощной бронетехники. Был, впрочем, и альтернативный «эталон» — французский двухбашенный тяжелый танк Char 2C.

Между тем процесс индустриализации страны в 1929-м году только начинался, возможности промышленности оставались крайне скромными. Поэтому в перечень боевых машин, необходимых для Красной Армии, «позиционные танки» поначалу не попали. В ходе заседания Революционно-Военного Совета, состоявшегося в июле того же 1929 года, было принято решение временно ограничиться теоретическими изысканиями в данном направлении.

Понимая, что в СССР пока еще очень мало опытных инженеров и еще меньше конструкторов, И. Халепский, начальник Управления Механизации и Моторизации (УММ) Красной Армии (сегодня это ведомство называется Главным автобронетанковым управлением), предложил использовать зарубежный опыт разработки танков. В поддержку этой инициативы выступил также С. Орджоникидзе.

Действовать предполагалось по двум направлениям: во-первых, пригласить Советский Союз иностранных конструкторов, а во-вторых, направить за границу делегацию специалистов для ознакомления с лучшими образцами новой военной техники (с возможностью их последующего приобретения).

Танк A1E1 Independent
Пятибашенный экспериментальный танк A1E1 Independent, созданный британской фирмой «Виккерс»

В марте 1930 года в СССР прибыли немецкие инженеры во главе с Эдвардом Гротте, который уже получил определенную известность в качестве конструктора бронемашин. Спустя несколько месяцев, в октябре, находившаяся в Англии делегация Управления механизации и Моторизации получила возможность ознакомиться с экспериментальным британским многобашенным танком A1E1 Independent, созданным инженерами компании «Виккерс». Оба эти события имеют самое прямое отношение к последующему появлению Т-35.

Independent по своей компоновке кардинально отличался от Т-12. У советской машины маленькая пулеметная башня устанавливалась на крыше более крупной орудийной. Конструкторы A1E1 поступили совершенно иначе, расположив низкие башенки с пулеметами вокруг высокой пушечной башни. Таким образом, танк получил возможность вести огонь своим «главным калибром» не с первого, а со второго яруса, то есть из более выгодного положения.

В ноябре 1930 года состоялась совместная коллегия УММ и ГУВП (Главного управления военной промышленности), в ходе которой рассматривался доклад, посвященный британскому танку. В ходе обсуждения высказывались предложения о необходимости приобретения Independent, но в конечном счете это решение принято не было. В конце концов, танк существовал в единственном экземпляре, серийно не выпускался и потому для Красной Армии не подходил.

Кроме того, недостаточным было признано вооружение A1E1 – его единственная пушка имела калибр всего лишь в 47 мм. По общему мнению представителей УММ и ГУВП, новый советский танк следовало оснастить не менее чем двумя, а лучше – четырьмя орудиями калибром от 45 до 76 мм, а также пятью пулеметами. И если Independent обладал массой в 30 тонн, то советским конструкторам разрешили увеличить вес новой боевой машины до 75 тонн.

Прототип танка Гротте
Прототип танка Гротте (ТГ) во время ходовых испытаний. По бортам превращенной в рубку главной башни – пулеметы «Максим»

Проектирование танков, обладавших этими характеристиками, осуществлялось в течение 1930-1932 годов. Будущим боевым машинам присвоили индексы Т-30 и Т-32. Отсутствие практического опыта создания и «доводки» подобной техники не позволило советским инженерам продвинуться дальше постройки деревянных макетов танков, но всё же их работа не пропала даром – целый ряд конструкторских и компоновочных решений был использован впоследствии.

Между тем «группа Гротте» начала работы по созданию нового танка еще в апреле 1935 года. Перечень требований к этой машине ограничивал её массу тридцатью тоннами, а в состав вооружения должны были войти два орудия – одно калибром 76,2 мм, а другое – 37 мм. Отдельно оговаривалась толщина брони, которая по первоначальному проекту составляла 20 мм. «Танк Гротте», или просто ТГ, считался при этом средним, а не тяжелым.

