fbpx

Крейсер «Варяг»: история корабля, достоинства и недостатки, участие в Русско-Японской войне

«Варяг»
Бронепалубный крейсер русского Тихоокеанского флота «Варяг»

В истории российского Военно-Морского флота оставили свой след самые разные корабли, однако едва ли не самым известным из них стал крейсер «Варяг». Его первый и последний бой на протяжении и сегодня считается едва ли не самым ярким проявлением беспримерного героизма русских моряков. Чтобы понять, что именно произошло с крейсером в роковой день 27 января 1904 года (по старому стилю), следует обратиться к основным фактам его «биографии», которая стала довольно краткой.

История создания корабля

В 1897 году правительство Российской Империи утвердило ряд дополнений к основной программе по строительству военно-морского флота. Причиной этого решения стала нарастающая активность Японии. Долгое время её недооценивали, считая отсталой и слабой, однако игнорировать быстрое усиление японского военного потенциала со временем стало невозможно. Особенную тревогу вызывало постоянно увеличивающееся количество современных боевых кораблей. Было вполне очевидно, что в ближайшие годы Япония станет обладательницей самого мощного флота на Дальнем Востоке.

В рамках реализации обновленной программы кораблестроения Россия в 1898 году заключила контракт с американской компанией «Уильям Крамп и сыновья». Это соглашение предусматривало строительство нового бронепалубного крейсера, водоизмещение которого должно было составить шесть тысяч тонн. В первоначальном варианте договора никаких других требований к будущему кораблю не устанавливалось.

Можно сказать, что уже одно только это более чем странное «техническое задание» стало впоследствии одной из причин гибели «Варяга». Договор определял лишь сроки строительства крейсера (20 месяцев) и стоимость выполнения работ – около четырех с половиной миллионов рублей.

Крейсер «Диана»
Бронепалубный крейсер «Диана», который первоначально рассматривался как возможный прототип для «Варяга»

В соглашении, кроме того, указывалось, что спецификацию корабля предстоит точно определить в ходе его изготовления на заводе — по итогам консультаций между заказчиком и исполнителем.

Чарльз Крамп не упустил случая воспользоваться столь свободным форматом договора. Когда в июле 1898 году в США прибыла российская комиссия, возглавляемая капитаном первого ранга А.А. Данилевским, сразу же выяснилось, что «американская сторона» не склонна прислушиваться к запросам заказчика. В частности, Крамп настоял на увеличении проектного водоизмещения корабля и повышении мощности силовой установки.

Этим «капризам», ко всему прочему, потакал морской атташе Российской Империи Д. Ф. Мертваго – невзирая даже на то, что он всё время находился в Вашингтоне, а крейсер строился на верфях в Филадельфии (кроме того, там был заложен еще и эскадренный броненосец). Если бы подобное происходило сегодня, то журналисты, вероятно, уже говорили бы про «откаты» в пользу высокопоставленных чиновников.

Дальнейшие разногласия между российской комиссией и Чарльзом Крампом происходили по следующим основным вопросам:

  1. Максимальная проектная скорость. Комиссия настаивала на том, что она должна была составить 23 узла, что казалось Крампу завышенным требованием;
  2. Внешний облик корабля. Американцы хотели сделать «Варяг» похожим на японский «Касаги», в то время как в России предпочли бы получить крейсер, построенный по образцу «Дианы» (то есть такого же типа, как всем известная сегодня «Аврора»);
  3. Состав вооружения. Комиссия настаивала на оснащении корабля орудиями калибра 203 мм, но в компании «Крамп и сыновья» полагали, что в этом случае не удастся сделать крейсер достаточно лёгким.
Крейсер «Касаги»
Японский крейсер «Касаги» — еще один несостоявшийся прототип «Варяга»

Поскольку российское правительство не пожелало поддержать в полной мере собственную комиссию, американцам удалось настоять на своём по большинству спорных моментов. Из-за этого главным калибром «Варяга» стали шестидюймовые (152 мм) орудия, а основой силовой установки – так называемые котлы Никлосса. Правда, требование комиссии о необходимости оснащения главных механизмов корабля электрическими приводами было выполнено, но за это пришлось доплачивать отдельно.

