fbpx

Даманский остров: конфликт между СССР и Китаем

Остров Даманский
Вид на остров Даманский со стороны Китая

60-е годы прошлого века довольно часто описываются, как романтическое и прекрасное время. В СССР тогда состоялся полёт Гагарина, громко заявило о себе «поколение шестидесятников», зазвучали песни Высоцкого и Окуджавы. На Западе наступила «эпоха хиппи», прогремел фестиваль в Вудстоке, обрели всемирную популярность «Битлз» и «Роллинг Стоунз», американские астронавты высадились на Луне – десятилетие выглядит просто прекрасным. Вот только, к сожалению, этот замечательный фон был покрыт многочисленными кровавыми пятнами. Убийство Кеннеди, сначала Джона, а потом и Роберта, преступная война США во Вьетнаме, Карибский кризис – всё это стало второй, чёрной стороной той же эпохи. Но наиболее необычные, во многом парадоксальные и при этом трагические события развернулись в конце десятилетия, когда в нескольких местах советско-китайской границы вспыхнули вооруженные столкновения. Наиболее масштабными из них были два кровопролитных боя, состоявшиеся в марте 1969 года. Чтобы понять, где именно всё это происходило, необходимо отыскать остров Даманский на карте СССР – не такая простая задача, если учесть, насколько мал этот участок земли, ставший предметом раздора между двумя великими державами.

Исторические предпосылки конфликта

Отношения между Россией и Китаем начали формироваться во второй половине XVII века. Начались они с целого ряда приграничных вооруженных столкновений. Собственно говоря, на протяжении нескольких сотен лет России приходилось иметь дело не с Китаем, а с захватившей его «Империей Цин», которую называют также Маньчжурским государством. Китайцы в этой стране находились на положении людей второго сорта, их права были в значительной мере ограничены.

Граница между СССР и Маньчжурией с 1860 года
Граница между Приморским краем СССР и Маньчжурией, проведенная в соответствии с Пекинским трактатом 1860 года

Самое непосредственное отношение к конфликту на Даманском острове имеет договор между Российской Империей и Маньчжурским государством, подписанный в 1860 году в Пекине. Именно в этом документе были четко определено, что граница вдоль реки Уссури проходит не посередине этого водного рубежа и не по его фарватеру, а по западному (то есть в данном случае «маньчжурскому») берегу. Точно так же обстояло дело и с Амуром – он считался полностью принадлежащим России.

Иногда приходится читать утверждения о том, что подобное проведение границы являлось несправедливым по отношению к Китаю и не соответствовало «общепринятой международной практике». Это не совсем так. Тезис о том, что границу по рекам надлежит устанавливать по линии главного фарватера, впервые был зафиксирован в 1919 году, по итогам Парижской мирной конференции. «Обратной силой» соответствующее соглашение не обладало. Кроме того, оно носило рекомендательный характер.

С другой стороны, нельзя не отметить, что при заключении Пекинского договора Россия довольно откровенно воспользовалась слабостью «Империи Цин», терпевшей в тот момент поражение во «второй опиумной войне». Следующим этапом могло стать и полное отторжение Маньчжурии. Непосредственно через её территорию в 1897-1903 годах Россия провела Китайско-Восточную железную дорогу. Эта магистраль являлась не просто прямой коммуникацией между Читой и Владивостоком: царское правительство рассчитывало использовать КВЖД для «мирного завоевания» целого региона.

Осуществить эти масштабные планы помешала война с Японией, у которой имелись собственные планы территориального расширения.

КВЖД
Основные линии Китайско-Восточной железной дороги

Можно сказать, что «империя Цин» пала жертвой собственной агрессии – сразу после захвата Китая маньчжуры стали переселяться на оккупированные земли, считая их более благоприятными для проживания. Этот процесс тянулся целыми веками, и в результате территория Маньчжурии обезлюдела и превратилась в лакомый кусочек для соседних «хищников», которые к 19-му веку стали намного более сильными, чем «империя Цин».

В 1911 году произошла Синьхайская революция, в результате которой Маньчжурское государство прекратило своё существование и исчезло с политической карты. Возникла Китайская республика. Движущей силой этих преобразований были ханьские (грубо говоря, китайские) националисты, однако вскоре оказалось, что внутреннего единства между ними не существует. Вначале доминирующей силой были «милитаристы», затем, после гражданской войны 1925-27 годов, верх одержали сторонники Гоминьдана – партии хотя и консервативной, но с определенным «левым» оттенком.

В 1929 году правивший Маньчжурией Чжан Сюэлян, действуя по согласованию с с главой Гоминьдана и президентом Китайской республики Чан Кайши, развязал так называемый «конфликт на КВЖД», который фактически являлся небольшой региональной войной. Именно этот конфликт остаётся по сей день наиболее масштабным вооруженным столкновением между Россией (в то время СССР) и Китаем.

Красная Армия довольно быстро разгромила плохо организованные китайские войска, вернув контроль над КВЖД, а затем покинула территорию Маньчжурии – в отличие от царского правительства, у Совнаркома не имелось «экспансионистских» намерений в этом регионе. В последующие годы Советский Союз даже в известной мере сотрудничал с Гоминьданом, поскольку появился общий враг – милитаристская Япония.

Китайские солдаты на КВЖД
Китайские солдаты во время конфликта на КВЖД

В то же время основная ставка делалась всё-таки на оказание всяческой помощи Коммунистической партии Китая (КПК), лидером которой являлся Мао Цзэдун. Сложная и запутанная советская система дипломатии 30-х годов заметно упростилась после окончания Второй Мировой войны, когда СССР начал предоставлять КПК наиболее масштабную поддержку. В результате в 1949-м году китайские коммунисты сумели одержать окончательную победу в многолетней гражданской войне и провозгласили создание нового социалистического государства – Китайской Народной республики.

Казалось, что отношения между СССР и КНР станут теперь исключительно дружественными, а если по вопросу о границе между странами и возникнут какие-то споры, разрешить их особого труда не составит. Но случилось иначе – и очень многое указывает на то, что отсылки к несправедливости, допущенной при заключении Пекинского договора, были только предлогом для развязывания нового конфликта, приведшего к кровопролитию и жертвам.

Разлад отношений между Китаем и СССР

Можно вполне определенно говорить о том, что на этапе создания КНР у Мао Цзэдуна и его соратников не имелось никаких территориальных претензий в отношении СССР. В частности, когда в конце 40-х годов Сталин предложил своему китайскому «коллеге» передать в распоряжение КНР Порт-Артур, Дальний и КВЖД, тот поначалу отказался. В тот период Мао Цзедун полагал, что «советские товарищи» смогут более надёжно контролировать все эти объекты и прилегающие к ним районы, чем он сам. Лишь в 1952-м году, после значительного укрепления власти КПК, Китайская Восточная железная дорога перешла под контроль КНР. Это произошло в соответствии с условиями Договора о дружбе, заключенного между Китаем и СССР в 1950.

Цзэдун и Сталин
Мао Цзэдун и И.В. Сталин во время первого официального визита китайского лидера в Москву

Первые признаки разлада отношений возникли после смерти Сталина, но не сразу, а только в 1956-м году. Связано это было со знаменитым докладом Н.С. Хрущева на XX-м съезде. «Разоблачение культа личности» пришлось китайским лидерам явно не по вкусу. Тем не менее поначалу разногласия казались или сугубо теоретическими, или субъективными – Мао Цзэдун, вполне признававший авторитет Сталина, относился к другим советским руководителям без особого пиетета, а то и с открытой неприязнью.

Впервые территориальные претензии к СССР были высказаны в некоторых китайских газетах, словно бы исподволь, без явной отсылки к мнению лидеров КПК. Происходило это во второй половине 50-х. Советское руководство, по всей видимости, относилось к таким публикациям без должного внимания. Во всяком случае, соглашения о передаче Китаю ядерных технологий были подписаны в 1956 и 1957 годах, что привело в дальнейшем к появлению у этой страны атомного оружия.