Опытный образец ТГ был изготовлен с некоторым отставанием от плана, вызванным неготовностью нового двигателя оригинальной конструкции. Для проведения испытаний вместо него установили авиационный мотор М-6. «Танк Гротте» по своей компоновке был ближе к Т-12, чем к Independent – пушка калибром 76,2 мм находилась «на первом этаже», в нижней башне, а 37-мм орудие – в верхней башенке. При этом из-за ошибок, допущенных на начальном этапе изготовления машины, нижнюю башню пришлось превратить в рубку, намертво приварив её к погону.

В целом ТГ являлся намного более «добротным» проектом, чем Т-30 и Т-32. Этот танк обладал очень надежной трансмиссией и полностью сварным корпусом, что в те годы являлось технологической новинкой.

Проект танка ТГ-5
Проект сверхтяжелого многобашенного танка ТГ-5, предложенный Гротте. Отвергнут в силу явной фантастичности

Кроме того, во время испытаний прекрасно показала себя ходовая часть – движение было ровным и плавным даже при езде по пересеченной местности. Наличие пневматического привода делало управление машиной довольно простым, не требовавшим приложения значительных физических усилий.

Главной причиной, по которой танк ТГ не был принят на вооружение, стала его чрезмерно высокая себестоимость. Постройка опытного экземпляра обошлась СССР в полтора миллиона рублей, почти в 30 раз дороже, чем изготовление лёгких танков тех лет. Поэтому контракт с немецкими инженерами разорвали, и они отправились назад, в Германию.

Советским же специалистам, которые работали вместе с Эдвардом Гротте, дали новое задание – они должны были влиться в группу конструкторов, ранее работавших над созданием тяжелых танков Т-30 и Т-32 и приступить к проектированию новой машины. Предполагалось совместить компоновку башен и состав вооружения Т-32 с ходовой частью, трансмиссией и силовой установкой ТГ. Этот «гибридный» танк с самого начала получил наименование Т-35.

20 августа 1932 года сборка прототипа Т-35-1 (дополнительная цифра обозначала только то, что эта машина являлась первой) была закончена. Спустя полторы недели танк осмотрели представители Управления механизации и моторизации Красной Армии. Их отзывы, направленные наркому обороны Ворошилову, были исключительно благожелательными, что во многом объяснялось внушительным внешним видом Т-35 и его сильным вооружением.

Необходимо отметить, что конструкция ходовой части и трансмиссии нового танка только на этом первом этапе совпадала с ТГ. Уже при проектировании второго прототипа, Т-35-2, было убрано пневматическое управление.

Т-35-1
Прототип Т-35-1 во время парада 1-го мая 1933 года

Основной целью при этом являлось упрощение и удешевление боевой машины. С этой же целью на втором опытном танке предполагалось установить не полусферическую, а цилиндрическую главную башню.

В дальнейшем конструкция трансмиссии была полностью изменена, что отчасти объяснялось переходом на новый, более мощный двигатель М-17. Кроме того, танк получил такую же главную башню, как и средний танк Т-28. Интересно, что идея этой унификации принадлежит лично И.В. Сталину, который проявлял большой интерес к Т-35.

Оба опытных экземпляра тяжелого танка были продемонстрированы во время военного парада 1-го мая 1933 года. Т-35-2 прошел по Дворцовой площади (тогда площадь имени Урицкого) в Ленинграде, а Т-35-1 – по Красной площади в Москве.

Одновременно с изготовлением второго прототипа велось проектирование следующей модификации, получившей обозначение Т-35А. Эти машины уже не рассматривались как опытные – их предстояло строить большой серией. Танк подвергся существенным изменениям:

  • Ходовая часть стала длиннее – появилась дополнительная тележка;
  • «Средние» башни стали более крупными – это давало возможность разместить в них новые орудия;
  • Заменены пушки в «средних» башнях. С этого момента применялись орудия калибром 45 мм;
  • В конфигурацию корпуса внесли ряд поправок.

Серийный выпуск Т-35А доверили Харьковскому паровозостроительному заводу (ХПЗ). Изготовление «дебютной» машины началось 18 октября 1933 года, а 7-го ноября готовый танк уже попал на праздничный парад, проводившийся в Харькове. Двигался он в сопровождении нескольких Т-27, которые своими крошечными размерами дополнительно подчеркивали мощь новой боевой машины.