Построили крейсер лишь к 22 сентября 1900 года – в поставленные сроки компания «Крамп и сыновья» не уложилась. За несколько месяцев до этого были проведены ходовые испытания корабля, в ходе которых он двигался на скорости в 24,6 узла, то есть даже быстрее, чем хотел заказчик. После подписания акта приёмки на борт поднялся российский экипаж, включавший в себя 21 офицера, 9 кондукторов и 550 матросов («нижних чинов»). Первым командиром крейсера стал В.И. Бэр, капитан первого ранга.

3 мая 1901 года «Варяг» прибыл в Кронштадт, где его осмотрел Николай II и некоторые члены семьи самодержца. Императору новый крейсер понравился – до такой степени, что он полностью одобрил принятое ранее решение не накладывать штрафные санкции на компанию «Крамп и сыновья» за нарушение условий договора. Вскоре корабль отправился к месту своей постоянной службы – на Дальний Восток. На этом несколько затянувшаяся история создания крейсера «Варяг», даже краткое содержание которой требует упоминания о целом ряде технических аспектов, закончилась.

Конструкция крейсера

«Варяг» создавался как корабль, превосходящий по своим боевым качествам «Диану» или «Аврору», которые к началу Русско-Японской войны фактически уже устарели.

Эскизы «Варяга»
Эскиз двух основных проекций крейсера «Варяг»

Действительно, проект нового крейсера оказался достаточно передовым для начала 20-го столетия. К сожалению, в то же время при строительстве корабля был допущен целый ряд просчетов, которые резко снизили его реальную боеспособность.

Корпус

«Становым хребтом» крейсера являлся киль, соединявший носовой и кормовой штевни (массивные бруски, отлитые из бронзы) и состоявший из стальных профилей и листов. Непосредственно к нему крепились так называемые флоры (поперечные листы, образующие каркас нижней части корабля). Поверх образовавшейся конструкции укладывалось второе дно, которое простиралось на всю длину корпуса и служило хорошей опорой для силовой установки и различных механизмов.

Вторую «крышу» корпуса образовывала массивная бронепалуба, служившая одновременно основным элементом защиты корабля от артиллерийского огня противника. В носовой части крейсера имелось возвышение (полубак). Благодаря этому «Варяг» мог успешно преодолевать крупные волны, образующиеся во время шторма и не терять продольной устойчивости. Общая высота корпуса достигала 10,46 метра при проектной массе в 2 900 тонн.

Бронепалуба

Защита внутренних помещений крейсера обеспечивалась соединенными между собой броневыми плитами толщиной в 38,1 и 19 мм, образующими единую бронепалубу, которую из-за её конфигурации называли «карапасной» (то есть черепахоподобной). Она закрывала корабль не только сверху, но и по бортам, опускаясь на 1,1 метр ниже ватерлинии. Возвышение бронепалубы над машинным отделением составляло 7,1 м, а над основной линией корпуса – 6,48 м.

Борта «Варяга» дополнительно защищались так называемыми коффердамами – водонепроницаемыми отсеками между бронепалубой и внешней обшивкой. С внутренней стороны к ним примыкали угольные ямы.

Погрузка угля на «Варяг»
Погрузка угля на крейсер «Варяг»

Таким образом, повреждения, полученные при попадании снаряда в борт, могли быть локализованы без фатальных последствий для корабля – даже пробитие брони само по себе не приводило к поражению жизненно-важных механизмов. Внутреннего содержания коффердамы не имели, хотя поначалу их хотели заполнить целлюлозой.

Силовая установка и винты

Крейсер «Варяг» приводился в движение паровыми машинами, максимальная мощность которых составляла 20 тысяч лошадиных сил, но в силу целого ряда технических причин это значение на практике никогда не достигалось. Работа силовой установки обеспечивалась тридцатью котлами Никлосса, размещенными в трёх отделениях: 10 в носовом, 12 в кормовом и 8 – в среднем.

Следует отметить, что в последние годы 19-го века котлы Никлосса являлись новинкой, отличаясь от использовавшихся ранее и аналогичных по назначению устройств, прежде всего, сравнительно малым весом. Инициатором оснащения «Варяга» такими котлами стал Чарльз Крамп. В дальнейшем это решение обернулось довольно неприятными последствиями, став причиной многочисленных поломок.