Точной даты окончательного разлада взаимных отношений не существует. «Ядерная помощь» была свёрнута в 1960-м, однако в следующем году Китаю всё-таки удалось приобрести лицензию на производство истребителя МиГ-21, и вот уже в период налаживания серийного производства этого самолета стало окончательно понятно, что былой дружбе пришел конец.

Одновременно на различных участках границы между СССР и Китаем начали происходить инциденты, которые поначалу могли показаться какими-то беспорядками локального характера.

Цзэдун и Хрущев
Мао Цзэдун и Хрущев. Внешне отношения стали проще, чем при Сталине, но в действительности оба политика недолюбливали друг друга.

Дело в том, что еще с момента подписания Пекинского договора жители прилегающих к Приморскому краю районов Маньчжурии часто занимались рыбной ловлей на Амуре и Уссури, посещали острова на этих реках, а иной раз добирались и до противоположного берега, занимаясь заготовкой дров или просто посещая родственников. При этом все они формально нарушали границу, однако ни царские, ни советские пограничники не пытались никого задерживать.

Такая «традиция» считалась нормальной, поскольку никому не вредила и даже способствовала дружеским отношениям между соседями. Но после 1960-го года всё переменилось – китайские «визитёры» стали неожиданно агрессивными. Они всё чаще приближались, собравшись целой толпой, к пограничным пунктам, где выкрикивали антисоветские лозунги, обвиняя СССР в «ревизионизме», «красном империализме» и множестве самых разных других прегрешений.

В результате пограничный режим стал более строгим. Отныне китайские рыбаки уже не могли, как еще недавно, выставить сети на Уссури – к ним сразу же подплывал советский катер и прогонял нарушителей назад. Зимой, когда река замерзала, китайцы порой целыми шеренгами выходили на лёд, двигаясь к противоположному берегу с портретами Мао Цзэдуна и транспарантами в руках.

Как только к нарушителям приближались пограничники, портреты и транспаранты аккуратно укладывались на лёд, а палки, на которые всё это было надето, использовались в качестве дубинок. Драки становились всё более частыми и массовыми, взаимное ожесточение нарастало.

Пограничники со «спецсредствами»
Пограничники заставы «Нижне-Михайловка», вооруженные «спецсредствами»

Советским военнослужащим запрещалось применять оружие, поэтому со временем они тоже начали применять «спецсредства» — чаще всего рогатины или колья внушительной длины. Пограничники в этих столкновениях всегда одерживали верх – они были физически сильнее китайцев, однако бессмысленные драки становились всё более утомительным занятием. Как вспоминал один из участников последующих боёв на Даманском острове Юрий Бабанский, для того чтобы «всех отмолотить», уходило до полутора часов.

Впоследствии оказалось, что основными участниками «стихийных столкновений» были вовсе не местные жители, которых предусмотрительно отселили подальше от границы, а переодетые китайские солдаты. В то же время периодически на лёд выводили женщин и детей, проводились целые «митинги», а последующий «зверский разгон» пытались запечатлеть на пленку фотографы и кинооператоры. Последним, впрочем, мало что удавалось поймать в объектив, так как разозленные советские пограничники не делали различий между обычными нарушителями и «представителями прессы» — доставалось поровну и тем, и другим.

Попытки дипломатического урегулирования конфликта

Стычки на границе стали особенно жестокими и частыми приблизительно за полтора-два года до вооруженного столкновения. Тем не менее еще в первой половине 60-х советское руководство вполне отчетливо понимало, что речь тут идет не о стихийных беспорядках, а об акциях, организованных властями Китая. К тому моменту территориальные претензии к СССР начали высказываться уже и в государственных средствах массовой информации КНР.

Территории, на которые претендует КНР
Приблизительные контуры территорий, которые считает своими КНР

Следует отметить, что у разногласий между Советским Союзом и Китаем был ряд специфических особенностей, которые делали желательным «полюбовное» разрешение спора:

  1. Обе страны взяли курс на строительство социализма. Невзирая на все идеологические расхождения, советские руководители продолжали считать Мао Цзэдуна и его единомышленников коммунистами. В связи с этим силовое противостояние в любой его форме выглядело недопустимой катастрофой;
  2. Пекинский договор подписывали Империя Цин и Российская империя. Обе эти страны уже не существовали, поэтому вполне разумно было поставить вопрос о пересмотре или хотя бы корректировке старого соглашения;
  3. СССР находился в состоянии «Холодной войны» с США и другими странами Запада. Открывать еще один «фронт» было совершенно незачем;
  4. Острова на реке Уссури, как и прилегающая к ним по обе стороны границы территория были безлюдной местностью, не представляющей никакой хозяйственной или военной ценности. Таким образом, сам предмет спора выглядел недостаточно весомым.

Все эти факторы побудили руководство СССР пойти на переговоры с Китаем по вопросу о границе. Беседы на уровне заместителей министров иностранных дел начались в конце февраля 1964 года и поначалу проходили вполне конструктивно. Советский Союз, в частности, выразил свою готовность провести новую линию границы по середине фарватера на Уссури и Амуре. При этом все острова, находящиеся ближе к китайскому берегу, включая Даманский, переходили в собственность КНР.

Разногласия возникли лишь из-за двух крупных островов на Амуре, однако и здесь сторонам удалось добиться некоторого продвижения – договорились отложить решение этого конкретного вопроса «на потом», пока же подписать соглашение относительно всей остальной линии границы.

Китайские «крестьяне»
Китайские «крестьяне» размахивают цитатниками Мар Цзэдуна в ходе очередного спора с советскими пограничниками на льду Уссури

Казалось, что вскоре конфликт станет достоянием прошлого, однако в июле 1964 года Мао Цзэдун, встречаясь с делегацией японских социалистов, заявил, что у Китая есть права на всю территорию СССР к востоку от озера Байкал, включая полуостров Камчатка, Владивосток, Хабаровск и другие города. Вскоре, следуя, видимо, указаниям «великого кормчего», основные китайские периодические издания опубликовали статьи, повествующие о том, что СССР должен «вернуть» КНР не менее полутора миллионов квадратных километров территории. Затем эти притязания, распространившиеся еще и на Среднюю Азию, выросли вдвое.

После таких беспрецедентно наглых заявлений продолжение переговоров теряло всякий смысл, и все контакты были свернуты уже в августе 1964 года.

При взгляде на всё это из сегодняшнего дня невольно возникает вопрос – а чего, собственно, добивалось руководство КНР, намеренно обостряя конфликт? Китайская армия в те годы была слишком слабой для того, чтобы даже мечтать о столь масштабных завоеваниях. Если же подлинные аппетиты Мао Цзэдуна дальше небольших островов на Уссури не распространялись, то почему он не пожелал получить их мирным путем, без жертв и лишних усилий? Увы, но ответ на простой вопрос «зачем?» — это и есть, возможно, главная тайна Даманского острова.

Можно предположить, что Мао Цзэдун, делая свои крайне резкие заявления, тем самым начал своего рода «разогрев», подготовку китайского общества к «культурной революции», развернувшейся спустя два года и сопровождавшейся бесчисленными эксцессами и актами насилия. Под удар «хунвэйбинов» попали в первую очередь те люди, которых по тем или иным причинам считали сочувствующими СССР.

«Культурная революция» в КНР
Публичное осуждение «просоветских ревизионистов» во время «культурной революции»

Более того, в разжигании ненависти приняли участие даже китайские дипломаты, организовавшие потасовки и «митинги», сопровождавшиеся поистине дикими выходками, уже не у себя на родине, а непосредственно в Москве, в том числе и на Красной площади. Одновременно происходило существенное усиление армейской группировки КНР в Маньчжурии, что уже выглядело настоящей подготовкой к войне. Подобная безрассудная политика в конечном счете навредила самому же Китаю.

Американские журналисты, анализируя конфликт на острове Даманский спустя много лет после того, как ушел в прошлое 1969 год, ограничились выводом о том, что китайским лидером руководили некие иррациональные мотивы. Вряд ли такой подход правилен – особенно если принять во внимание целый ряд инцидентов, случившихся уже не на советской границе и после смерти Мао Цзэдуна.