Т-35А
Первый серийный экземпляр Т-35А в сопровождении танкеток Т-27. Снимок сделан 7 ноября 1933 года в Харькове

Налаживание серийного производства проходило довольно сложно. В частности, правительственное задание, предусматривавшее сборку первых пяти Т-35 к январю 1934 года, было сорвано. Между тем в течение всего 1934 года заводу ХПЗ предстояло передать в войска еще десять таких машин. Причинами трудностей стали как обнаруженные в ходе практической эксплуатации танка конструктивные дефекты, так и отсутствие необходимых материалов, например, так называемой стали Гатфилда, из которой изготавливались гусеницы.

Решить вопрос с освоением выплавки нужного сорта металла в конечном счете удалось (правда, это произошло лишь в 1935 году), а вот «доводка» танка затягивалась. Помимо вполне объективных причин у этого явления имелись и субъективные – руководство ХПЗ относилось к Т-35 как к «пасынку». Директор завода открыто говорил, что нежеланную пятибашенную машину ему просто навязали. Это настроение передалось и многим инженерам предприятия.

В течение всего 1935 года проводилась активная доработка конструкции Т-35. Ненадежные детали упрощались и усиливались, но очередные испытания снова и снова показывали, что предпринятых мер недостаточно – танки проводили куда больше времени в ремонте, чем на марше. Наиболее ненадежными показали себя элементы трансмиссии (особенно бортовые передачи), а также двигатель и система его охлаждения. Количество рекламаций, полученных из частей Красной Армии, к началу 1936 года достигло критической точки.

В результате было принято решение подвергнуть один из серийно изготовленных танков особенно углубленным испытаниям. Продолжались они вплоть до начала июля 1937 года и привели к существенному изменению конструкции многих узлов боевой машины. Модернизированные танки стали более надежными.

Т-35 на параде
Еще один парад, 7 ноября 1935 года. Хорошо видна задняя артиллерийская башня Т-35

В частности, «межремонтный» пробег был доведен до двух тысяч километров. Побочным эффектом увеличения надежности Т-35 являлось увеличение его массы до 52 тонн.

Конструкторы КБ Харьковского паровозостроительного завода планировали облегчить танк, но прежде чем они приступили к работе, по линии правительства поступило указание повысить защищенность Т-35, оснастив его более толстой противоснарядной бронёй. Непосредственной причиной для этого распоряжения послужил опыт, полученный в ходе боёв в Испании.

Как известно, в этой стране как раз в те годы происходила гражданская война. В этом конфликте СССР выступил на стороне республиканского правительства. В Испанию направили немало советской боевой техники, среди которой были и танки (Т-26 и БТ-5). Довольно быстро выяснилось, что они довольно легко подбиваются из малокалиберных скорострельных пушек. Между тем, бронирование Т-35 было не намного сильнее, а это значило, что и он может стать лёгкой добычей для противотанковой артиллерии.

Увеличить защищенность тяжелого танка предполагалось за счет наращивания толщины бронирования, в первую очередь в лобовой проекции. Кроме того, была поставлена задача установить на Т-35 новые башни конической формы. Поразить наклонный лист брони сложнее, чем вертикальный, поэтому такая мера также повышала шансы танка на выживание.

Выполнить это задание конструкторам ХПЗ удалось в самом конце 1938 года. Задача была решена лишь частично – башни действительно стали коническими, но бронирование их составило не более 25 мм. В этот период лобовой лист достиг 70 миллиметров, что уже обеспечивало защиту от 37-45-мм противотанковых пушек. Завод успел изготовить шесть модернизированных Т-35А, после чего поступило распоряжение о прекращении серийного выпуска. Это произошло 8 июня 1939 года.

Т-35 с коническими башнями
Модернизированный Т-35 с коническими башнями

Основной причиной для такого решения стало завершение основного этапа работ по созданию новых тяжелых танков Т-100 и СМК. Обе эти машины обладали значительным превосходством над Т-35, что и обусловило выбор в их пользу. Как известно, в дальнейшем СМК стал базой, позволившей разработать ещё более удачный тяжелый танк КВ.

