Что бы не пропустить лучшие материалы с сайта

А также задавать вопросы в комментариях и получать ответы

Сетецентрическая война: основные черты, особенности и принципы ведения

s3

9 мая 2015 года на параде Победы в Москве публике был впервые показан новейший российский танк Т-14 «Армата». Создатели позиционируют его в качестве боевой машины следующего поколения, оснащенной новейшей электроникой, совершенными системами защиты и нападения. Представители российского ВПК с гордостью заявили, что «Армата» — это танк, созданный согласно концепции «сетецентрической войны» (Network-centric warfare), способный выполнять не только ударные функции, но и проводить разведку, давать целеуказания для САУ и РСЗО.

Подобные заявления вызвали интерес к термину «сетецентрическая война». Что он означает? Почему ее называют военной доктриной XXI столетия? И насколько готова российская армия к ее практическому использованию?

Сетецентрическая война (не путать с сетевой) – это военная доктрина (или концепция), которая была разработана и впервые применена на практике американцами. В ее основу положен постулат, что значительно повысить эффективность собственных войск можно за счет их объединения в единую информационную сеть, работающую в режиме реального времени. Это звучит довольно просто, но для того чтобы воплотить эту идею в реальность американцам понадобилось несколько лет, десятки проведенных экспериментов и симуляций, а также сотни миллионов долларов, потраченных на новое оборудование, программное обеспечение и обучение войск. В настоящее время концепция «сетецентрической войны» занимает важное место в американских военных доктринах Joint Vision 2010 и Joint Vision 2020.

Создание единой информационной сети способно в несколько раз увеличить мощь вооруженных сил без увеличения их численности. Сетецентрическая война позволяет подняться на новый уровень управления войсками, значительно уменьшая время принятия решений. Применение новых информационных технологий позволяет изменить классическое соотношение сил наступающей и обороняющейся стороны на противоположное. Естественно, это справедливо при условии, что обороняющаяся сторона не имеет возможности вести сетецентрическую войну.

s5

Война для постмодерна

По теории сетецентрической войны уже написано огромное количество материалов. Эта тема вызывает огромный интерес, причем не только у профессиональных военных, но и среди представителей сугубо мирных областей познания.

Считается, что история человечества может быть условно разделена на три большие фазы: аграрную, индустриальную и постиндустриальную. Им соответствуют такие социологические понятия, как премодерн, модерн и постмодерн. Сегодня развитой мир живет в эпоху постмодерна, с этим периодом неразрывно связана информационная эпоха, которая началась несколько десятилетий назад.

Постмодерн и информационная эпоха стремительно и кардинально меняет уклад жизни человечества. Сетецентрическая война – это просто перенос основных подходов и принципов постмодерна в военную сферу.

Не вызывает удивления и тот факт, что применение сетевых принципов постмодерна в военном деле может привести к настоящей революции. Это уже было: внедрение информационных и сетевых технологий в бизнес и экономику показало их значительное превосходство над старыми индустриальными моделями.

Развитие военного искусства и смена парадигм вооруженной борьбы на протяжении всей истории человечества определялось дальностью поражения противника и количеством врагов, которых можно уничтожить в определенную единицу времени. Сначала было холодное оружие, лук и копья, затем несовершенные огнестрелы и первые образцы артиллерии. Затем появилось автоматическое огнестрельное оружие, дальнобойная артиллерия, авиация и ракетное оружие. То есть, сначала исход военных конфликтов определялся средствами индивидуального поражения, затем группового, сегодня мы располагаем оружием массового поражения.

Военная техника развивалась путем совершенствования боевых платформ, повышения их огневой мощи и защищенности. Технологии последних десятилетий позволили создать действительно мощные и смертоносные образцы военной техники. Гораздо меньше изменился способ управления войсками: как и сотни лет назад он имеет четкую иерархическую структуру, хотя скорость передачи и обработки данных, конечно же, значительно возросла.

Однако для управления современными боевыми платформами он уже не подходит. Более того, зачастую он сводит на нет потенциальные возможности боевой техники.