В качестве движителей корабля использовались два трёхлопастных винта с шагом в 5,6 метра. Для первоначального проворачивания валов, к которым они присоединялись, на крейсере имелись своеобразные «стартёры» — вспомогательные двухцилиндровые паровые машины.

Электрооборудование

Значительная часть механизмов крейсера «Варяг» была оборудована электрическими приводами. Кроме того, на борту имелись осветительная система, опреснительная установка и другое оборудование, также нуждавшееся в электроэнергии. Общий объем потребления составлял более 400 киловатт – очень много для корабля подобного размера тех лет.

Схема котла Никлосса
Схема котла Никлосса

Выработка энергии осуществлялась тремя динамомашинами. Одна из них находилась на жилой палубе, а две другие – на носу и корме. При их выходе из строя питание могло осуществляться по аварийной схеме, от шестидесяти аккумуляторов, размещенных в особом отсеке.

Перечень основных потребителей электроэнергии таков:

  1. Вентиляторы (котельные, машинные и общекорабельные). Во время работы использовали до 119,2 кВт;
  2. Освещение. Всего 700 ламп, в номинальном режиме включалась половина из них, потребляя 22,4 кВт;
  3. Элеваторы орудий. Расходовали до 33,3 кВт при половинной загрузке;
  4. Водоотливные насосы. Их было шесть, но обычно подключался лишь один, потребляя 40 кВт;
  5. Прожекторы. Требовали 54 кВт;
  6. Лебедки (шлюпочные, мусорные и для подъема якорей). Потребляли в общей сложности 136,1 кВт.

Кроме того, электричество использовалось на камбузе для работы тестомешалок и в других целях.

Система вентиляции

Вентиляция на крейсере «Варяг» была довольно мощной и хорошо развитой. Особое внимание уделялось машинным отделениям – воздух в них полностью обновлялся двадцать раз в течение часа. Правда, при движении на полном ходу температура внутри этих помещений всё равно достигала сорока трёх градусов или даже более.

В артиллерийских погребах обеспечивалось ежечасное двенадцатикратное обновление воздуха, а в остальных внутренних помещениях, находящихся под бронёй – пятикратное. Хуже всего вентилировалось помещение, отведенное под носовую динамомашину, из-за чего температура внутри него часто достигала 55 градусов.

Системы жизнеобеспечения

Экипаж крейсера размещался в основном на жилой палубе и частично – в носовой части, непосредственно под полубаком.

Кают-компания «Варяга»
Кают-компания крейсера «Варяг»

«Нижние чины» обеспечивались подвесными койками, убиравшимися в дневное время, и рундуками. Для приема пищи матросы использовали складные столы.

Наилучшие условия были созданы для командира корабля. Отведенные для него помещения занимали кормовую часть жилой палубы, простиравшуюся на 12 метров в длину. Каюты для офицеров были одноместными, площадь их составляла шесть квадратных метров. Кондукторы размещались в двухместных каютах. Старший штурман, старший инженер-механик и старший офицер находились в несколько лучших условиях – их каюты имели площадь в 10 кв.м.

Помимо этого, на жилой палубе располагался лазарет с отдельной операционной, аптека, баня и корабельная церковь. Имелись также две кают-компании – для офицеров и кондукторов.

Состав вооружения

Основным вооружением крейсера «Варяг» являлись двенадцать шестидюймовых (152 мм) орудий со стволами длиной в 45 калибров. Они разделялись на две батареи – носовую и кормовую, по шесть пушек в каждой. Заряжание орудий главного калибра было раздельным (гильза с зарядом бездымного пороха и снаряд). Боекомплект составлял в общей сложности 2388 выстрелов, по 199 на одну пушку.

Главную артиллерию дополняла третья батарея, состоявшая из двенадцати 75-мм орудий. Заряжались они унитарными патронами, общее количество которых составляло 3000 штук, по 250 выстрелов на каждую пушку.