Общее количество серийных Т-35А к моменту прекращения их производства составило 61 единицу. Кроме того, сохранялись и оба прототипа – Т-35-1 и Т-35-2. Проекты по оснащению пятибашенного танка дизельным двигателем и новыми видами артиллерийских орудий по ряду причин остались неосуществленными.

Описание конструкции

Главной особенностью Т-35 является, конечно, его «многобашенность», предполагающая «двухэтажное» размещение пулеметов и пушек. Благодаря такой компоновке машина имеет поистине громадные размеры. Для своего времени конструкция танка была достаточно передовой, однако сама концепция «сухопутного крейсера» в дальнейшем показала свою бесперспективность.

Корпус танка

Если ТГ был полностью сварным, то при изготовлении корпуса Т-35 частично применялась клёпка. Толщина броневых листов, используемых для изготовления этого танка, колебалась от 10 до 50 миллиметров (не считая шести самых последних машин). Внутри корпуса имеется пять отделений, ограниченных четырьмя перегородками и внешними стенками:

  1. Отделение передних башен. Включает в себя пост управления, в котором размещается механик-водитель;
  2. Отделение главной башни;
  3. Отделение задних башен;
  4. Моторное отделение;
  5. Трансмиссионное отделение.
Схема Т-35
Схема внутренней компоновки танка Т-35

Посадка механика-водителя осуществлялась через люк, прорезанный в крыше корпуса. Еще один люк, использовавшийся этим же членом экипажа, являлся смотровым. Прорезали его переднем листе брони. Предполагалось, что в бою водитель танка будет смотреть вперед через прикрытую пуленепробиваемым стеклом щель в этом же люке. На марше крышку можно было полностью открыть.

В центральной части корпуса располагался так называемый «шестигран» — своеобразный стальной пьедестал, на который водружалась самая крупная из башен. В задней части машины в крыше корпуса прорезался еще один люк, используя который, можно было добраться до моторного отделения. Там же располагались жалюзи воздухозаборников. Еще одно отверстие круглой формы, имевшееся на корме, предназначалось для размещения вентилятора, обеспечивающего охлаждение двигателя.

Башни танка

Всего на боевой машине размещалось пять башен, из которых три имели смешанное артиллерийско-пулеметное вооружение, а две других – только пулеметное. Самая крупная из них (главная) размещена в центре, на «шестигране». Остальные башни окружают её со всех сторон – две спереди и две сзади. Такое расположение обеспечивает ведение огня одновременно во всех направлениях или концентрированную стрельбу сразу из двух орудий и трёх пулеметов по наиболее важным целям.

Самая крупная из башен Т-35 в целом совпадает по своей форме и внутреннему устройству с башней Т-28, машины, которая относится не к тяжелым, а к средним по весу образцам бронетехники. В тыльной части этой башни может устанавливаться дополнительный пулемет. Для этого в задней стенке имеется вертикальная прорезь, снабженная бронезаслонкой. Башни поздних образцов Т-35 получили кормовую шаровую установку.

Модель главной башни Т-35
Модель главной башни танка Т-35. Хорошо видна шаровая установка пулемета, которая не является спаренной с орудием

На крыше сделаны два люка – для командира экипажа и наводчика главного орудия. Механизм поворота главной башни трёхскоростной. Имеется два привода – ручной и электрический. Полный разворот на 360 градусов может быть выполнен за 7,4 секунды. Поскольку главная башня находится выше четырех остальных, она оборудована специальным блокирующим устройством. Как только какой-либо из верхних люков, имеющихся на других башнях, открывается, поворот воспрещается. Наводчик главного орудия располагает особым пультом, на котором в этот момент гаснет сигнальная лампа.

Подвесной пол, находящийся под самой крупной башней, крепится к погону при помощи нескольких кронштейнов. Под сиденьями и между ними размещается часть боекомплекта – 24 снаряда и 6 дисков для пулемета ДТ. Следует отметить, что в в этой части танка, наряду с командиром экипажа и наводчиком, располагался также радист. Его сиденье крепилось к подвесному полу. Антенна радиостанции могла быть штырьевой или поручневой, устанавливалась она на крыше.

