Для получения лучших материалов сайта

Оставьте свой email

Пятидневная война в Южной Осетии в 2008 году: описание событий, итоги и последствия

В начале XXI века Россия приняла участие в ряде войн, отразившихся на характере последующего развития российской армии, военной техники и военной доктрины. Одним из наиболее ярких тому примеров является война в Южной Осетии между Россией и её союзниками с одной стороны и Грузией, отгремевшая в далёком августе 2008 года. Другое название этого конфликта – пятидневная война.

Исторические предпосылки

Время, с которого грузино-осетинский и, как следствие, российско-грузинский конфликты начали зреть, с твёрдой уверенностью можно указать, как период распада Российской империи и формирование в Закавказье сначала националистических государств, а затем и единой федерации с коммунистическим правительством – Закавказской советской федеративной социалистической республики (ЗСФСР). Именно в этот период и была проведена явная граница между Россией и Грузией, разделившая территорию проживания осетин – кавказского народа – на две примерно равные части. В результате в составе сначала ЗСФСР, а затем и Грузинской ССР было образовано административное образование Южноосетинская автономная область.

В период нахождения Грузии в составе СССР дела здесь обстояли мирно, и о возможном этническом конфликте не могло быть и речи. Всё изменилось в период перестройки, когда местные грузинские власти начали медленно, но верно двигаться в сторону обретения независимости. Именно когда стало ясно, что выход Грузинской ССР из состава Союза вполне реален, южноосетинское руководство, более близкое к России, озаботилось вопросом о собственном суверенитете. Так, уже в 1989 году была объявлена автономия Южной Осетии, а в 1990-м – её суверенитет.

Однако грузинское правительство, всячески способствуя центробежным силам в СССР, в то же время категорически отказывалось терпеть их у себя. В том же 1990 году Верховный Совет Грузии объявил недействительным указ о предоставлении Южной Осетии автономии.

Война в 1991-1992 гг.

5 января 1991 года грузинское руководство ввело трёхтысячный милицейский контингент в столицу Южной Осетии город Цхинвал. Однако уже спустя несколько часов пребывания данного контингента, в городе вспыхнули уличные бои, нередко с применением гранатомётов. В ходе этих боёв стала очевидной вся бесперспективность такого решения Верховного Совета Грузии, а сам отряд постепенно оттеснялся к центру города. В конце концов, грузинский контингент был отведён на позиции в центре Цхинвала, где он продолжал основательно укрепляться и готовиться к долговременной обороне.

Даже призыв президента СССР М. С. Горбачёва не имел какого-либо эффекта: грузинское руководство уже давно играло в независимость, и подобные заявления советского лидера искренне считало грубейшим вмешательством во внутренние дела Грузии.

25 января 1991 года была достигнута договорённость о выводе грузинского контингента из Цхинвала и оставлении ими города, благодаря чему на несколько дней огонь прекратился. Однако продолжавшиеся провокации с грузинской стороны сделали подобное перемирие несбыточным.

Масла в огонь подливало также и то, что по советской конституции автономные образования в составе выходящих из Союза советских социалистических республик могли самостоятельно принимать решения о своём пребывании в составе СССР, фактически отдельно от союзных республик. Поэтому, когда 9 апреля 1991 года Грузия вышла из состава Советского Союза, южноосетинское руководство поспешило объявить о своём дальнейшем пребывании в СССР.

Тем не менее, конфликт явно затянулся. Грузинская полиция и армия контролировали территорию и высоты возле Цхинвала, благодаря чему могли наносить артиллерийские удары по городу. Ситуация в городе стала по-настоящему катастрофической: разрушения, гибель людей и ужасающие условия не добавляли симпатии к грузинским войскам.

21 декабря 1991 года Верховный Совет Южной Осетии принял декларацию о независимости республики, а уже спустя месяц по этому вопросу был проведён референдум. Нужно отметить, что данный референдум был в основном бойкотирован грузинским населением республики, ввиду чего абсолютное большинство голосов (около 99%) было отдано за независимость. Естественно, грузинское правительство не признало ни независимости региона, ни референдума.

Развязка конфликта наступила достаточно быстро, и причиной тому стала политическая нестабильность в Грузии. Так, в конце 1991 года там вспыхнула гражданская война, которая существенно ослабила позиции Грузии в регионе. К тому же в ситуацию решило вмешаться и российское руководство, которое не устраивал тлеющий очаг напряжённости у южных границ. На правительство Грузии было оказано давление (вплоть до возможного авиаудара по грузинским силам в районе Цхинвала), и в середине июля 1992 года обстрелы города прекратились.