«Контрминоносная» артиллерия «Варяга» состояла из восьми 47-мм и двух 37-мм орудий, стрелявших унитарными патронами. Боекомплект к этим пушкам составлял, соответственно, 5000 и 2584 выстрела.

Орудие главного калибра «Варяга»
Одно из орудий главного калибра крейсера «Варяг»

Кроме того, на корабле имелись две 63,5-мм пушки на колесных лафетах. Они предназначались не для морского боя, а для вооружения десанта и могли вести огонь непосредственно из шлюпок. В состав боекомплекта к этим орудиям входило 1490 унитарных патронов.

Около боевой рубки на кронштейнах устанавливались два пулемета калибра 7,62 мм. Предназначались они для обстрела катеров и миноносцев противника.

Крейсер оснащался шестью торпедными аппаратами (381 мм). Четыре из них были поворотными и размещались по бортам корабля. На носу и корме находились стационарные аппараты. Боекомплект состоял из двенадцати торпед.

При выполнении десантных и вспомогательных операций «Варяг» мог спустить на воду два паровых катера. Они обеспечивались отдельными торпедными аппаратами калибра 254 мм. Боекомплект — шесть торпед, по три на каждый катер.

В состав вооружения крейсера также входило 35 мин заграждения. Устанавливать их следовало при помощи шлюпок и плотов. Такой способ в те годы являлся общепринятым.

К сожалению, приходится констатировать, что в начале 20-го века шестидюймовые орудия считались уже недостаточно мощными для вооружения кораблей такого класса, как «Варяг». Это в значительной мере снижало реальные возможности крейсера. Отказ от установки более крупных восьмидюймовых пушек был вызван стремлением к максимальному облегчению корабля – в противном случае он не смог бы развить проектную скорость.

В то же время основным недостатком артиллерии «Варяга» стало её открытое размещение на верхней палубе. У пушек не было даже самых примитивных щитов – их сняли, стараясь максимально уменьшить вес корабля. В результате артиллеристы во время боя попадали в очень уязвимое положение.

Пушка Кане «Варяга»
75-мм пушка Кане, которой вооружался крейсер «Варяг»

Тактико-технические характеристики

Основные параметры крейсера «Варяг» выглядят следующим образом:

Водоизмещение 6604 тонны
Длина корабля 129,56 м
Ширина 15,9 м
Осадка 5,94 м
Максимальная скорость 24,59 узла
Экономическая скорость 10 узлов
Запас топлива 1350 тонн (уголь)
Дальность плавания 3270 миль при нормальной загрузке, до 6100 при максимальной
Экипаж 580 человек (из них 21 офицер, включая командира)

Максимальную скорость «Варяг» мог развить далеко не всегда, что было связано с ненадёжностью котлов, которые приходилось ремонтировать почти каждый раз после интенсивного использования.

Прохождение службы

В свой первый поход крейсер «Варяг» отправился из порта Филадельфии 20 марта 1901 года. Ему предстояло пересечь Атлантический океан и добраться до Кронштадта – главной базы Балтийского флота. Протяженность этого маршрута составила 5083 мили. Этот переход поначалу проходил вполне благополучно, несмотря на сильный ветер и значительное волнение – мореходные качества корабля оказались почти безупречными.

Тем не менее уже вскоре выяснилось, что расход угля несколько превышает установленные нормативы. Из-за этого крейсер вынужден был сделать внеплановую остановку на Азорских островах, задержавшись там на пять дней из-за сильного шторма. Следующим пунктом на маршруте стал Шербур. В этом порту на борт «Варяга» поднялся французский инженер Никлосс, изобретатель установленных на корабле котлов. Его, как и прибывшую в тот же день комиссию британского парламента, интересовало состояние этого оборудования после длительного перехода через океан.

Проведенные проверки не выявили никаких неисправностей, однако команда «Варяга» всё же выполнила переборку основных механизмов и лишь затем корабль продолжил своё путешествие. В Кронштадт он прибыл 3 мая.