Если сравнивать доктрину сетецентрической войны с концепцией Blitzkrieg (фон Шлиффен, 1905 год) и глубокой операции (Триандафиллов, 1931 год), то становится очевидным, что Network-centric warfare отличается большей гибкостью и обеспечивает большую эффективность ведения боевых действий. В традиционных доктринах вся информация собирается и передается вверх в штабы, где обрабатывается и спускается вниз в форме приказов. Скорость реакции такой системы зависит от пропускных способностей каналов связи и быстроты работы командования. Управления является полностью централизованным, при уничтожении штаба или канала связи подобная система полностью «зависает».

s6

Принципы сетецентрической войны, ее основные особенности

Концепция «сетецентрической войны» была разработана тремя американскими военными: вице-адмиралом Артуром Себровски, научным сотрудником Пентагона Джоном Гарсткой и адмиралом Джей Джонсоном. Впервые она была описана в статье, опубликованной в 1998 году.

В основу новой концепции было положено утверждение о том, что добиться победы над противником можно за счет достижения информационного и коммуникационного превосходства, объединив свои военные силы в единую сеть.

Это позволяет значительно повысить качество управления войсками, существенно увеличить темп проведения операций и эффективность огневого поражения. Также, по мнению разработчиков доктрины, объединение вооруженных сил в единую информационную сеть значительно повысит их живучесть, уровень самосинхронизации, позволит оптимизировать снабжение группировки.

Адмирал Джей Джонсон считал, что создание всеобщей военной информационной сети, способной действовать в реальном времени значительно повысит скорость командование войсками, что обеспечивается и уменьшением времени принятия решений командованием, и увеличением скорости их передачи в войска.

Сетецентрическую войну нельзя назвать новым видом войны, скорее, это революционный способ организации и ведения боевых действий.

Благодаря наличию полной информации о силах и расположении неприятеля, а также о текущей конфигурации собственных войск у командования появляется возможность упреждать противника на всех этапах развертывания и ведения боевых действий.

Противная сторона всегда будет отставать на несколько шагов, что лишит ее возможности предпринимать какие-либо ответные действия, что приведет ее, в конечном счете, к полному хаосу и потере боеспособности. Данные теоретические выкладки были полностью подтверждены в ходе боевой операции американцев в Ираке (2003 год).

В статье было введено понятие «сетецентрические силы», под которым понимались войска, оружие и военная техника, способные принимать участие в Network-centric warfare.

Концепция «сетецентрической войны» основывается на последних научных достижениях в области компьютерных и коммуникационных технологий и электроники. По информационным каналам передаются данные в виде цифровых и голосовых сообщений, потокового видео.

Основу информационного пространства сетецентрической войны составляет GIG или «Глобальная информационная решетка», функционирование которой обеспечивает мощная группировка навигационных, разведывательных и коммуникационных спутников. Информационно-коммуникационная сеть состоит из трех основных элементов:

  • разведки;
  • органов управления;
  • средств поражения (подавления).

Теория сетецентрической войны базируется на трех основных постулатах:

  1. Если объединить вооруженные силы мощными и надежными сетями, то это позволит перейти на качественно новый уровень обмена информацией. Во время проведения сетецентрических боевых операций командование может получать информацию от отдельных боевых машин и военнослужащих, об их текущем расположении, состоянии и потребностях. Не менее полной является информация и о противнике, которая поступает сразу от множества источников: многочисленных дронов, космических сателлитов, средств наземной и радиоэлектронной разведки. Кроме того, пользователи информации являются одновременно и ее поставщиками.
  2. Постоянный обмен информацией повышает ее качество и уровень общей информированности о процессах, происходящих на театре военных действий. Достигается так называемая всеобщая осведомленность (shared awareness). Картинка реального боя, происходящего на Ближнем Востоке или в Южной Америке, мгновенно высвечивается на компьютерах Пентагона.
  3. Повышение информированности позволяет обеспечивать сотрудничество и самосинхронизацию между различными подразделениями и родами войск, что, в свою очередь, резко повышает эффективность выполнения боевой задачи. Одной из особенностей сетецентрической войны является возможность самоорганизации на низовом уровне и горизонтальных связей между различными подразделениями на поле боя.