Итогом этой войны стало то, что народ и правительство Южной Осетии окончательно отвернулись от Грузии и продолжили всеми силами добиваться признания своей независимости на международной арене. Оказалось, что разрушить мир, пусть даже и хрупкий, значительно проще, чем потом его установить…

Общие потери в ходе конфликта составили примерно 1 000 человек убитыми и 2 500 – ранеными.

Период 1992-2008 гг. Нарастание напряжённости

Период после грузино-южноосетинской войны характеризуется как череда повышений и понижений напряжённости в регионе.

В результате войны 1991-1992 гг. между российской, грузинской и южноосетинской сторонами было достигнуто соглашение о вводе объединённого миротворческого контингента на территорию Южной Осетии. Данный контингент состоял из трёх батальонов (по одному от каждой стороны).

Первая половина девяностых годов характеризуется большой дипломатической игрой, которую вели все стороны. С одной стороны, Южная Осетия стремилась окончательно отделиться от Грузии в глазах международного сообщества и войти в состав Российской Федерации. Грузия же, в свою очередь, планировала и приступила к методичному урезанию южноосетинской независимости и автономии. Российская сторона была заинтересована в мире в Южной Осетии, однако вскоре оказалась скована в Чечне – другом далеко не тихом регионе.

Тем не менее, переговоры продолжались всю первую половину девяностых, так что уже в конце октября 1995 года в Цхинвале произошла первая встреча между грузинской и осетинской сторонами. Также здесь присутствовали российская стороны и ОБСЕ. В ходе встречи была достигнута договорённость об отмене указа грузинского Верховного Совета о ликвидации автономии Южной Осетии, а также невыходе республики из состава Грузии. Стоит отметить, что, возможно, на такой шаг российское руководство пошло в обмен на непризнание президентом Грузии Э. Шеварднадзе Чеченской республики Ичкерия и его поддержке действий российских войск в Чечне.

Весной 1996 года был подготовлен и подписан в Москве меморандум о неприменении силы в Южной Осетии. Его подписание стало реальным шагом вперёд в грузино-осетинских отношениях. А 27 августа того же года состоялась первая встреча между грузинским президентом Э. Шеварднадзе и председателем парламента (а фактически – главой государства) Южной Осетии Л. Чибировым. В ходе этой встречи стороны наметили дальнейшие пути к нормализации обстановки, однако после встречи Э. Шеварднадзе заявил, что «говорить об автономии Южной Осетии ещё рано».

Тем не менее, ситуация к 2000 году способствовала дальнейшему укреплению мира в регионе, возвращению беженцев и экономическому восстановлению. Однако все карты спутал приход к власти в Грузии в январе 2004 года в результате «революции роз» М. Саакашвили. Именно Саакашвили представлял то молодое националистически настроенное политическое поколение Грузии, которое в погоне за сиюминутным успехом не брезговало самыми разнообразными лозунгами и проектами, пусть порой и весьма абсурдными.

Так, ещё до своего официального избрания на пост президента Грузии, Михаил Саакашвили посетил Южную Осетию, причём этот его визит не был согласован с южноосетинскими властями. При этом он позволил реплику, что «2004 год будет последним годом, когда Южная Осетия и Абхазия не участвуют в выборах в Грузии». Такое высказывание внесло свою лепту в дестабилизацию обстановки.

На протяжении 2004-2008 гг. обстановка вокруг Южной Осетии и российского миротворческого батальона на её территории продолжала накаляться. Весной 2—6 года руководство Грузии объявило российских военнослужащих миротворческого контингента в Южной Осетии уголовными преступниками. Причиной такого громкого заявления стало то, что военнослужащие из России не имели виз, выданных грузинской стороной и якобы пребывали на территории Грузии незаконно. При этом грузинская сторона требовала либо выводить российских миротворцев, либо их «легализовать».

Тем временем, в ряде районов Южной Осетии разгорались боевые действия. Перестрелки, провокации и обстрелы, в том числе и миномётные, перестали быть редкостью. При этом подавляющее число провокаций устраивалось именно грузинской стороной. Стоит также упомянуть сделанное в мае 2006 года заявление тогдашнего министра обороны Грузии Ираклия Окруашвили, который заявил, что к 1 мая 2007 года Южная Осетия станет частью Грузии. В ответ на это явно провокационное высказывание министр обороны России Сергей Иванов гарантировал помощь Абхазии и Южной Осетии в случае агрессии Грузии против них.

Именно в 2006 году процесс конфронтации между Грузией и Южной Осетии оформился окончательно. Грузинское руководство в своей националистической истерии продолжало заявлять, что грузинская территория должна быть неприкосновенна и восстановлена любыми, даже военными средствами. Именно в этой связи Грузия взяла курс на сближение с США и НАТО. В грузинскую армию прибывала американская военная техника и инструктора, которые стали частыми гостями.