«Варяг» на ходовых испытаниях
Фотография, сделанная во время ходовых испытаний «Варяга» в Атлантическом океане

5 августа того же 1901 года «Варяг» отправился к месту прохождения службы, на Дальний Восток. На первом этапе этого перехода крейсер сопровождал яхту «Штандарт», на борту которой находился Николай II-й. 16 сентября корабль покинул последний по маршруту европейский порт Шербур и направился в Средиземное море, откуда проследовал через Суэцкий канал в Индийский океан. Во время этого похода котлы новой для русского флота конструкции впервые по-настоящему «напомнили о себе». Во время каждой из остановок их пришлось ремонтировать. После прибытия в Порт-Артур в конце февраля 1902 года силовую установку крейсера изучила специально созданная для этого комиссия, которая пришла к выводу о том, что «Варягу» нельзя развивать скорость более 20 узлов, а на длинных дистанциях необходимо ограничиться шестнадцатью узлами.

На протяжении всего марта и апреля 1902 года «Варяг» стоял на ремонте. Команда проводила учения без выхода в море. В мае корабль отправился в «крейсерский» поход, на протяжении которого «Варяг» перемещался главным образом вдоль берегов Квантунского полуострова.

В августе 1902 года котлы вновь пришлось ремонтировать. Починка отняла около двух месяцев. Затем был совершен кратковременный поход в Корею, после которого корабль оставался в у причальной стенки вплоть до апреля следующего года.

После двух коротких переходов весной 1903 года, «Варяг» опять оказался в вооруженном резерве. Причиной послужили как с очередными поломками, так и плановая «ротация» экипажа. К октябрю 1903 года выяснилось, что полностью починить «Варяг» на месте его постоянной службы невозможно – для этого требовался сухой док.

Полубак «Варяга»
Вид на полубак крейсера «Варяг»

О. В. Старк (в то время он руководил Тихоокеанским флотом), направил в Главный штаб ВМФ донесение, в котором предложил отправить «Варяг» в Кронштадт для последующего капитального ремонта. Поддержки эта инициатива не получила. Представители Морского министерства посчитали, что крейсер должен прослужить хотя бы еще один год. Правда, одновременно во Владивосток отправили целый ряд деталей для починки силовой установки, но эта «посылка» к началу войны 1904-1905 года не успела добраться до получателя.

Примерно за два месяца до нападения Японии корабль, в связи с его ограниченной боеспособностью (максимальную скорость пришлось снизить до 17 узлов), «переключили» на выполнения дипломатических миссий. В ходе одной из них «Варяг» оказался в порту Чемульпо (ранее он уже наносил туда кратковременные визиты). Рядом с ним на рейде находился еще один небольшой российский корабль – «Кореец», представлявший собой тихоходную канонерскую лодку с устаревшим вооружением.

Последний бой

В январе 1904 года уже мало кто сомневался в скором начале войны. В подобных условиях пребывание русских кораблей вдалеке от главной базы становилось всё более рискованным, однако российский посол Павлов, не давал разрешения на возвращение домой. Только 26 января, после того, как прервалась телеграфная связь, «Кореец» отправили в Порт-Артур. На борту этого небольшого корабля находилась дипломатическая почта. «Варяг» по-прежнему стоял на якоре в Чемульпо.

Почти сразу после выхода в море русская канонерка неожиданно столкнулась с целой эскадрой.

Японский крейсер «Асама»
Японский броненосный крейсер «Асама», основной противник «Варяга» в ходе боя у Чемульпо. В носовой и кормовой части расположены орудийные башни

Вблизи Чемульпо находились:

  1. Два броненосных крейсера, в том числе отлично вооруженная и бронированная «Асама»;
  2. Четыре крейсера II-го класса;
  3. Четыре миноносца;
  4. Три транспортных судна.

Если верить командиру канонерки Г.П. Беляеву, российский корабль подвергся торпедной атаке, но уцелел – японцы просто не попали в него. После этого канонерской лодке пришлось отступить в Чемульпо. Последовало разбирательство – Беляев доложил о случившемся командиру «Варяга» В.Ф.Рудневу, а тот обратился за посреднической помощью к старшему по рейду, капитану английского крейсера Talbot.

Японцы, оправдывая свои действия, заявили, что «Кореец» угрожал их транспортам. Кроме того, они отрицали факт запуска торпед.