 

s11

Отличительными особенностями сетецентрической войны являются:

  1. У командования появляется возможность использовать вооруженные силы, разделенные географически. Раньше было необходимо, чтобы подразделения и службы их обеспечения находились рядом друг с другом и в непосредственной близости от противника или объекта, который удерживается. Теперь эти ограничения сняты, что было подтверждено в ходе реальных боевых действий. Любая война – это не только подразделение солдат, идущее в атаку, но и сложнейшая логистическая задача, особенно трудно решать ее в современной маневренной войне. Использование сетецентрических методов обещает настоящую революцию в организации адресного тылового снабжения. Так, например, во время проведения операции «Иракская свобода» в 2003 году вооруженные силы США впервые использовали информационную систему МТС (Army’s Movement Tracing System). С помощью огромного количества датчиков они отслеживали месторасположение танков, БТР и БМП на всем театре военных действий и получали запросы на поставку боеприпасов, запасных частей, топлива от их экипажей в режиме реального времени. Система МТС обошлась американским налогоплательщикам в 418 млн долларов, в ее состав входило более 4 тыс. бортовых компьютеров и 100 серверов.
  2. Вести сетецентрические войны способны только высокоразвитые государства с большим военным бюджетом. Пользуясь продвинутыми компьютерными и информационными технологиями, армии таких стран способны установить всеохватывающее наблюдение над театром военных действий. Перед началом второй войны в Ираке (2003 году) американцы разместили над этой страной значительную спутниковую группировку, состоящую из более чем сорока сателлитов.
  3. Создание общей информационной сети позволяет наладить эффективное взаимодействие между различными субъектами в боевом пространстве. Это создает возможность подразделениям, разделенным географически, проводить совместные действия, распределять между собой задачи и объемы выполнения работ, что позволяет быстрее реагировать на изменение ситуации. Подобная особенность сетецентрических боевых действий способствует самоорганизации вооруженных сил на низовых уровнях, созданию между различными подразделениями горизонтальных связей. Самоорганизация и самосинхронизация обеспечивает возможность для низовых подразделений действовать практически автономно, самостоятельно формулировать и решать оперативные задачи, исходя из доступа к общему массиву информации и понимая замысел командования. Так, например, более 80% боевых вылетов авиации уже с начала 2000 годов (кампании в Афганистане и Ираке) проводится без предварительного определения целей, они поступают пилотам непосредственно от сухопутных частей, находящихся на передовой. Для этого американцам пришлось разработать еще одну систему связи и управления — ТВМСS (Theater Battle Management Core Systems).

В Ираке командиры эскадрилий палубной авиации, используя общую информационную систему, могли проводить совместное планирование будущих операций со своими армейскими коллегами.

Кроме принципов, элементов и основных отличий сетецентрической войны, существуют и основные фазы подобных конфликтов. Первоначально они были описаны теоретиками этой доктрины, а затем подтверждены на практике. Существует четыре основные фазы:

  1. Уничтожение вражеской разведывательно-информационной системы: средств разведки, штабов, центров обработки информации и управления.
  2. Завоевание полного господства в воздухе путем подавления и уничтожения ВВС и ПВО противника.
  3. Уничтожение сухопутных войск противника, при этом особенное внимание уделяется ракетным комплексам, артиллерии и бронетехнике.
  4. Подавление очагового сопротивления неприятеля.

s12

«Иракская свобода»: первая война постмодерна

Американскую операцию «Иракская свобода» (2003 год) считают первой в истории сетецентрической войной. Многие российские эксперты считают вторую войну США в Ираке обычной воздушно-наземной войной, которая является, по сути, разновидностью глубокой операции. Однако, если присмотреться внимательно, то можно заметить значительные отличия этого конфликта, которые прямо указывают на его сетецентрический характер.

Прежде всего, бросается в глаза необычное соотношение наступающих и обороняющихся войск, а также удивительная быстротечность данной кампании.