Место действия

Остров Даманский вплоть до пересмотра границ, происшедшего уже после распада СССР, считался частью Приморского края и был отнесен к Пожарскому району. К югу от Даманского на сравнительно небольшом удалении от него на реке Уссури имеется еще три острова – Буян, Сахалинский и Мафинский. Немного к северу расположен Киркинский остров.

На другой стороне берега реки – провинция Хэйлунцзян. Претензии Китая на Даманский базировались главным образом на том, что этот небольшой участок суши расположен в основном к западу от главного фарватера. Очертания острова, его общая площадь и расстояния до каждого из берегов непостоянны – всё это зависит от уровня воды в Уссури.

Карта места событий
Карта непосредственного места событий. Хорошо заметны острова Даманский и Киркинский

Впоследствии представители Китая не раз заявляли о том, что вплоть до 1915 года Даманский представлял собой участок западного берега, и лишь из-за разлива капризной реки, которая действительно склонна к изменению своего русла, он стал островом. Проверить это, к сожалению, невозможно из-за отсутствия соответствующих топографических карт. Следует отметить, что остров Даманский на карте Приморского края, выпускавшейся в Китае, обозначен как Чжэньбаодао («драгоценный остров»). Такое название объясняется причудливыми очертаниями этого клочка суши, напоминающими древнюю монету, когда-то распространенную в «империи Цин».

На момент вооруженного конфликта минимальное расстояние от края острова до восточного (советского) берега составляло примерно 260 метров, а до западного (китайского) – около 130 метров. По обе стороны Уссури здесь имеются довольно значительные возвышенности – от 150 до 353 метров. С них очень удобно корректировать артиллерийский огонь по острову, что делает долговременную оборону на нём заведомо гиблым делом.

Возможно, именно по этой причине никогда не делалось попыток обустроить пограничный пункт непосредственно на Даманском. Ближайшая застава, «Нижне-Михайловка», размещалась на расстоянии шести километров к югу от Даманского. Командиром здесь являлся старший лейтенант И.И. Стрельников. К северу от острова находилась еще одна застава, «Кулебякины сопки», которой командовал старший лейтенант В.Д. Бубенин. В целом же этот участок советско-китайской границы охранялся 57-м Иманским погранотрядом.

Начало боёв 2 марта 1969 года

«Мирное» столкновение на границе
Одно из последних «мирных» столкновений на границе. Снимок предположительно сделан близ острова Киркинский

В начале 1969-го года обстановка в районе острова Даманский становилась всё более напряженной. В январе на соседнем Киркинском острове появилось около пятисот китайцев, частично военных, частично гражданских. Пограничникам пришлось воспользоваться бронетранспортерами, чтобы выдворить нарушителей на китайский берег. В феврале во время похожих событий впервые было применено оружие – советские пограничники несколько раз выстрелили в воздух, увидев, что им противостоят не мирные жители, а солдаты с автоматами.

Последним же предвестником скорой трагедии стало происшествие, случившееся 23 февраля 1969-го. Тогда на льду Уссури внезапно появилась довольно значительная группа китайских пограничников, которые дошли до южной стороны острова, а затем вернулись восвояси. Эти действия носили демонстративный характер.

Для СССР вооруженный конфликт на Даманском начался в 10 часов 40 минут 2-го марта 1969-го. Именно в это время рядовой Шевцов, старший пограничного наряда, разместившегося на посту наблюдения, увидел, что целый отряд китайских военнослужащих движется к острову со стороны Гунсы (так назывался погранпост, расположенный на противоположном берегу Уссури).

Боец воспользовался телефоном и немедленно сообщил о происходящем на заставу «Нижне-Михайловка». Шевцов оценил численность группы нарушителей в 30 человек.

Армия КНР перед началом конфликта
Расположение китайских сил на Даманском непосредственно перед началом столкновений 2-го марта

Следует отметить, что примерно за полтора часа до этого по Даманскому прошёл небольшой лыжный патруль (три пограничника). Ничего подозрительного замечено не было. Между тем, как потом оказалось, еще ночью на острове разместились подразделения 133-й и 73-й дивизий Народно-освободительной армии Китая (НОАК). Их общая численность оценивается приблизительно в 300 человек. Окопов они не рыли, обустроив вместо них «лёжки» прямо на снегу.

Скрытное выдвижение таких крупных сил стало возможным благодаря плохой видимости в районе пунктов наблюдения. Тепловизоров тогда еще не было, так что «маоистам» не составило труда спрятаться в снегопаде, который продолжался все предрассветные часы.

Второй китайский отряд, ещё более значительный по численности, сосредоточился на противоположном берегу реки. Там же были установлены средства огневой поддержки – станковые пулеметы СГ-43 и безоткатные орудия.

Получив сообщение о нарушении границы, командир заставы «Нижне-Михайловка» поднял своих подчиненных по тревоге. Стрельников не подозревал о том, что ему придется иметь дело со столь большим количеством китайцев. Поэтому он посчитал, видимо, что сможет справиться собственными силами.

К острову направились, не считая командира заставы, 32 советских пограничника. 12 человек сели в кузов полноприводного грузовика ГАЗ-63, 13 бойцов разместились в плавающем бронетранспортере БТР-60ПБ, а еще восемь, во главе с самим И.И. Стрельниковым, поехали к месту событий на внедорожнике ГАЗ-69.

Первый снимок Петрова
Первый из сохранившихся снимков, сделанных рядовым Н. Петровым. Видны китайцы, открыто стоящие на льду недалеко от острова

Тем временем группа нарушителей разделилась. 12 из них свернули в замерзшую протоку и оказались юго-западнее острова. 18 китайцев примерно в 10:40 добрались до юго-восточной оконечности Даманского, затем пересекли его и вышли на лед, вновь присоединившись к своим товарищам. Смысл этого маневра не вполне понятен. Одна из версий предполагает, что таким образом китайцы заманивали пограничников к месту уже подготовленной засады.

В 11:00 на советском берегу появился бронетранспортер и ГАЗ-69. Грузовик ГАЗ-63 двигался медленнее и отстал от них. Еще через десять минут обе прибывшие машины остановились на льду возле южной оконечности острова. Советские пограничники спешились. Восемь человек во главе со Стрельниковым направились непосредственно в протоку, к открыто стоявшей группе нарушителей. 13 пограничников, которыми командовал старший сержант В. Рабович, пошли непосредственно по острову, находясь несколько севернее, справа от Стрельникова.

Рядом с командиром заставы всё это время находился рядовой Н. Петров, задачей которого была фиксация происходящего. Для этого в его распоряжении имелась кинокамера и фотоаппарат. На первом из сохранившихся снимков можно увидеть стоящих на льду китайских солдат на дистанции около трёхсот метров.

Второй снимок запечатлел командира заставы Стрельникова, идущего непосредственно к нарушителям. Рядом с ним – еще два пограничника, А. Денисенко и Н. Буйневич. По китайским данным, в 11:17 все 8 человек из группы Стрельникова, включая оператора Петрова, подошли к нарушителям вплотную. Это подтверждается последним сохранившимся кадром, на котором видны расходящиеся в стороны китайские солдаты, один из которых поднял вверх руку.

Второй снимок Петрова
Второй снимок Николая Петрова. Стрельников, Буйневич и Денисенко движутся в сторону китайских солдат

К сожалению, установить, что именно сказал нарушителям командир советской заставы, не представляется возможным. Вероятнее всего, он просто потребовал покинуть территорию СССР. Живых свидетелей попросту не осталось – поэтому непонятным остался и смысл жеста, запечатленного на последней фотографии. Возможно, что это сигнал к началу провокации, но не исключено и чисто случайное движение.

Первые два выстрела были пистолетными. По одной версии, огонь открыл командир нарушителей, метясь непосредственно в Стрельникова. По другой – выстрелы раздались со стороны китайского берега и являлись сигналом к атаке. Точно можно сказать лишь одно – передняя шеренга «маоистов» расступилась, а вторая практически сразу открыла шквальный огонь из автоматов почти в упор. Вся группа Стрельникова погибла на месте, не успев сделать ни одного выстрела в ответ.