Башни среднего размера сделаны по образцу тех, которыми оснащались танки БТ-5 (на самых последних машинах сделана унификация с БТ-7). Основное отличие – упрощенная задняя часть, без ниши. Вход и выход осуществляется через прямоугольный люк в крыше. Механизм поворота – ручной. Внутри башни находится два члена экипажа – наводчик и заряжающий 45-мм орудия. Здесь же имеется боеукладка для снарядов и пулеметных дисков.

Малые башни – одноместные. В точности такие же башни устанавливались на Т-28 и также использовались для стрельбы из пулемета. Вход и выход осуществляется через верхний люк. Наряду с дисками, внутри хранится запасной пулемет.

Двигатель и трансмиссия

Двигатель М-17Т
Двигатель М-17Т, устанавливавшийся на все танки Т-35

Все построенные танки Т-35 оснащались авиационным мотором М-17. Это V-образный четырехтактный двигатель с двенадцатью цилиндрами. Первоначально его максимальная мощность, достигавшаяся на 1450 оборотах в минуту, составляла 500 лошадиных сил. После того, как в 1937-м году была обновлена и улучшена конструкция мотора, этот параметр удалось увеличить до 580 л.с.

М-17 был рассчитан на использование бензина Б-70 (допускался также КБ-70). Общий запас горючего в трех внутренних баках достигал 910 литров. Имелось особое устройство для упрощения запуска при низких температурах.

Коробка передач четырехступенчатая, с отдельной задней скоростью. В общем с ней отделении (трансмиссионном) расположены бортовые передачи, главный фрикцион , а также механизм отбора мощности, который обеспечивает работу вентилятора принудительного охлаждения.

Ходовая часть

В состав ходовой части машины входят следующие элементы:

  1. Обычные опорные катки. Сделаны обрезиненными. Всего их 16 – по восемь на каждый борт;
  2. Поддерживающие катки, передние и верхние. Количество их, соответственно, 2 и 12 (по одному и по шесть на борт). Передние полезным в ходе преодоления вертикальных препятствий;
  3. Ленивцы (направляющие колеса). Снабжены механизмом, при помощи которого натягивается гусеница;
  4. Звёздочки (ведущие колёса).

Катки установлены не по отдельности, а по две штуки, в специальных тележках с двумя пружинами, предназначенными для подрессоривания. Количество траков в каждой гусенице – 135. При движении опорная поверхность имеет длину в 6,3 метра при ширине в 526 мм. Для защиты ходовой части использовался фальшборт – бронеплита толщиной в 10 мм.

Тележка ходовой части Т-35
Одна из тележек, составлявших ходовую часть танка Т-35

Средства наблюдения и прицелы

Для обзора окружающего пространства командир танка мог воспользоваться прибором ПТК, увидеть который можно в правой части главной башни. Это устройство представляет собой панорамный прицел. Сидящий с левой стороны наводчик располагал двумя прицелами – ТОП и ПТ-1. Первый из них являлся «телескопом», а второй – «перископом». Такое же прицельное оборудование имелось и в средних башнях. Все оптические приборы были защищены специальными бронеколпаками.

В то же время основными «средствами наблюдения» служили самые обычные смотровые щели. Размещались они на бортах каждой из башен и в люке механика-водителя. Обзор с его места был очень ограниченным – мешали высокие гусеницы. Для защиты от попадания осколков и пуль все смотровые щели были закрыты бронестеклом.