Перед началом вторжения американо-британской коалиции армия Ирака являлась серьезной военной силой с богатым боевым опытом, включая и борьбу против вооруженных сил западных стран. Саддам Хусейн располагал 23 дивизиями сухопутных войск и элитной Республиканской гвардией общим числом более 230 тыс. человек. Кроме того, еще 200 тыс. солдат и офицеров несли службу в войсках ПВО и авиации. У Ирака имелось 2200 танков (из них более 700 – Т-72), более 3 тыс. БМП и БТР, 4 тыс. единиц ствольной артиллерии, РСЗО и минометов. В распоряжении обороняющейся стороны были баллистические ракеты средней дальности (100 штук), 500 боевых вертолетов и самолетов, более сотни ЗРК разных типов. Кроме этого, у Ирака имелись еще и иррегулярные войска, а численность резервистов составляла 650 тыс. человек.

Американцы вместе с британцами имели в своем распоряжении шесть сухопутных дивизий (110 тыс. чел.), 180 тыс. человек в авиации и на флоте, они имели на вооружении 500 танков, 1300 БМП и БТР, 900 единиц ствольной и реактивной артиллерии, 200 ЗРК. Главной силой союзников, конечно же, была авиация – ударная группировка могла рассчитывать на 1300 вертолетов и самолетов, а также 1100 крылатых ракет.

То есть, получается, что перед началом боевых действий сухопутные войска наступающей стороны уступали обороняющимся в несколько раз (по танкам и артиллерии в 4,4 раза). Удивительная ситуация для любой операции. Коалиция имела подавляющее превосходство в воздухе, но иракцы были готовы к этому: они вообще отказались от использования собственной авиации, понимая, что она будет мгновенно выбита. Сухопутные войска были предельно рассредоточены и расположили свои оборонительные рубежи на территориях с трудным рельефом местности, прикрывшись естественными препятствиями.

s7

Иракские дивизии подготовили глубоко эшелонированную оборону, основанную на большом количестве опорных пунктов, расположенных на окраинах городов. Их тактика была ясна: навязать противнику бои на заранее подготовленных позициях и нанести ему неприемлемый урон. Командование иракской армии пообещало противнику превратить Багдад в новый Сталинград. В случае прорыва оборонительных позиций войска должны отступать в города и завязывать городские бои.

Стратегический план операции союзников состоял из нескольких пунктов. Прежде всего, они должны были завоевать полное господство в воздухе, подавив иракское ПВО. Затем сухопутные войска коалиции намеревались окружить иракские части, находящиеся вокруг Басры, нанести фланговый удар по первому эшелону обороны противника и после рейда по пустынной территории страны нанести удар по Багдаду.

Задача завоевания господства в воздухе была решена очень быстро, после этого авиация коалиции занялась нанесением ударов по наземным объектам и поддержке сухопутных войск.

Одна британская дивизия заблокировала Басру, а три американские – пошли в рейд на Багдад. Уже через четверо суток американцы вышли к предместьям Багдада, а примерно через две недели столица Ирака была взята в кольцо. Все контратаки обороняющихся были отбиты с большими для них потерями, а вскоре началось повальное дезертирство иракских солдат.

Разгром иракской армии кажется типичной воздушно-наземной операцией, с массированным использованием боевой авиации, однако это не совсем верно. Только благодаря использованию сетецентрических инструментов американцам удалось добиться таких быстрых и впечатляющих результатов.

s9

Все воздушное пространство Ирака круглосуточно контролировалось с помощью самолетов AWACS, с их помощью происходило и управление авиацией коалиции. Американцами использовалась радиолокационная система J-Stars, установленная на борту самолетов. Она выявляла источники радиоизлучения противника, по которым уничтожались РЛС, станции РЭБ, ретрансляторы, радиопередатчики.

Важнейшую роль в успешном завершении американской кампании в Ираке сыграла система управления и связи FBCB2. Она связывала в единую информационную сеть системы разведки, целеуказания, позиционирования, планирования боевых действий и снабжения войск. Опытные версии FBCB2 использовались во время военных конфликтов в Афганистане и Югославии.