Практически одновременно был открыт огонь по бойцам группы Рабовича. По словам единственного выжившего в этом столкновении советского пограничника, Геннадия Сереброва, он успел заметить впереди укрывшихся за деревьями китайцев. Не исключено, что первые выстрелы прозвучали именно в этот момент. В любом случае, группа Рабовича попала в крайне невыгодное положение, поскольку находилась в зоне перекрестного огня.

Бойцы успели залечь и попытались защититься, однако, китайцы быстро приблизились к ним и расправились с уцелевшими. Сереброва спасло то, что он еще до подхода врагов потерял сознание от нескольких тяжелых ранений. Остальные пограничники были добиты выстрелами в упор или холодным оружием.

Последний снимок Петрова
Последний снимок Н.Петрова был сделан в непосредственной близости от нарушителей

То же самое произошло и с бойцами группы Стрельникова – хотя они, вероятнее всего, получили смертельные ранения в первые же секунды, в них, уже лежащих на льду, были сделаны дополнительные выстрелы в упор. Убитому командиру заставы китайцы выкололи глаза ножом. Это бессмысленное глумление над трупом, видимо, стало следствием ненависти, которую уже давно вызывал у нарушителей Стрельников.

Между тем на острове появилась третья группа пограничников во главе с младшим сержантом Ю.В. Бабанским. Китайцы, похоже, не заметили, что с советского берега подошёл запоздавший к началу боя грузовик ГАЗ-63, что и позволило двенадцати советским солдатам принять бой на несколько более выгодных для себя условиях. Тем не менее вскоре и группа Бабанского попала под угрозу полного уничтожения. Противников было очень много, а патронов – очень мало.

Ко всему прочему, «ожил» китайский берег. Оттуда повели огонь из безоткатных орудий, которым вскоре удалось попасть как в ГАЗ-63, так и в ГАЗ-69 – невредимым оставался только бронетранспортер. Ситуация казалась безнадёжной, однако в 11.30 с севера к острову подошёл еще один советский БТР. Это была группа бойцов заставы «Кулебякины сопки» во главе со старшим лейтенантом Бубениным, всего 22 человека. Учитывая, что подкреплению пришлось проехать приблизительно 18 км, прибыло оно весьма оперативно.

Высадившись на острове, пограничники рассредоточились и вступили в бой. По приказанию Бубенина, эту группу возглавил младший сержант Каныгин. Сам же командир заставы, взяв с собой четверых стрелков, разместился в бронетранспортере и отправился в тыл к противнику. Для этого БТР доехал вдоль восточного берега острова вплоть до его северной оконечности, а затем повернул к югу, обходя китайскую засаду с запада.

Первый рейд БТР Бубенина
Схема первого рейда бронетранспортера под командованием старшего лейтенанта Бубенина

Приблизительно в это же время на советском берегу Уссури, в районе небольшой косы, где стоял в укрытии уцелевший бронетранспортер, на котором ранее до острова добиралась группа Рабовича, появились местные жители – братья Авдеевы. Они по собственной инициативе помогли пограничникам, доставив к месту боя на санях боеприпасы и станковый гранатомет СПГ-9.

Действия Бубенина оказались для противника полной неожиданностью. Командир заставы «Кулебякины сопки» лично стрелял из башенного крупнокалиберного пулемета КПВТ и уничтожил немало «маоистов». В результате атаки на группы Бабанина и Каныгина резко ослабли. Кроме того, в ходе обхода западной стороны острова советский БТР буквально наткнулся на целую роту китайских солдат, спешивших с берега на Даманский. Бронированная машина врезалась в ряды противника, продолжая вести огонь. В этот момент нарушители, видимо, понесли наиболее тяжелые потери. Часть их была передавлена, но большинство попало под пули.

Китайцы перенесли основной огонь на советский бронетранспортер, что привело к серьезным повреждениям боевой машины. Её башню заклинило, один из двигателей был разбит, а Бубенин получил ранение и контузию.

После того, как БТР обогнул остров со стороны юга, машина задымилась. Старший лейтенант понял, что пора покинуть бронетранспортер.

Этот смелый рейд обескуражил китайцев и дал возможность доставить обороняющимся пограничникам по боеприпасы. Кроме того, Бабанский получил возможность более или менее спокойно отойти со своими уцелевшими товарищами к советскому берегу. Группа Каныгина продолжала вести оборонительный бой на острове.

Второй рейд БТР Бубенина
Схема повторного рейда Бубенина, решившего исход боя 2-го марта. За свои действия старший лейтенант получил звание Героя Советского Союза

Добравшись до косы на советском берегу реки, Бубенин встретил группу своих подчиненных, только что прибывших с заставы «Кулебякины сопки» на автомобиле ГАЗ-69. Решив воспользоваться этим подкреплением, старший лейтенант приказал солдатам разместиться в «стрельниковском» бронетранспортере, а сам вновь встал к крупнокалиберному пулемету. Таким образом, невзирая на свое ранение и контузию, Бубенин отправился во второй рейд в тыл к нарушителям.

На этот раз БТР поехал по несколько иному маршруту – достигнув северной оконечности Даманского, пограничники не стали входить в протоку между ним и китайским берегом, а направились в небольшой залив, глубоко врезающийся в остров. Это позволило Бубенину на некоторое время скрыться из вида и повторно добиться внезапности. Кроме того, он еще во время первого рейда заметил места, в которых залегли китайские солдаты, и сейчас БТР выходил на эти «лёжки» с фланга.

Повторный рейд оказался решающим – Бубенину в ходе движения удалось уничтожить командный пункт нарушителей, что привело к отходу их главных сил с острова. Советский бронетранспортер развернулся и, избегая огня со стороны китайского берега, вернулся тем же маршрутом, которым прибыл – через залив.

Двигаясь вдоль восточной части острова, БТР остановился, чтобы принять на двух раненых бойцов из группы Каныгина. Это оказалось ошибкой – в машину тут же попала реактивная граната. Пограничники открыли ответный огонь, но БТР почти сразу попал еще один снаряд. Поврежденную машину пришлось оставить. Группа Бубенина отступила к советскому берегу. Почти все входящие в нее пограничники, включая командира, получили серьезные ранения. Сержант В. Ермолюк, которому оторвало взрывом обе ноги, вскоре скончался.

Подбитый БТР Бубенина
Подбитый бронетранспортер старшего лейтенанта Бубенина

В 13 часов 10 минут к месту конфликта подошли дополнительные силы – 16 человек с заставы Стрельникова и пограничники с находившейся в 30-километрах заставы «Ласточка». Кроме того, на вертолете прибыл полковник Д. Леонов, командир 57-го Иманского погранотряда. Винтокрылую машину немедленно привлекли к эвакуации тяжело раненых.

Видя, что китайцы уходят на свой берег, старший лейтенант Бубенин вновь собрал бойцов и отправился на остров. К этому моменту он получил несколько ранений и две контузии, однако из боя не вышел. Впрочем, перестрелка уже прекратилась, начался поиск погибших и раненых на Даманском. Бубенину приказали немедленно отправиться в госпиталь.

К вечеру были точно определены потери. Погибших и умерших от ран пограничников было 31. Четырнадцать бойцов получили ранения. Неустановленной оставалась судьба Павла Акулова из группы Рабовича. Впоследствии выяснилось, что он был (видимо, в бессознательном состоянии) вынесен китайцами на противоположный берег. В дальнейшем тело Акулова была выдано советской стороне в обмен на труп погибшего китайского солдата. Медицинская экспертиза показала, что в плену пограничника подвергли пыткам и истязаниям, но был ли это допрос, или же просто расправа, так и не удалось определить.

Каковы были потери среди нарушителей, достоверно неизвестно. Современные источники противоречат друг другу. В одних указывается на то, что погибло 39 китайских солдат, в других – что таких было не менее 247, причем только на острове, не считая тех, что были расстреляны на льду Бубениным в ходе его первого рейда. Что характерно, и в том, и в другом случае авторы ссылаются на «материалы комиссии КГБ СССР».