В то же время Южная Осетия с самого начала своего существования имела исключительно пророссийский курс, поэтому и мирного её объединения с Грузией после прихода к власти Саакашвили не могло быть в принципе. Также в ноябре 2006 года в республике прошёл референдум о поддержке независимости населением. В результате примерно 99% проголосовавших жителей Южной Осетии проголосовали за сохранение независимости республики и продолжение её внешнего политического курса.

Таким образом, к августу 2008 года обстановка в регионе ухудшилась до предела, а мирное решение вопроса уже практически не было возможно. Грузинские «ястребы» во главе с Саакашвили просто не могли уже отступать, иначе потеряли бы престиж и вес в глазах США, а Россия, имея обязательства перед Южной Осетией, не стала бы бросать республику на произвол судьбы. Стоит к этому добавить частые перестрелки и полноценные бои – и лучше представить ситуацию вокруг Южной Осетии и не получится.

Начало боевых действий (8 августа)

8 августа 2008 года, примерно через 15 минут после полуночи грузинская армия внезапно открыла огонь по Цхинвалу их реактивных установок залпового огня «Град». Спустя три часа грузинские войска двинулись вперёд.

Таким образом, перемирие было нарушено грузинской стороной, а грузинская армия уже в первые часы наступления сумела овладеть рядом населённых пунктов на территории Южной Осетии (Мугут, Дидмуха), а также ворваться на окраины Цхинвала. Тем не менее, южноосетинские отряды ополчения упорной обороной смогли уже в самом начале конфликта нанести агрессору существенные потери и сбить темп грузинского «блицкрига».

В это время в самом Цхинвали в результате грузинского артналёта сразу же появились жертвы среди мирного населения. Город оказался застигнут врасплох, но жители мужественно встретили весть о грузинском вторжении. Ещё одним трагическим эпизодом начального периода войны стала гибель российских миротворцев от огня грузинских залповых установок. Этот факт окончательно убедил российское руководство в отсутствии перспективы мирного урегулирования конфликта. Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев объявил о начале операции по принуждению грузинской стороны к миру.

С утра российская авиация начала наносить воздушные удары по грузинским войскам, тем самым существенно способствуя резкому снижению скорости наступления. Российские колонный 58-й армии, составившей основной резерв и главные силы обороны на южноосетинском направлении, двинулись через Рокский тоннель на помощь миротворцам и южноосетинским отрядам ополчения.

В течение дня грузинским войскам удалось существенно потеснить российско-южноосетинские войска, окружить казармы российских миротворцев, но вот решительного перелома ситуации в свою пользу осуществить не вышло. По сути уже к исходу 8 августа стало ясно, что грузинский «блицкриг» полностью провалился, и сходу овладеть Цхинвалом не удастся. Однако в грузинских СМИ царили победные настроения; было объявлено, что штурм Цхинвала проходит успешно.

Дальнейшее развитие конфликта (9-11 августа)

К утру 9 августа уличные бои в Цхинвале продолжались, но существенного превосходства у грузинских войск не было. Увязнув в уличных боях, они теперь стремились овладеть как можно большей территорией, чтобы в ходе последующих мирных переговоров (в которых никто 9 августа 2008 года уже не сомневался) иметь на руках хоть какие-то козыри. Тем не менее, отряды ополчения и российские миротворцы продолжали упорно оборонять кварталы города.

В это же время в Цхинвал прибыла и группа, состоящая из частей 58-й российской армии, дополнительно к месту событий перебрасывалась 76-я воздушно-десантная дивизия. Также была создана батальонная группа, выделенная из состава 135-го мотострелкового полка. Задачей группы было осуществить деблокирование российского миротворческого контингента и способствовать установлению с ним сухопутной связи.

Однако ввиду того, что наступательный порыв грузинских войск ещё не был исчерпан, а сами войска располагали достаточным количеством живой силы и техники, в результате встречного боя российская батальонная группа понесла ощутимые потери и к исходу дня была выведена из города. Однако этот встречный удар способствовал скорейшей остановке грузинского наступления и перехода грузинских сил к обороне.

В течение всего дня 9 августа происходили российские авиаудары по грузинским войскам, а также взаимные артобстрелы. Группа кораблей российской Черноморского флота вошла в территориальные воды Грузии с целью осуществления патрулирования и исключения агрессивных действий Грузии на море. При этом уже на следующий день, 10 августа 2008 года, была отражена попытка грузинских военно-морских сил проникнуть в зону конфликта.