Лишь наутро Руднев и Беляев узнали о начале военных действий. Вскоре на русский крейсер был прислан ультиматум (его автором стал Уриу, контр-адмирал, командовавший вражеским корабельным отрядом). Противник требовал вывести русские корабли из Чемульпо, угрожая в случае отказа потопить их прямо на рейде.

В этот день в Чемульпо, кроме «Варяга», «Корейца» и парохода «Сунгари», находилась канонерка из состава ВМС США, а также французский, итальянский и английский крейсера («Паскаль», «Эльба» и уже упомянутый «Тэлбот»). Командиры всех этих кораблей также получили послания от японцев с предложением о выходе из порта – во избежание случайных жертв при возможном бое.

На борту «Тэлбота» состоялось краткое совещание. Обсудив ситуацию, англичане, американцы, итальянцы и французы выразили протест японскому адмиралу. При этом В.Ф. Руднев обратился к совещавшимся с просьбой о сопровождении русских кораблей до выхода из корейских территориальных вод, но получил отказ. Стало ясно, что серьёзной помощи от «нейтралов» не последует.

Канонерская лодка «Кореец»
Канонерская лодка «Кореец», второй участник боя у Чемульпо

Проанализировав обстановку, В.Ф. Руднев принял принципиальное решение покинуть Чемульпо (что в принципе отвечало требованиям ультиматума) и прорываться к своим, вступив при необходимости в сражение. На обоих русских кораблей были проведены военные советы, все участники которых согласились с предложением командира.

Приняв такое решение, русские моряки проявили величайшее мужество, поскольку японская эскадра обладала подавляющим перевесом. Один только «Асама» уже вполне мог уничтожить оба русских корабля, а общее превосходство артиллерии противника можно приблизительно оценить как восьмикратное.

Якоря были подняты в 11 часов 20 минут, после чего «Варяг» и «Кореец» прошли мимо стоящих на якорях иностранных кораблей, приветствуя команды каждого из них. Находившийся на борту оркестр поочередно исполнил национальные гимны Великобритании, Италии, Франции и США. Это действительно был «последний парад», навсегда врезавшийся в память каждого из тех, кому посчастливилось его увидеть.

Иностранные моряки вполне искренне восхищались мужеством людей, идущих на верную гибель, но у командиров нейтральных кораблей к этим чувствам наверняка примешивалось еще и облегчение – ведь если бы «Варяг» и «Кореец» остались в бухте, перед англичанами, американцами, итальянцами и французами встал бы крайне неприятный выбор.

Японский контр-адмирал, находившийся на борту крейсера «Нанива», получил сообщение о выходе русского отряда из порта не сразу. Тем не менее он быстро оценил ситуацию и приказал командирам «Асамы» и «Чиоды» немедленно выдвинуться навстречу «Варягу». Сам Уриу на «Наниве» и еще один корабль («Нийтака») шли следом, с небольшим отставанием.

Крейсер «Нанива»
Крейсер «Нанива» — флагманский корабль эскадры контр-адмирала Уриу

Противник был замечен русскими офицерами своевременно, хотя они и не вполне правильно восприняли смысл японского маневра. Руднев посчитал, что японцы выстраиваются в кильватерную колонну, чего в действительности не происходило. После выхода на дистанцию в 45 кабельтовых на мачтах японского флагмана появились сигналы — Уриу предложил капитуляцию. Ответа не последовало.

В 11 часов 44 минуты раздались первые выстрела. Их сделали артиллеристы «Асамы», выпустив несколько фугасных снарядов. Они легли с перелетом, взорвавшись при столкновении с водой, что в первый момент удивило Руднева.

В 11.47 шестидюймовые орудия «Варяга», приступили к пристрелке. По всей видимости, именно в этот момент или чуть раньше в русский крейсер попал первый снаряд противника. В результате была почти полностью уничтожена одна из дальномерных команд. Возглавлявший её мичман мгновенно погиб (от него остался только фрагмент руки). Та же участь постигла и двух его подчиненных, а еще три матроса получили тяжелые ранения. Эти первые потери лишили «Варяг» возможности обеспечивать надлежащую точность артиллерийского огня.