Труп китайского солдата
Единственный труп китайского солдата, оставшийся на острове после боя 2-го марта 1969 года

Имеющиеся объективные данные очень скудны. Так, осмотр острова позволил обнаружить 304 «лёжки» и остатки командного пункта нарушителей. Кроме того, было собрано множество использованных пакетов индивидуальной помощи и немало брошенного нарушителями оружия – в основном автоматы АК китайского образца и карабины СКС (видимо, советского выпуска, по крайней мере, частично). Удалось найти также несколько пистолетов.

Почти всех своих раненых и убитых китайцы эвакуировали на восточный берег. На поле боя был обнаружен всего один труп. Именно его впоследствии и обменяли на тело Акулова. Существует предположение, что китайцы второпях перепутали бесчувственного советского пограничника со своим солдатом, что и привело к тому, что на острове остался труп, а Акулов оказался в плену.

Вся эта информация позволяет однозначно сказать, что заявления о 247 погибших нарушителях представляют собой огромное преувеличение. Даже если посчитать, что раненых не было вовсе, для быстрого выноса с острова такого количества тел потребовалось бы не менее 400-500 человек. Столь значительных сил на 2 марта у китайцев не имелось.

Более реалистичная оценка потерь противника в этом бою — 130-150 убитых и раненых. К сожалению, ни доказать, ни опровергнуть её не представляется возможным. КНР так и не раскрыла соответствующую информацию. Стоит отметить, что в ходе поиска раненых и убитых и во время осмотра острова огонь со стороны китайского берега уже не открывался.

Оперативная пауза

После того, как китайские подразделения были отведены на западный берег Уссури, обстановка стабилизировалась.

Брошенное китайское оружие
Оружие, брошенное на Даманском китайскими солдатами после боя 2-го марта 1969 года

К сожалению, это вовсе не говорило о том, что конфликт исчерпан. Китай и СССР обменялись нотами, обвинив друг друга в агрессии. В районе самого Даманского происходило постоянное наращивание сил с обеих сторон.

В первую очередь была восстановлена численность застав «Нижне-Михайловка» и «Кулебякины сопки». Первая из них в итоге боев 2-го марта лишилась более половины личного состава. Кроме того, для усиления обороны в районе острова Даманский наряду с Иманским задействовали Гродековский и Камень-Рыболовский погранотряды, представленные в основном маневренными группами на бронетранспортерах.

Поддержку с воздуха должно было осуществлять звено вертолетов Ми-4. Эти машины не имели вооружения на борту, однако они могли эвакуировать раненых и осуществлять экстренную доставку необходимых грузов, а также проводить разведку.

6-го марта 1969 года состоялись первые похороны убитых и умерших от ран пограничников. Происходили они в присутствии приехавших в этот далёкий край родственников погибших. Настроение у всех было крайне мрачным. Траурный митинг открыл Д.В. Леонов, командир 57-го Иманского погранотряда. Полковник не знал, что спустя полторы недели ему предстоит разделить судьбу своих подчиненных, которых на его глазах опускали в могилу.

Наиболее сильным резервом стала 135-я мотострелковая дивизия, которая располагала бронетехникой, в том числе и танками, а также сильной артиллерией, включавшей секретные на тот момент РСЗО «Град». Эти войска разместились в оперативном тылу погранотряда, на расстоянии нескольких километров от Уссури.

Похороны пограничников
Похороны пограничников, погибших в бою за остров Даманский 2 марта 1969 года

Китайцы также увеличили свою группировку. Вскоре количество солдат НОАК вблизи от Даманского составляло уже около пяти тысяч. Все они были бойцами 24-го пехотного полка. На китайской стороне реки, кроме того, устанавливались минометы, орудия, а также станковые пулеметы. Всё это прямо указывало на подготовку к новому этапу конфликта.

Начиная с 3-го марта, на Даманском ежедневно находились небольшие патрульные группы советских пограничников, приблизительно по 10 человек каждая. Вооружались они не только автоматами, но и станковым противотанковым гранатометом СПГ-9. Непосредственной причиной этого были тревожные сообщения о том, что со стороны Китая в сторону острова движутся танки. Впоследствии эти опасения не подтвердились.

Бои 14-15 марта 1969 года

14 марта, после долгой паузы, китайские солдаты вновь двинулись по льду в сторону южной оконечности Даманского. Наблюдатели на советском пограничном посту заметили нарушителей в 11 часов 15 минут утра. Патруль, находившийся на острове, получил приказ на открытие предупредительного огня. До кровопролития на этот раз дело не дошло, китайцы повернулись назад и отступили.

Спустя несколько часов от командования поступил странный приказ, предписывавший пограничникам немедленно покинуть остров. Кто отдал это распоряжение, до сих пор неизвестно. Возможно, об этом точно знал полковник Леонов, но он погиб уже на следующий день и рассказать ничего не успел.

Бронетранспортеры группы Яншина
Бронетранспортеры мотоманевренной группы под командованием подполковника Яншина

Поспешный отход пограничников был замечен с противоположного берега реки. Китайцы начали выдвигаться на остров, но не сразу, а с известными предосторожностями, явно опасаясь засады. Леонов, между тем, вовсе не собирался отдавать остров нарушителям. По его распоряжению на лёд Уссури демонстративно выдвинулась группа из восьми бронетранспортеров под командованием подполковника Яншина.

Боевые машины на глазах у китайцев перемещались к северной оконечности острова, словно намереваясь повторить тот же маневр, который совершил 2-го марта старший лейтенант Бубенин, только значительно более мощными силами. Это подействовало – китайские солдаты предпочли ретироваться. Группа Яншина также вернулась на исходные позиции.

Около восьми часов вечера поступил новый приказ «сверху», предписывавший пограничникам вернуться на опустевший Даманский. Трудно даже предположить, чего хотели добиться вышестоящие инстанции, устраивая такие «качели». Китайские историки, описывая эти эпизоды, делают предположение, что их соотечественников таким вот хитрым способом «заманивали» на остров. На самом же деле речь тут может идти о губительной неуверенности в собственных действиях.

На этот раз пограничники отправились на Даманский далеко не сразу. Они опасались того, что китайцы успели оставить на острове засаду, что сулило повторение трагических событий 2-го марта. В конечном счете советские бронетранспортеры покинули восточный берег Уссури только глубокой ночью, когда фактически наступило уже 15 марта 1969 года. Всего на Даманский в составе этой группы прибыли четыре БТР с сорока пятью бойцами под командованием подполковника Яншина.

Войска перед боем 15 марта
Выдвижение советских и китайских войск на исходные позиции перед боем

Еще семь бронетранспортеров и 80 пограничников решено было оставить в резерве. Ночь прошла без происшествий, однако по китайской версии, именно в это время небольшому отряду саперов НОАК удалось заложить на льду возле западного берега острова несколько десятков противотанковых мин на значительной по ширине полосе. Бойцы Яншина в эти же часы оборудовали несколько оборонительных позиций, вырыв окопы.

Утро началось с «психической атаки» — с китайского берега послышалось громкое агитационное вещание на русском языке. Пограничников призывали покинуть «исконную территорию КНР» или перейти на сторону НОАК. С советского берега последовал ответный пропагандистский удар на китайском языке. Всё это за последние дни стало уже привычным.

В 9 часов 55 минут непосредственно по территории Даманского ударила артиллерия НОАК. Огонь вели в общей сложности от 60 до 90 орудий и минометов различного калибра. Спустя семь минут к острову двинулись китайские солдаты. Количество их составляло от 300 до 400 человек (три пехотных роты).

Начался оборонительный бой, и уже через час пограничники сообщили на командный пункт о нехватке боеприпасов. Кроме того, они попросили уничтожить артиллерию противника, которая продолжала вести огонь, хотя и не такой массированный, как в первые минуты боя. К сожалению, попытка полковника Леонова привлечь на помощь своим подчиненным силы 135-й мотострелковой дивизии в этот момент оказалась неудачной.

В итоге передовая рота НОАК добралась до южной части Даманского и к 11.30 оттеснила пограничников назад. Часть китайских солдат стала обходить советских бойцов по западному берегу острова, явно намереваясь замкнуть кольцо окружения.

Оттеснение отряда Яншина
Вытеснение отряда полковника Яншина на северную оконечность острова

В ответ на это подполковник Яншин, успевший совершить поездку за боеприпасами, развернул свои бронетранспортеры в одну линию и двинулся в контратаку.