Состав вооружения

Танки Т-35 оснащались следующими видами оружия:

  1. Пушка КТ. Калибр – 76 мм. Аналогичное орудие использовалось и на других бронированных машинах (например, на Т-28). Предназначалось оно для разрушения обычных укреплений противника, построенных без применения бетона, и огневой поддержки наступления пехоты. В распоряжении командира орудия иногда имелись также бронебойные снаряды, но эффективность их была невысока;
  2. Две пушки 20К. Калибр — 45 мм. Эти орудия использовались на многих советских танках и бронеавтомобилях. Их основное предназначение – уничтожение всех видов бронетехники противника. Начальная скорость снаряда, выпущенного из 20К, достигала 760 метров в секунду;
  3. Шесть (на некоторых машинах пять) пулеметов ДТ калибра 7,62 мм. В средних и малых башнях устанавливалось по одному ДТ, а в главной – два, причем один из них монтировался в корме.
«Средняя» башня Т-35
«Средняя» башня Т-35 с 45-мм орудием 20К и спаренным пулеметом ДТ

Боекомплект к основному орудию состоял из 96 унитарных выстрелов. 48 из них были с фугасными снарядами, 48 – со шрапнелью. Часть последних могла быть заменена на бронебойные боеприпасы.

К пушкам 20К имелось 226 выстрелов – по 113 с бронебойными и осколочно-фугасными снарядами. Питание пулеметов осуществлялось из дисковых магазинов по 63 патрона. Всего в танке имелось 160 дисков (10 080 патронов). Следует отметить также, что поздние Т-35 могли комплектоваться дополнительным зенитным пулеметом, устанавливаемым в турели на люке наводчика главной башни.

Тактико-технические характеристики

Основные параметры тяжелого танка Т-35 выглядят следующим образом:

Боевая масса 50 (54) т
Длина танка 9,72 м
Ширина 3,2
Высота 3,43 (3,74) м
Клиренс 0,53 (0,57) м
Толщина переднего наклонного листа брони 50 (70) мм
Толщина верхнего наклонного и лобового листов брони 20 мм
Толщина борта и «шестиграна» 20 (25) мм
Толщина крыши корпуса и башен 10 мм
Толщина днища От 10 до 20 мм
Борт главной башни 20 (25) мм
Борт средней и малой башен 20 мм
Скорость по шоссе До 28,9 км/ч
Скорость по пересеченной местности До 14 км/ч
Запас хода по шоссе 100 (120) км
Запас хода по пересеченной местности От 80 до 90 км
Максимальный угол преодолеваемого подъема 20 градусов
Максимальная высота преодолеваемой стенки 1,2 м
Максимальная глубина брода 1 (1,7) м
Максимальная ширина преодолеваемого рва 3,5 м

В скобках в таблице приведены характеристики последних шести танков Т-35А, собранных в конце 1938 и начале 1939 годов.

Отдельно необходимо рассказать о составе экипажа танка. В него входили десять человек.

Т-35 с фарами
Танк Т-35, оборудованный фарами для стрельбы в темное время суток. Увидеть их можно в верхней части главной башни

Названия их штатных должностей не вполне соответствуют современной терминологии, которая использовалась выше. В частности, танкист, управлявший движением боевой машины, обозначался в документах как младший техник. На эту должность должны были назначать воентехников второго ранга.

Танкистов, именовавшихся механиками-водителями, в составе экипажа было два – старший и младший. Первый из них находился в передней малой башне и должен был вести огонь из пулемета. В его обязанности также входили уход за двигателем и помощь младшему технику (то есть водителю). Младший механик-водитель размещался в задней средней башне. Фактически он был заряжающим с дополнительной функцией обслуживания ходовой части.

Командир экипажа размещался в главной башне. На эту должность назначались старшие лейтенанты. Помимо своих основных обязанностей, командир должен был вести стрелять из ДТ (танковая версия ручного пулемета ДП-27) и подавать снаряды для пушки (совместно с радиотелеграфистом, находившимся в той же башне).

В целом же система наименований должностей была довольно запутанной – командирами башен становились то наводчики, то заряжающие. Вероятно, такой подход намного усложнял отработку совместных действий.

Достоинства и недостатки

Главным и, возможно, единственным реальным преимуществом, которым обладал танк Т-35, являлись отличные характеристики его огневой мощи. Долгое время по этому параметру он лидировал среди всех других боевых машин. Танк создавался с учетом опыта Первой Мировой войны – он должен был при помощи артиллерии и пулеметов подавлять любое сопротивление вражеской пехоты, обеспечивая прорыв обороны противника.