Почти сразу же после этого японцам удалось вывести из строя весь расчет шестидюймового орудия №3. Русских артиллеристов поразили осколки снаряда, который даже не попал в сам корабль, а разорвался неподалеку от борта. Поблагодарить за это следовало бы американских проектировщиков – ведь именно они во время строительства крейсера настояли на установке ничем не защищенных орудий на верхней палубе.

«Кореец» открыл огонь по японским кораблям одновременно с «Варягом», однако сразу же стало ясно, что помочь своим товарищам канонерская лодка не сможет – её устаревшие орудия, рассчитанные на использование черного пороха, не обладали необходимой дальнобойностью.

«Варяг» после боя
Крейсер «Варяг» после возвращения из боя

Тем временем по русскому отряду начали стрелять еще два крейсера противника. Порой прилетали и отдельные снаряды, выпущенные японскими кораблями, находившимися пока на более значительном удалении.

Артиллеристы «Варяга» отвечали противнику, ведя довольно интенсивную стрельбу, но никаких результатов её не замечалось. По сообщению одного из английских офицеров, наблюдавших за ходом сражения, в какой-то момент в опасное положение попал флагман японской эскадры, однако этот корабль быстро вышел из первой линии, уклоняясь от огня.

Пожар, вспыхнувший на «Варяге» после еще одного попадания (предположительно шестидюймового снаряда), удалось потушить, однако количество раненых постоянно увеличивалось. Кроме того, начали выходить из строя 75-мм орудия, причем не от огня японцев, а вследствие каких-то конструктивных дефектов – накатники не выдерживали интенсивной стрельбы.

В 12 часов 15 минут, в тот момент, когда русский крейсер выполнял предусмотренный маршрутом поворот, приводы его рулей были разбиты снарядом, попавшим в борт неподалеку от боевой рубки. Следующее попадание привело к гибели всего расчета одной из пушек и ранению командира корабля. Сам он, впрочем, по воле судьбы пострадал незначительно, в то время как находившиеся рядом с ним матросы погибли.

Из-за временной потери управления «Варяг» сел на мель и немедленно получил еще несколько снарядов в левый борт. От гибели русский крейсер в этот момент спасло только то, что противник не сразу оценил всю опасность положения «Варяга». Тем не менее понесенный урон был так велик, что продолжать бой становилось невозможным – из-за подводных пробоин корабль опасно накренился. В то же время поступление забортной воды, видимо, привело к тому, что «Варяг» сполз с мели кормой вперед.

«Варяг» после затопления
Крейсер «Варяг» после затопления на внутреннем рейде Чемульпо

Русские корабли начали отход назад, к внутреннему рейду. Команде «Варяга» удалось разогнать тяжело поврежденный крейсер до 11 узлов, несмотря на пожар, разгоревшийся на жилой палубе. Дальнейших повреждений удалось избежать, поскольку преследование осуществлялось только одним броненосным крейсером — остальные корабли «не втиснулись» в узкий фарватер. По некоторым данным, перед входом на внутренний рейд в атаку попытался выйти миноносец, однако японцы опровергают эту информацию.

Бой закончился в 12.45 – ровно через час после первых выстрелов. Вид накренившегося крейсера, на палубе которого лежали трупы и отдельные куски тел, говорил о результатах сражения вполне красноречиво. К сожалению, несмотря на все старания экипажа «Варяга», противник не понёс никакого ущерба. Согласно донесению японского контр-адмирала Уриу, ни один из снарядов, выпущенных русскими орудиями, не достиг целей.

Между тем, в рапорте Руднева говорилось о том, что «Асама» получил в бою тяжелые повреждения, один из миноносцев противника погиб под огнем, а «Такачихо» пострадал так сильно, что это привело в дальнейшем к его затоплению. Командир «Варяга» настаивал на этой версии событий даже через несколько лет, невзирая на то, что «утонувший» крейсер «Такачихо» благополучно ходил по морям в течение более чем десяти лет после этого боя.

Кроме того, Руднев заявил, что в ходе сражения русские артиллеристы потратили 1105 снарядов, достигнув рекордной скорострельности. Последующая проверка показала, что и это заявление крайне далеко от действительности. На что рассчитывал Руднев, столь явно искажая правду, сегодня понять невозможно. Так или иначе, своими фантазиями он в значительной степени смазал впечатление о собственном подвиге и героизме других участников боя.