Этот удар оказался успешным – китайские солдаты на западном берегу были убиты или бежали, а передовую роту НОАК оттеснили назад, к южной оконечности острова. Практически одновременно к группе Яншина подоспело подкрепление – еще 40 пограничников в сопровождении четырех бронетранспортеров под командованием подполковника А.Д. Константинова.

Между тем, оттеснив китайцев, пограничники оказались на открытом пространстве, которое хорошо просматривалось с западного берега. Вновь заработали минометы и артиллерия противника. Вскоре один из бронетранспортеров подбили, его пришлось отбуксировать к советскому берегу реки. В 12.20 китайцам удалось поразить еще один БТР. Прикрывая покинувших подбитую машину бойцов, в огне погиб старший лейтенант Л.К. Маньковский (есть также версия, что он был убит осколком мины, когда стрелял из пулемета, а пламя охватило машину уже после этого).

Двигавшиеся на бронетранспортере пограничники под командованием лейтенанта А.П. Клыги приблизительно в это же время попали в окружение, из которого смогли вырваться только после тридцати минут напряженного боя. Полковник Леонов, видя все эти события, вновь обратился за помощью к начальству, но успеха не добился и на этот раз.

После того, как артиллерия противника подбила еще один БТР, подполковник Яншин принял решение «прижаться» к атакующим китайским солдатам, чтобы хотя бы этим защититься от постоянного воздействия тяжелых орудий. Чтобы такая тактика не привела к поражению советской бронетехники из РПГ-2, Яншин приказал пограничникам уничтожать в первую очередь вражеских гранатометчиков.

Схема начала атаки на Даманский
Схема начала очередной китайской атаки на Даманский

Бой на какое-то время «распался на фрагменты» — отдельные группы советских и китайских бойцов с переменным успехом обстреливали друг друга. Одновременно на западном берегу происходило сосредоточение целого батальона НОАК (не менее 400 человек). Около 14.00 все эти свежие силы добрались до острова и вновь попытались окружить бойцов подполковника Яншина, двигаясь на этот раз уже не по западному, а по восточному берегу Даманского. Численный перевес противника стал пятнадцатикратным.

Боеприпасы снова подходили к концу, поэтому подполковник, лишившийся в ходе боя связи со штабом, отдал команду временно покинуть остров. Уцелевшие бронетранспортеры вернулись на советский берег, где были высажены раненые. Затем, взяв с собой новый запас патронов и заменив экипажи боевых машин, Яншин опять отправился на Даманский.

Бой возобновился, китайские солдаты были отброшены. Им удалось подбить еще один БТР, но удержать свои позиции они не сумели. События повторились – опять пехота НОАК сконцентрировалась на юге острова, опять противник попытался обойти советских пограничников с востока.

Полковник Леонов в это самое время принял решение лично возглавить танковую контратаку. Он полагал, что самое незначительное промедление может привести к окружению и гибели группы Яншина. Танки Т-62 только что прибыли в расположение погранотряда. Леонов, по всей видимости, намеревался отсечь подразделения китайцев, уже проникшие на остров, от поддержки со стороны берега, повторив тем самым действия Бубенина 2-го марта.

Танк полковника Леонова
Танк, в котором на поле боя перемещался полковник Леонов. После конфликта был вывезен китайцами, и в конце концов боевая машина оказалась в музее китайской столицы

Мотивация командира Иманского погранотряда очевидна – он просто не мог и дальше наблюдать за тем, как его бойцы один за другим гибнут в заведомо неравном бою. А вот действия Леонова вызывают некоторые вопросы. Не вполне понятно, в частности, почему танки не вели огонь из своих пушек. Ведь все дистанции в этом бою были сравнительно невелики, орудие Т-62 без проблем могло поражать цели не только на острове, но и на противоположном берегу реки.

В некоторых описаниях этого боя говорится, что танкисты получили приказ, запрещающий им вести огонь из пушек. Но в этом случае весь рейд сразу же теряет свой смысл. По всей видимости, опубликована не вся информация о данном эпизоде. Так или иначе, головной танк, на котором двигался полковник Леонов, был выведен из строя почти в том же самом месте, где 2-го марта погиб старший лейтенант Стрельников.

Согласно китайской версии событий, Т-62 подорвался на мине. Очень многое указывает на то, что так оно и было. Советские пограничники предполагали, что танк был подбит из гранатомета РПГ-2. В сущности, эта деталь не так уж важна. В момент взрыва смертельное ранение получил заряжающий, А.А. Кузьмин. Уцелевшие члены экипажа извлекли его из танка и вынесли из опасной зоны, думая, что он еще жив. Полковник Леонов выбрался из подбитой машины самостоятельно, несмотря на полученное ранение ног.

Командир погранотряда попытался отползти назад по колее, проложенной танком, но практически сразу же, на глазах у других членов экипажа, он был убит наповал. Пуля попала прямо в сердце Леонова. По одной версии, это был выстрел китайского снайпера. По другой — речь идет о случайно отрикошетившей пуле. Указывается даже, что полковник был убит не сердечником, а остатками цельнометаллической «рубашки».

Танк, поддерживавший группу Яншина
Один из двух танков, поддерживавших бойцов группы Яншина

В любом случае, Иманский отряд остался без командира. Три танка Т-62, следовавших за головной машиной, развернулись и двинулись назад. Участвовали ли они хотя бы какое-то время в бою – непонятно. Во всяком случае, имеются данные о том, что к советскому берегу один из танков вернулся со сквозным отверстием в стволе орудия (очевидно, результат попадания кумулятивной гранаты), а второй – с заклинившей башней.

Начиналась критическая фаза боя, когда китайцам могло показаться, что они побеждают. По состоянию на 16.00 группа Яншина всё еще оставалась на острове. К этому моменту пограничники потеряли еще два бронетранспортера. Встал вопрос о необходимости покинуть Даманский, поскольку все возможности для обороны были исчерпаны. Требовалась срочная помощь со стороны 135-й мотострелковой дивизии, однако разрешения не введение её в бой всё ещё не было получено.

Чтобы прикрыть отступление уцелевших пограничников из группы Яншина, к острову направился бронетранспортер под командованием майора Петра Косинова, занимавшего в Гродековском погранотряде пост заместителя начальника штаба. Эту боевую машину китайцы тоже подбили, однако свою задачу она всё же выполнила – экипажи двух БТР из группы Яншина сумели отступить. Косинов был дважды ранен, а потом еще и контужен, однако от башенного пулемета не отходил до тех пор, пока его бронетранспортер не загорелся. К счастью, майору удалось укрыться под корпусом БТР и дождаться помощи.

Тем временем командование боем, в связи с гибелью полковника Леонова, принял А.Д. Константинов, подполковник, до этого являвшийся в Иманском погранотряде начальником политотдела. По его распоряжению к северной оконечности острова были направлены два Т-62.

Схема контратаки Косинова
Схема контратаки майора Косинова и отступления группы Яншина

Они, ведя огонь с довольно большой дистанции и не приближаясь к гранатометчикам противника, обеспечили прикрытие отступающим пограничникам. Командовал этим небольшим танковым отрядом старший лейтенант В.М. Соловьев.

В результате удалось не только эвакуировать раненых и убитых, но и отвести к советскому берегу один из поврежденных бронетранспортеров.

В 16 часов 20 минут в бой наконец-то вступили силы 135-й мотострелковой дивизии (точнее, входящий в неё 199-й полк). Вначале по китайцам нанесла удар батарея 82-мм минометов. Одно это уже позволило остановить солдат НОАК, пытавшихся занять Даманский полностью.

Воспользовавшись замешательством противника, на северную сторону острова вошли бронетранспортеры Ханкайского погранотряда. Довольно быстро китайцев вновь оттеснили к западу и югу. Закрепить этот успех не удалось – пограничники попали под удар стреляющих прямой наводкой 85-мм противотанковых пушек. В результате один из бронетранспортеров был подбит, остальным удалось выйти из зоны поражения.