Т-35 на учениях
Т-35 во время тактических учений. По всей видимости, используется машина позднего выпуска с герметизированным корпусом

В рамках подобной концепции Т-35 вполне отвечал своему назначению – нетрудно было представить себе, как стальные гиганты неспешно ползут через траншеи и проволочные заграждения, уничтожая из своих пушек дзоты и блиндажи и засыпая окопы целым ливнем пуль. Проблема была лишь в том, что подобная тактика стала уже в 30-е годы достоянием прошлого – теперь требовались куда более скоростные и маневренные машины.

Недостатков у Т-35 в любом случае было огромное количество. Вот лишь некоторые из них:

  1. Низкая скорость и плохая проходимость. Танк порой не мог выбраться из лужи средних размеров;
  2. Большие габариты и масса. Огромные размеры Т-35 делали его прекрасной мишенью для артиллерии и к тому же усложняли перевозку танков по железной дороге. Значительный вес танка не позволял ему пользоваться многими переправами, не рассчитанными на такую нагрузку;
  3. Слабое бронирование. Т-35 являлся тяжелым исключительно по массе, защищенность его оставляла желать много лучшего и соответствовала уровню лёгких танков;
  4. Сложность управления одновременно пятью башнями. Организовать их огневое взаимодействие было практически невозможно;
  5. Высокая цена танка. На деньги, потраченные в ходе изготовления одного Т-35, можно было построить не менее девяти куда более практичных БТ;
  6. Отсутствие эвакуационных люков и ходов сообщения между отделениями танка.

Все эти недостатки усугублялись целым рядом недоработок. В частности, добиться надежной работы бортовых передач и трансмиссии в целом так и не удалось. Фактически ни один из построенных Т-35 не сумел стать по-настоящему боеспособным танком. Кроме того, его конструкция уже во второй половине 30-х годов явно устарела.

Т-35 на медали
Изображение Т-35, нанесенное на медаль «За отвагу»

Нельзя, конечно, сказать, что Т-35 не принес никакой пользы. Эта машина стала одним из этапов на пути развития советского танкостроения. Миновать его было никак нельзя – только таким путем, ошибаясь и исправляя промахи, конструкторы продвигаются к конечной цели — созданию полноценной и эффективной бронетехники.

Сравнение с аналогами

Буквального аналога Т-35 не было создано ни в СССР, ни в других странах мира. Даже экспериментальный британский «двухъярусный» Independent не может быть приравнен к советскому «сухопутному крейсеру». Тем не менее схожие по своей концепции машины всё-таки существовали.

Прежде всего стоит вспомнить про французский Char 2C. Это был даже не тяжелый, а сверхтяжелый танк – его масса составляла 75 тонн. Его длина превышала 10 метров (то есть он был длиннее Т-35). Прототип этой боевой машины появился еще в 1917 году, во время Первой Мировой войны. У Char 2C имелось только две башни – одна артиллерийская и одна пулеметная, расположенная на корме. Дополнительные огневые точки устанавливались по бортам танка.

В декабре 1939 года Char 2C модернизировали, увеличив толщину его лобовой брони до 90 мм, а бортовой – до 65 мм. Таким образом, французским конструкторам, в отличие от советских, удалось обеспечить противоснарядную защиту. Тем не менее эти танки никакой роли во Второй Мировой войне не сыграли – их подвел недостаток, в полной мере свойственный и Т-35, а именно низкая подвижность.

Танк Char 2C
Char 2C – двухбашенный сверхтяжелый французский танк

Еще одним приблизительным аналогом Т-35 можно считать опытный британский танк Vickers Medium Mark III. Он считался средним, а не тяжелым и имел «всего» три башни. Эта машина стала своего рода прототипом советского Т-28. Последний в целом показал себя намного более удачным, чем Т-35. Многобашенные танки Т-28, созданные в СССР, достаточно активно применялись в различных вооруженных конфликтах, в том числе и на начальном этапе Великой Отечественной войны.

Кроме того, в разных странах мира изготавливались единичные экземпляры многобашенных танков, более или менее близких по своей концепции к Т-35. Одним из них был японский Type 95 Ro-Go Heavy. Этот тяжелый танк оснащался одной орудийной и двумя пулеметными башнями и имел неплохое бронирование, однако в серию так и не пошёл.