Подъем «Варяга» со дна
Подъем «Варяга» со дна, лето 1905 года

Дальнейшая судьба корабля

Подсчитав потери (они составили 39 человек убитыми и 74 ранеными) и оценив полученный в ходе боя ущерб, офицеры «Варяга» решили затопить свой корабль, чтобы он не достался противнику. Следует отметить, что канонерская лодка «Кореец» в ходе боя практически не пострадала, однако вести сражение в одиночку она не сумела бы ни при каких обстоятельствах. Поэтому решено было уничтожить и её.

Впоследствии Руднева неоднократно упрекали в том, что он не подорвал «Варяг», а только затопил его, да еще и в неглубоком месте. Однако такое решение являлось вынужденным – вблизи от русского крейсера находился «Тэлбот», который мог пострадать от взрыва. Между тем времени на какие-либо другие действия оставалось немного – японцы могли в любой момент войти в порт.

После эвакуации команды, в 15 часов 50 минут 27 января (8 февраля) 1904 года Руднев лично открыл кингстоны крейсера «Варяг». Корабль начал медленно опускаться на дно бухты. В 16.05 был подорван «Кореец», обломки которого сразу же исчезли под водой. Кроме того, затопить пришлось еще и русский транспорт «Сунгари».

В 18 часов 10 минут «Варяг» полностью затонул. Казалось, что история корабля на этом и закончится, но случилось иначе. В августе 1905 года крейсер был поднят из воды японцами. Спустя две недели его включили в состав Императорского военного флота Японии под названием «Сойя».

«Варяг» близ берегов Шотландии
Крейсер «Варяг», севший на камни близ берегов Шотландии. Снимок сделан в 1920 году

Использовался трофейный крейсер в основном для обучения военных моряков. Конечно, для этого ему потребовался ремонт, продлившийся до июля 1907 года. К этому времени отношения между Японией и Россией существенно улучшились. Одним из результатов «оттепели» стало награждение Руднева вторым по значению японским орденом. Более того, гибель «Варяга» считалась в Японии образцом служения Родине, а краткое содержание боя у Чемульпо обязательно рассказывалось всем, кто проходил службу на «Сойе».

В 1916 году российское правительство сумело выкупить «Варяг» и вернуть его на Родину. Из Тихоокеанского флота корабль перевели во флотилию Северного Ледовитого океана. В сражениях знаменитый крейсер не участвовал, а в начале 1917 года его отправили в Великобританию для проведения очередного ремонта.

7-го ноября 1917-го в России произошла революция, в результате которой к власти пришло правительство большевиков. Поскольку Совнарком отказался оплачивать долги Российской Империи, англичане решили конфисковать «Варяг». Корабль оставался на якоре вплоть до 1920 года, после чего его продали в Германию для разделки на металл. По каким-то причинам отправка его к месту утилизации затянулась, и лишь в 1925 году крейсер попытались отбуксировать к немецким берегам. До пункта назначения «Варяг» не добрался – его погубил сильный шторм. Это произошло в Ирландском море. Поднимать останки корабля уже не стали – вместо этого был организован их подрыв.

В СССР какое-то время не вспоминали о героях «Варяга», однако в послевоенные годы эта ситуация изменилась. В честь легендарного корабля был назван спущенный на воду в 1963-м году гвардейский ракетный крейсер проекта 58. В дальнейшем ГРКр «Варяг» совершил множество походов, прослужив вплоть до 1990 года.

Современный «Варяг»
Современный гвардейский ракетный крейсер «Варяг»

Следующим носителем прославленного имени должен был стать авианосец, строившийся в городе Николаев (проект 1143.6). Но из-за распада СССР строительство этого корабля завершено не было, а в дальнейшем его выкупил Китай. Тем не менее вскоре в составе российского ВМФ вновь появился «Варяг» — это имя было присвоено современному гвардейскому ракетному крейсеру (ГВРК), первоначально носившему название «Червона Украина». Этот корабль остается в строю и сейчас.

Если у вас возникли вопросы - оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них