Терминалы системы FBCB2 были установлены на всех танках, БМП, БТР, САУ и РСЗО. Ими обеспечивались наземные командные пункты, передовые наводчики артиллерийского огня и авиации. Система FBCB2 имела двухуровневую систему связи: с воздушным и космическим сегментом.

Используя систему FBCB2, командиры низшего звена имели доступ к информации о расположении своих войск и подразделений противника, поэтому атаки на иракские позиции и опорные пункты чаще всего осуществлялись с тыла или флангов. Имея представление, где находится неприятель, американцы стремились вести огонь на дистанциях, которые исключали попадание под ответный огонь противника. С помощью FBCB2 командиры американских подразделений могли на поле боя напрямую взаимодействовать с артиллерийскими подразделениями и с авиацией.

U.S. soldiers stand near the Swords of Qadisiyah monument in Baghdad March 13, 2008. Picture taken March 13, 2008. REUTERS/Ceerwan Aziz (IRAQ)

Иракская артиллерия обнаруживалась сразу же после первых пристрелочных выстрелов с помощью радиолокационных станций. В воздухе постоянно находилась авиация коалиции, которая незамедлительно получала информацию прямо от передовых частей.

Иракцы попадали под огонь противника уже на этапе сосредоточения войск, они не могли нанести урон противнику даже ценой собственной гибели. Это сильнейшим образом деморализовало войска. Силы коалиции, полностью владея тактической информацией, наносили превентивные удары по скоплению иракских войск, уничтожали силы противника по частям.

Пользуясь подавляющим информационным преимуществом, силы коалиции могли уничтожать даже превосходящего по численности противника. Немногочисленные попытки контратак всегда разбивались о полную осведомленность войск коалиции о том, где и какими силами ожидать удара.

Сетецентрические методы ведения войны позволяли американским командирам всегда быть на несколько шагов быстрее, чем их противники. Также следует отметить тот факт, что в нанесении ударов силы коалиции отдавали приоритет штабам и узлам связи противника. После их уничтожения иракские подразделения, построенные по иерархическому принципу, превращались просто в вооруженные и неуправляемые толпы.

После окончания войны 2003 года в Персидском заливе американцы продолжили совершенствовать инструменты сетецентрической войны. В настоящее время работает программа Joint Battle Command Platform, согласно которой носимыми терминалами оснащаются все военнослужащие подразделений постоянной готовности. Система FBCB2 расширена до уровня С4. Ударными темпами происходит увеличение количества беспилотных летательных аппаратов в войсках, их количество превысило численность танков. Причем, большая часть дронов выполняет разведывательные функции.

В 2010 году было создано Кибернетическое командование, под руководство которого отдали GIG. Оно непосредственно подчиняется Стратегическому командованию страны. То есть, американцы приравняли информационную сеть к ядерной триаде.

s4

А что Россия?

Вооруженные силы России до сих пор опираются на доктрину глубокой операции, которая была разработана в 30-е годы прошлого столетия. Основной упор делается на наращивании количества боевых платформ (самолетов, танков, ЗРК) и улучшения их качества.

Подобная стратегия выглядит ошибочной. В конфликте, когда один из его участников использует сетецентрические методы, количество танков и ЗРК отходит на второй план. Куда важнее скорость управления имеющимися силами. Конфликт двух противников, один из которых использует сетевые информационные технологии для управления войсками, напоминает бой слепого боксера со зрячим. Абсолютно неважно, насколько хорошо подготовлен слепой боец – ему все равно не победить.

В России существуют единичные разработки систем вооружения и управления, которые можно было бы использовать в сетецентрической войне, но они уже многие годы находятся в стадии испытаний, нет необходимой системы связи, отсутствуют протоколы обмена информацией между различными подразделениями и родами войск.

Troops watch a rocket fired from MLRS (Multiple Launch Rocket System) take off somewhere in the Iraq desert. Photo by: David Leeson/The Dallas Morning News