В течение 10 августа российские войска перешли в контрнаступление и начали вытеснение грузинских сил из Цхинвали, а также началось выдвижение российско-абхазских сил из приграничных с Грузией районов. Таким образом, на третий день конфликта грузинское наступление полностью выдохлось, и началось движение линии фронта в обратном направлении. Итогом оборонительных боёв стала, в первую очередь, полная остановка грузинских войск, их потери и полная дезорганизация. Именно к этому моменту в грузинском руководстве началась паника, вызванная нависшей угрозой полного военного поражения. Так, сам президент Грузии М. Саакашвили просил страны НАТО вмешаться в конфликт и «спасти Грузию из лап российского агрессора».

11 августа российские войска завершили освобождение захваченных агрессором территорий Южной Осетии и вступили на территорию Грузии. Тем не менее, это событие всячески освещалось как необходимость «принуждения Грузии к миру». В этот же день российскими войсками без боя был занят город Зугдиди на западе Грузии, а также грузинскими войсками был оставлен город Гори.

Перемирие и завершение конфликта

12 августа президент России Д. Медведев объявил, что опасности для мирного населения Южной Осетии и российских военнослужащих больше нет, ввиду чего операцию по принуждению агрессора к миру имеет смысл прекратить. После этого при посредничестве президента Франции и председателя Европейского Союза Николя Саркози начались переговоры между Россией и Грузией. Общий смысл будущего мирного соглашения базировался на неприменении силы для урегулирования спорных вопросов, завершения боевых действий, отвода войск на позиции, занимаемые ими перед началом конфликта, доступ гуманитарной помощи к региону, а также начало международного обсуждения статуса Южной Осетии и Абхазии. Грузинское руководство согласилось со всеми пунктами соглашения, кроме пункта о статусе Абхазии и Южной Осетии. Этот пункт был подвергнут переформулировке.

В течение следующих дней продолжался процесс вывода российских войск из территории Грузии, а также их обвинения грузинской стороной в занятии ряда грузинских населённых пунктов (например, Гори). Тем не менее, уже 16 августа договор о мирном урегулировании был подписан главами Российской Федерации, Абхазии, Южной Осетии и Грузии. Таким образом, хоть данный конфликт и называют пятидневной войной (ввиду того, что фаза активных боевых действий длилась именно с 8 по 12 августа 2008 года), но фактически он был завершён 16 августа.

Итоги и последствия пятидневной войны

Тоги августовского конфликта в Южной Осетии каждой стороной конфликта трактуются по-своему. Так, российское руководство объявило о победе российских и южноосетинских войск в этой войне, обуздании агрессора, нанесении ему серьёзного поражения и исключении новых масштабных военных конфликтов в ближайшем будущем. Тем не менее, одиночные бои и артиллерийские обстрелы, засады и перестрелки продолжались вплоть до конца 2008 года.

Грузинское же руководство также объявило о победе грузинских войск, а президент Грузии М. Саакашвили заявил, что одна грузинская бригада, оснащённая новейшим американским оружием, сумела разгромить целую 58-ю армию. Тем не менее, если объективно оценивать результаты конфликта, то, конечно, стоит отметить, что заявления грузинского руководства были сделаны исключительно в пропагандистских целях и не имели ничего общего с реальностью.

Что касается потерь, понесённых сторонами конфликта, то их оценки также различаются. Согласно российским данным, потери войск России, Южной Осетии и Абхазии в сумме составляют около 510 человек убитыми и раненными, в то время как потери Грузии – примерно 3000. Грузинская же сторона утверждает, что потери грузинских войск в ходе конфликта составили около 410 убитыми и 1750 раненными, а потери российских войск и их союзников – примерно 1500 человек убитыми и раненными. Таким образом, никакого «разгрома грузинской бригадой целой российской армии» и близко не было.

Объективно признанным итогом войны в Южной Осетии стала победа России и её союзников, а также тяжёлое поражение грузинской армии. При этом в результате расследований, проведённых Международной комиссией, созданной Евросоюзом, было доказано, что агрессором в конфликте являлась именно Грузия, но в то же время указывалось на «провокативное поведение России, сподвигнувшее Грузию на силовое решение вопроса». Тем не менее, как это «провокативное поведение» увязывалось с отказом России принять в свой состав Южную Осетию и Абхазию, а также с непризнанием независимости республик – Комиссия ответа дать так и не могла.

Последствиями пятидневной войны стало признание Россией независимости Южной Осетии и Абхазии, начало конфронтации между ней и Грузией (уже в сентябре 2008 года между государствами были разорваны дипломатические отношения). США обвинили Россию в агрессивном стремлении расширить свои границы, несмотря на выводы Комиссии об ответственности Грузии за начало войны. Таким образом, именно конфликт в Южной Осетии можно назвать новой эпохой во взаимоотношениях между Россией и западным миром.