Около 17 часов состоялось самое известное из всех событий, связанных с конфликтом на Даманском острове. По китайским войскам был нанесен мощный артиллерийский удар из глубины советской территории. По официальной версии, соответствующий приказ в 16.55 отдал генерал-лейтенант О.А. Лосик, командующий Дальневосточным военным округом.

«Главную партию» исполнили реактивные системы залпового огня БМ-21 «Град». Огонь вел 13-й отдельный дивизион, в состав которого входили 12 машин. Одновременно обстрел противника начал артиллерийский полк, вооруженный 122-мм и 152-мм гаубицами (М-30 и Д-1).

Размещение артиллерии 15 марта
Схема размещения основных сил артиллерии в ходе боя 15 марта 1969 года

При помощи «Града» артиллеристы старательно обработали обширные площади на западном берегу Уссури, в то время как гаубицы были использованы для уничтожения выявленных к этому моменту точечных целей.

Следует подчеркнуть, что на сам Даманский снаряды «Града» не падали, поскольку существовала вероятность попасть по своим. Велся ли огонь по территории острова из ствольной артиллерии – вопрос спорный, есть разные свидетельства.

Этот мощный удар ошеломил китайцев, которые, видимо, ничего подобного не ожидали и довольно свободно перемещались по своему берегу реки. Огненный шквал накрыл командный пункт 24-го пехотного полка НОАК, почти всю его артиллерию, резервы и полевые склады. Когда через 10 минут советские пушки и РСЗО замолчали, на западной стороне Уссури не было видно никакого движения, что сильно контрастировало с недавней бодрой и деятельной суетой.

В 17 часов 10 минут на северную оконечность Даманского вошёл сильный отряд, во главе которого шли две роты 199-го мотострелкового полка при поддержке трёх танков. Следом за ними двигались четыре бронетранспортера с бойцами Иманского погранотряда, которых возглавил А.Д. Константинов. Пройдя примерно тем же маршрутом, который 2-го марта следовал в ходе своего повторного рейда старший лейтенант Бубенин, мотострелки и пограничники повернули направо и двинулись затем вдоль западного берега острова, методично очищая территорию от противника.

Китайцы вновь оказали сопротивление, но в этот раз сила была не на их стороне. В шесть часов вечера на Даманском не осталось ни единого нарушителя. Те, кто не был убит, сбежали на западный берег Уссури.

Удар «Града»
Удар «Града» по китайскому берегу Уссури

В 90-е годы, да и позднее, в СМИ часто писалось, что якобы на этом эпизоде бои за остров и закончились, а китайцы-де уже не пытались нарушить границу, устрашенные эффектом применения «Града». Увы, но это совсем не так. Во-первых, уже после шести вечера обстрел с западного берега реки возобновился, хотя и очень слабый. Во-вторых, бойцы НОАК предприняли в этот день еще три (!) атаки на остров. Другое дело, что все они немедленно захлебнулись ввиду большого огневого превосходства 135-й мотострелковой дивизии.

Убедившись, что китайцы, наконец, успокоились, мотострелки и пограничники вернулись на советский берег. Даманский опустел и вновь стал необитаемым.

Боевые действия, однако, на этом не завершились. Правда, это была борьба уже не за остров, а за подбитый танк Т-62, оставшийся на льду протоки к западу от Даманского. 17 марта советская эвакуационная команда попыталась отбуксировать поврежденную машину к восточному берегу реки, но была замечена китайцами, которые немедленно открыли заградительный огонь.

Советские батареи подавили вражескую артиллерию, но вытащить Т-62 не удалось – при попытке прицепить к нему трос танкист А.И. Власов погиб, сраженный, вероятнее всего, снайперской пулей. В некоторых публикациях утверждается, что после смерти советского танкиста по китайской территории был нанесен еще один массированный артиллерийский удар, причем на значительную глубину. Более того, отдельные авторы даже заявляют, что 17 марта потери личного состава НОАК оказались значительно более высокими, чем 15, но эти сведения не имеют сколько-нибудь достоверного подтверждения.

Подбитый танк Леонова
Подбитый танк, в котором находился полковник Леонов

В дальнейшем эвакуировать танк так и не удалось. Его пытались подорвать, расстрелять из мощного 240-мм миномета, но всё было напрасно. К сожалению, Т-62 в конечном счете достался китайцам вместе со всей своей секретной начинкой. Во время одной из попыток подрыва танка, 22 марта 1969 года, в короткой перестрелке с разведчиками НОАК погиб сержант В.В. Кармазин из 135-й мотострелковой дивизии. Этот трагический эпизод стал последним – больше в районе Даманского смертей не было.

Последствия

К сожалению, после возвращения советских войск на восточный берег Уссури обнаружилось, что эвакуировать с острова удалось не всех раненых и убитых. Поэтому уже ночью на Даманский отправились поисковые группы. Одну из них возглавил Ю.В. Бабанский, один из героев боя 2-го марта. Именно этой группе удалось обнаружить и доставить на советский берег реки тело полковника Леонова.

Всего в ту ночь были найдены пять убитых и двое раненых советских военнослужащих. На двух телах имелись следы сильных ожогов – погибшие находились вблизи от сгоревших бронетранспортеров. Кроме того, разведчики собрали много разнообразного снаряжения, брошенного солдатами НОАК.

Отыскать тяжело раненного майора Косинова смогли лишь на другой день. Офицера отправили в Хабаровск, в областной военный госпиталь. Как и других пострадавших, его вывозили на вертолете Ми-4. Наибольшая интенсивность полетов была отмечена в ночь на 16-е марта. К сожалению, спасти удалось не всех раненых.

В последующие дни на Даманский еще не раз отправлялись разведгруппы. Бойцы при этом имели приказ при обнаружении противника попытаться захватить в плен одного или нескольких китайцев.

Вертолет Ми-4
Один из вертолетов Ми-4, использовавшихся для эвакуации раненых

Сделать это не удалось: чаще всего на острове никого не было, а в ночь с 21-го на 22-е марта, когда к подбитому танку Леонова выдвинулась группа бойцов НОАК (судя по всему, они занимались демонтажем секретного оборудования), советские разведчики ограничились наблюдением. Китайцев было слишком много, и при столкновении с ними могли появиться новые убитые и раненые, чего командование не хотело.

В апреле лёд на реке Уссури растаял, уровень воды поднялся, и попасть на остров стало намного сложнее. Пограничники приняли решение отказаться от дальнейшего патрулирования и предотвращать возможные попытки проникновения противника на Даманский при помощи огневых средств – минометов и крупнокалиберных пулеметов, установленных на господствующих высотах. Привлекались для решения этой задачи и снайперы.

Конечно, обеспечить неприкосновенность территории острова полностью такими методами было нельзя, поскольку вскоре на деревьях и кустарниках появились листья, мешавшие обзору.

Между тем, хотя китайцы и получили жестокий отпор, провокации на границе продолжились. В частности, 20 июля 1969 года на Киркинском острове, совсем недалеко от Даманского, высадилось более 200 солдат НОАК. Они немедленно приступили к возведению полевых укреплений, но закончить эту работу им не дали. По территории острова был открыт плотный минометный огонь, под воздействием которого нарушители спешно бросили свои окопы и убрались восвояси.

13 августа произошел новый инцидент, на этот раз совершенно в другом месте, на территории Казахстана, близ озера Жаланашколь. На этот раз китайские солдаты, действуя вполне открыто, просто пересекли советскую границу и принялись по-хозяйски обустраиваться на чужой земле.

Конфликт у озера Жаланашколь
Схема урегулирования конфликта у озера Жаланашколь

Ничем хорошим для них это не закончилось – пограничники атаковали нарушителей, частично уничтожив их. Погиб 21 китайский солдат, а командир отряда НОАК попал в плен.

Таким образом, бои 2-го и 15-го марта 1969-го года не привели сами по себе к прекращению или хотя бы ослаблению конфликта, ситуация становилась всё более опасной, создался риск полномасштабной войны.

Потери сторон

Всего в ходе боев со 2 по 22 марта 1969 года погибли или умерли от ран 58 советских граждан. 49 из них являлись пограничниками, а 9 – бойцами 135-й мотострелковой дивизии. Из последних семь человек погибли в ходе боя 15 марта, а еще два солдата стали жертвами ночных перестрелок с китайцами в последующие дни.