В 1938-39 годах в СССР предпринималась еще одна попытка создания «сухопутного крейсера» — были разработаны опытные советские тяжелые танки СМК и Т-100. Оба они задумывались как трёхбашенные, еще на этапе проектирования количество башен сократили до двух.

К сожалению, даже после этого Ж. Котин, главный конструктор ленинградского Кировского завода так и не осознал до конца бесперспективность самой концепции «многобашенности». В результате накануне войны было потрачено много времени и сил на разработку еще одного заведомо бесполезного трёхбашенного монстра – КВ-5.

Практическое применение Т-35

После налаживания серийного выпуска танков Т-35А их начали передавать в Красную Армию. Первой воинской частью, получившей эти машины, стал 5-й отдельный танковый полк (впоследствии бригада). Располагалось это подразделение в Харькове.

Подбитый Т-35
Тяжелый танк Т-35, подбитый 30 июня 1941 года в бою под Бродами

Довольно быстро выяснилось, что для практического использования Т-35 не пригоден. Танк слишком часто выходил из строя и требовал особой внимательности и соблюдения определенных правил при движении по мостам.

Не слишком лестные отзывы о новой машине приходили и из учебных частей. И только на военных парадах тяжелые гиганты Т-35 проявляли себя с лучшей стороны, успешно шокируя военных атташе из разных стран мира. Правда, надежность танка со временем несколько повысилась, что позволило задействовать его в нескольких учениях, но в целом репутация у Т-35 оставалась неважной.

Вплоть до 22 июня 1941 года ни одна из этих машин не была применена на поле боя. Иногда встречаются утверждения о том, что советский тяжелый танк Т-35 использовался в ходе первой попытки прорыва линии Маннергейма, но это недоразумение. Дело в том, что в декабре 1939 года советские войска ввели в бой на Карельском перешейке экспериментальный танк СМК. Он подорвался на мине и надолго застрял в глубине позиций противника. В результате финны, осмотрев танк, пришли к выводу о том, что перед ними какая-то новая модификация Т-35. Сведения о новой машине проникли и в Германию, где СМК так же ошибочно был обозначен как Т-35С.

В июне 1941 года в частях Красной Армии имелось 59 Т-35, причем 51 из них – в составе 8-го механизированного корпуса (Киевский Особый военный округ). 42 танка были на ходу, а 9 нуждались в ремонте. После начала войны в боях против наступавших частей вермахта приняли участие 38 машин.

Брошенный Т-35
Один из танков Т-35 из состава 34-й советской танковой дивизии, брошенный на дороге из-за поломок

Правильнее, впрочем, будет сказать, что они попытались принять участие. Для Т-35 самым опасным врагом всегда становились не пушки противника, а продолжительные марши, которых не выдерживала трансмиссия и двигатель. К 27 июня все эти танки были потеряны, но только семь из них погибли в бою. Все остальные стали жертвами поломок или неправильного вождения.

К сожалению, большинство членов экипажей Т-35 до наших дней не дожило, не оставили они и почти никаких воспоминаний. Поэтому подробностей о столкновениях многобашенных танков с немецкими войсками крайне мало. Известно, например, что в одном из боёв Т-35 получил немало попаданий из малокалиберной противотанковой пушки (предположительно 37-мм), но ни один из снарядов броню не пробил. Танк пришлось бросить после израсходования всех боеприпасов. Об ущербе, нанесенном противнику, ничего не сообщалось.

Большинство брошенных танков было подорвано их экипажами, однако немцам всё же удалось захватить несколько Т-35 в неповрежденном состоянии. Один или два из них даже вывезли в Германию для последующего изучения.

Т-35 в зимнем камуфляже
Т-35 в зимнем камуфляже. Этот танк принимал участие в параде 7 ноября 1941 года

Еще два советских Т-35 попали в кинохронику, рассказывающую о битве за Москву. 7 ноября 1941 года они принимали участие в знаменитом параде на Красной площади. Кроме того, эти машины применялись во время тактических учений советских войск близ Казани. Скорее всего, на фронт они так и не попали.

Если у вас возникли вопросы - оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них