Все 32 пограничника, погибших в результате боя 2 марта (включая убитого в плену Акулова) , проходили службу в Иманском погранотряде. 15-го марта основные потери пришлись на Камень-Рыболовский погранотряд – 14 из 17 погибших.

Ранения с советской стороны за всё время боёв получили 94 человека. 33 из них являлись солдатами и офицерами 135 мотострелковой дивизии, все остальные (61) – пограничники.

Кроме того, в ходе конфликта было полностью потеряно 8 бронетранспортеров (6 из них – 15 марта), один танк и два автомобиля.

Определить китайские потери намного сложнее. Власти КНР скрывают точные данные до сих пор. Правда, в Китае, в городе Баоцин, имеется монумент, посвященный «погибшим на Чжэньбао». Этот памятник установлен на мемориальном кладбище, состоящем из шестидесяти восьми могил. Датами смерти всех захороненных здесь людей являются 2 или 15 марта 1969 года.

Бойцы ищут останки товарищей, 17 марта
Бойцы ищут останки погибших в бою товарищей. Снимок сделан 17 марта 1969 года

Примечательно, что китайские исследователи этих давних событий, по всей видимости, считают столь низкую оценку численности потерь недостоверной. Правда, описания боев, опубликованные в Китае, в целом крайне фантастичны. Утверждается, в частности, что вместе с Леоновым к Даманскому двигались свыше 70 советских танков. Многократно преувеличивается и численность группы Стрельникова, которой приписывается коварное и внезапное нападение на ничего не подозревавших китайских пограничников. Одних только фотографий, сделанных рядовым Петровым, уже достаточно для того, чтобы опровергнуть подобные домыслы.

Многократно публиковавшаяся в российских средствах массовой информации оценка количества погибших китайских солдат в 800 человек ничем не подкреплена. Основная проблема тут связана с тем, что результаты артиллерийского удара с применением «Градов» достоверно неизвестны. Снаряды разрывались на западном берегу Уссури, и точными данными о размерах нанесенного ущерба владеет только НОАК.

Вскоре после завершения боёв некие японские эксперты заявляли, что погибло около трёх тысяч китайцев. Откуда появилась такая информация – опять-таки неизвестно. Представители КНР, впрочем, с опровержениями не выступали.

Кроме того, имеются сведения, полученные от перебежчика – китайского командира, переплывшего Уссури и сдавшегося советским властям. Этот человек утверждал, что своими глазами видел по крайней мере два кургана, в каждом из которых были захоронены несколько сотен бойцов НОАК. Разумеется, полностью доверять подобным сообщениям нельзя – перебежчик, возможно, просто хотел польстить «советской военной мощи», чтобы обеспечить для себя наиболее выгодные условия проживания на «новой родине».

Отношения СССР и Китая после конфликта

Косыгин и Эньлай
Переговоры Косыгина и Чжоу Эньлая в аэропорту Пекина

Как это ни парадоксально, но и Советский Союз, и КНР, открыто враждуя друг с другом на протяжении большей части 60-х годов, одновременно осуществляли совместную военно-техническую помощь сражающемуся Вьетнаму. 2-го сентября 1969 года всемирно известный лидер этой небольшой страны, Хо Ши Мин, скончался. Спустя четыре дня в столицу Вьетнама, город Ханой, прибыли делегации от СССР и Китая.

Группу советских участников траурных мероприятий возглавлял председатель Совета Министров А.Н. Косыгин, который воспользовался этим случаем для восстановления контактов с представителями КНР. Следует отметить, что этот советский политик еще в марте безуспешно пытался связаться с руководителями Китая. В сентябре обстановка существенно изменилась, и Мао Цзэдун дал своё согласие на проведение переговоров.

Состоялись они спустя несколько дней в аэропорту Пекина. Беседу с Косыгиным проводил Чжоу Эньлай, глава Государственного совета Китая. По некоторым данным, именно он в марте «дал отмашку» НОАК на осуществление вооруженной провокации. Во время переговоров Чжоу Эньлай фактически нивелировал сделанные за несколько лет до этого заявления Мао Цзэдуна, сказав, что у Китая нет никаких территориальных претензий к СССР. В то же время, затронув тему островов на Амуре и Уссури, председатель Госсовета КНР повторил тезис о том, что они достались Российской империи в результате подписания несправедливых международных соглашений.

Косыгин предложил обсудить последнюю тему позднее, на уровне экспертов. Чжоу Эньлай не возражал, выступив, в свою очередь, с инициативой о том, чтобы обе стороны остановились на занимаемых «в данный момент» позициях, полностью прекратив все враждебные действия.

Даманский, вид с вертолета
Даманский остров, вид с вертолета

Советский премьер-министр выразил своё согласие с этим предложением. Фактически это обозначало, что остров Даманский отныне будет контролироваться Китаем.

Дело в том, что еще перед встречей в Пекине советские пограничники получили приказ не отвечать огнем на какие-либо действия китайцев. Это было необходимо для того, чтобы не сорвать переговоры. В результате уже 11 сентября и на Даманском, и на Киркинском островах обосновались солдаты НОАК.

Косыгин, скорее всего, был в курсе происходящего, однако посчитал, что утрата контроля над не имеющими особой ценности островами является приемлемой платой за урегулирование. Необходимо учитывать, что еще летом накал военной истерии в КНР достиг своего максимума. Были горячие головы и в СССР – к примеру, министр обороны А.А. Гречко всерьез обдумывал возможность превентивного ядерного удара по Китаю.

Напряжение на границе несколько ослабло, однако полноценного восстановления отношений так и не произошло. Дело в том, что влияние Чжоу Эньлая было довольно ограниченным, а Мао Цзэдун по-прежнему не доверял СССР. Так или иначе, переговоры по вопросу о границе продолжились, причем советская сторона время от времени требовала от Китая возвращения двух захваченных им островов. Разумеется, это ни к чему не привело.

В 70-е годы между СССР и Китаем начался еще один конфликт, связанный на этот раз с Кампучией (Камбоджей). В 1975 году там пришли к власти «красные кхмеры», провозгласившие себя последователями Мао Цзэдуна и установившие в стране поистине людоедский режим. Через два года руководитель «демократической Кампучии», Пол Пот, развязал войну против Вьетнама. Эта бессмысленная авантюра привела к свержению режима «красных кхмеров». В поддержку Пол Пота выступили только США (скрытно) и Китай (вполне открыто).

Схема ударов Китая по Вьетнаму
Схема ударов Китая по территории Вьетнама. Цели КНР остались непонятными, однако СССР решительно поддержал Вьетнам

Поскольку СССР выступил на стороне Вьетнама, отношения с Китаем вновь обострились. Наибольшая напряженность отмечалась во время «первой войны между социалистическими странами», в 1979-м году, когда китайские войска вошли на территорию Вьетнама.

В 1980 КНР, лидером которой был тогда «реформатор» Дэн Сяо Пин, демонстративно отказалась продлевать заключенный за 30 лет до этого Договор о дружбе с СССР. Примечательно, что даже во время боевых действий на Даманском это соглашение не было расторгнуто. Нормализации отношений удалось достичь лишь в самые последние годы существования Советского Союза. 19 мая 1991 года был подписан договор, в соответствии с которым остров Даманский окончательно отошёл Китаю.

В 1998 году в распоряжение КНР был передан и участок территории Казахстана близ озера Жаланашколь. Соответствующее соглашение подписали Н. Назарабаев и Цзян Цзэминь.

Таким образом, китайцам в конечном счете удалось достичь тех непосредственных целей, которые они ставили перед своей армией в 1969 году. В то же время планы дальнейшей территориальной экспансии пока что остаются неосуществленными. Трудно сказать, отменены ли они полностью. Считается, что «агрессивный период» развития Китая закончился в 1979, после завершения войны против Вьетнама, однако с тех пор КНР уже дважды вступала в пограничные конфликты с Индией. Последний такой эпизод произошел совсем недавно, в конце лета 2017 года, что особого оптимизма не внушает.

Если у вас возникли вопросы - оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них